Предприниматель Питер Диамандис учредил конкурс Automotive X-Prize. Победитель — разработчик самой многообещающей экономичной машины — получит $10 миллионов.

Знаете, почему мы до сих пор не ездим на бесшумных и «чистых» электромобилях? Некоторые поклонники электромобилей уверены, что в мире существует заговор. Крупные автомобильные концерны сговорились с нефтяными компаниями и не дают хода этому перспективному виду техники.

Сегодня настало самое подходящее время для разоблачения «заговора». Знаменитый космический предприниматель Питер Диамандис учредил Automotive X-Prize, совершенно независимый и беспристрастный конкурс, цель которого — разыскать по всему миру самые интересные проекты экономичных и экологических машин, привлечь к ним широкое общественное внимание и по возможности наладить серийное производство лучших из них. На сегодняшний день для участия в соревновании зарегистрировалось 65 команд. Бóльшая часть — американцы, остальные 13 команд прилетят на конкурс из Канады, Европы и Австралии.

Луна, геномы и альтернативный транспорт

Американец с греческими корнями, Диамандис — знаменитый энтузиаст технического прогресса. Много лет назад, читая мемуары Чарльза Линдберга, он узнал, что автор в 1927 году первым в мире перелетел Атлантический океан вовсе не потому, что был безумцем, а с целью выиграть приз Ортейги — $25 000. Будучи соучредителем компании Space Adventures, которая отправила на орбиту первых космических туристов, Диамандис страстно хотел ускорить развитие более доступного суборбитального туризма, и Линдберг подсказал ему, как это сделать. По аналогии с призом Ортейги Диамандис учредил X-Prize, который в 2004 году был присужден Берту Рутану. SpaceShipOne Рутана, согласно условиям конкурса, первым в мире два раза подряд поднялся на высоту более 100 км. Космическим аппаратом, победившим в конкурсе, заинтересовался известный бизнесмен Ричард Брэнсон, был подписан договор, и теперь можно ожидать, что первые суборбитальные полеты с туристами стартуют еще до окончания этого десятилетия. Очевидно, что без конкурса Диамандиса такой стремительный прорыв был бы невозможен!

Однако человек, который сделал космос доступней, не желал почивать на лаврах. Питер посчитал, что при призовом фонде в $10 млн он заставил энтузиастов потратить на создание суборбитальных кораблей более $100 млн, что и обеспечило достижение желаемого результата. Значит, предположил он, можно выбрать другие сферы деятельности ученых и инженеров, которые не мешало бы «подтянуть», и добиться в них прогресса схожим образом. Так были учреждены три новых конкурса.

Во-первых, «космический предприниматель» объявил Lunar X-Prize с целью ускорить создание роботов для космических исследований. Частная компания, которая отправит на Луну мобильный аппарат и получит оттуда необходимые данные и видеоматериалы, получит $30 млн.

Во-вторых, Диамандис подстегнул исследования ДНК. Это ускорит наступление эры «персонифицированной медицины», когда лекарства и диеты будут составляться в зависимости от генетических особенностей каждого человека. Исследовательская группа, которая сможет расшифровать геном ста человек за десять дней, получит приз в размере $10 млн.

И наконец, третьим конкурсом стал автомобильный X-Prize. Диамандис негодует: «Архаичный Ford T расходовал меньше 10 л бензина на 100 км, а сегодняшний среднестатистический американский автовладелец тратит 11,6 л на 100 км!» С экологической составляющей дела еще хуже. По данным Питера, на долю американских легковушек, внедорожников и пикапов приходится 45% от мирового выброса углекислого газа в данном классе машин. Отчего всё так плохо?

По мнению Диамандиса, проблема заключается в том, что автоконцерны потакают несознательным покупателям. Между тем общество уже «созрело», и если бы производители предложили покупателям линейку недорогих сверхэкономичных машин, бум в этом секторе не замедлил бы себя ждать. Но производители медлят, осторожничают — в общем, пора взять инициативу в свои руки.

Правила игры

Несмотря на то что организаторы Automotive X-Prize не утвердили окончательные правила конкурса, основные моменты турнира прояснены. Прежде всего, все участники конкурса будут разбиты на две категории — «мейнстрим» и «альтернатива». В первой и основной категории (победитель получит 75% призового фонда) между собой будут состязаться привычные по форме машины — четырехколесные, рассчитанные не менее чем на четырех человек. В альтернативном классе на разработчика не будет накладываться никаких ограничений, кроме того, что аппарат должен быть рассчитан хотя бы на двоих.

Чтобы иметь шансы на победу, машины должны быть способны проехать на галлоне топлива более 100 миль, что при переводе в международную систему равно расходу менее 2,35 л топлива на 100 км. При этом если автомобиль ездит не на бензине, а на альтернативном топливе, то будет высчитан эквивалентный расход исходя из теплоты сгорания топлива.

Минимальные выбросы в атмосферу — второе необходимое условие. Команда Диамандиса ограничила их 125 г CO2 на 1 км пробега. Причем жюри будет учитывать выбросы на всех этапах пути, что усложнит жизнь создателям электромобилей. Электричество, вырабатываемое для заряда их батарей, как правило, получается при сжигании ископаемого топлива. При этом выделяется внушительное количество углекислого газа, и выходит, что для достижения требуемых экологических параметров электромобилям надо снизить эквивалентный расход топлива до 1,75 л / 100 км.

«Нам не нужны игрушки», — говорит один из членов Экспертного совета конкурса, имея в виду, что впечатляющих экопараметров для победы недостаточно. Командам-участницам придется доказать жюри, что их автомобиль в должной мере безопасен (необходимо хотя бы предоставить результаты виртуального краш-теста) и обещает быть прибыльным в производстве (жюри будет рассматривать бизнес-планы участников). Организаторам конкурса нужны массовые автомобили, поэтому предпочтение будет отдаваться аппаратам с низкой ценой. Предполагаемый ежегодный объем продаж должен быть не ниже 10 000 экземпляров.

Лучшие автомобильные диетологи

Кто же имеет наибольший шанс выиграть в конкурсе автомобильных диет? В списке немало интересных машин. Около половины из них — электромеханические гибриды, но не исключено, что различные экзотические варианты проявят себя лучше в соревновании. О машине американца Инго Валентина («ПМ», № 4'2008), использующей преимущества гидравлического аккумулятора, мы уже рассказывали. Конкуренцию ей составят машины француза Ги Негрэ, работающие на сжатом воздухе. Посоревнуется с ними и автомобиль из Великобритании. Машина, разработанная бывшим «формульным» конструктором, англичанином Джоном Дэвисом, возьмет все лучшее из мира автоспорта, а для рекуперации энергии у нее будет использоваться супермаховик — решение, которое уже давно пропагандирует российский ученый Нурбей Гулиа.

Не исключено, что победителем сможет стать и привычный автомобиль. Так, немецкая фирма Loremo с помощью оптимизации аэродинамики и минимизации массы четырехместной машины смогла достичь расхода 2 л / 100 км без всяких гибридных технологий. И стоить такая машина будет менее ?15 000. В будущих номерах «ПМ» расскажет о самых интересных участниках конкурса, а победителя мы узнаем в конце 2010 года, когда будут завершены основные этапы соревнования.

«Если мы сделаем все правильно, — говорит Диамандис, — то нашим конкурсом мы проведем черту и скажем, что все машины, на которых мы ездили до этой даты, должны отправиться в музеи истории». В то, что конкурс изменит мир, верят и его участники. На сайте одной из команд можно найти цитату известного американского антрополога Маргарет Мид: «Никогда не сомневайтесь в том, что маленькая группа мыслящих и неравнодушных людей может изменить мир. В действительности это единственное, что его когда-либо меняло…»

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№6, Июнь 2008).