В марте в Москву прилетел Тимоти Якоб Йенсен, директор и ведущий дизайнер датского семейного бюро Jacob Jensen Design. «ПМ» не упустила возможности задать ему несколько вопросов.

«Глобализация и потеря уникальности — бич нашего времени. Надо дорожить самобытностью, донести ее до будущих поколений»
Открывалка для бутылок Аксессуар стоимостью ?35 выглядит стильно, а пользоваться им удобнее, чем другими открывалками
RE-BO Архаичная кассетная дека в современном приборе выполняет роль слота для флэш-карт
Telephone 80, 2005 Радиотелефон отличается дружественным интерфейсом: научиться пользоваться им можно без инструкции, а все функции отлично структурированы
Bang & Olufsen Beomaster 1900, 1976 Исключительный дизайн этой модели был высоко оценен Датским обществом индустриального дизайна. Радиоприемник со встроенным усилителем был одним из самых успешных продуктов B&O во многом благодаря своему дизайну
Doorbell USB Беспроводный звонок, как это характерно для дизайна Йенсона, прост в использовании и сложен технически. USB-флешка, идущая в комплекте со звонком, позволяет загружать на него любые мелодии из компьютера
Kitchen 1 Ателье Йенсенов знаменито своими работами для немецкой компании Gaggenau — производителя кухонной техники, а сегодня Тимоти предлагает своим клиентам наборы кухонной мебели
Студия Jacob Jensen Design С 1966 года располагается вдалеке от городского шума в живописном месте на берегу фьорда

Присев за столик для беседы, мы с Тимоти почти одновременно выкладываем на стол два продукта фирмы Apple: я — iPod с подключенным к нему микрофоном, он — MacBook. Мы обмениваемся улыбками, и сам собой назревает первый вопрос. Я интересуюсь, не отец ли Тимоти — знаменитый индустриальный дизайнер Якоб Йенсен — одним из первых в мире стал всерьез заниматься упрощением пользовательского интерфейса устройств, чтобы управление ими стало удобным, легким, интуитивно понятным и эргономичным, а в формах не было ничего лишнего. Ведь simplicity («ставка на простоту») — очень популярный тренд в наши дни: если посмотреть на последние продукты Apple, Philips, Bang & Olufsen, станет понятно, сколько внимания простоте сегодня уделяют индустриальные дизайнеры, — а ведь отец Тимоти начал двигаться в этом направлении еще полвека назад.

Об упрощении

«Простота — закон природы», — говорит мой собеседник. Сегодня эта истина особенно актуальна. В мире техники «выживают» и эволюционируют только правильные, наиболее логично устроенные устройства.

«Но не стоит думать, что ставка на простоту — это что-то новое. Вот посмотрите, — Тимоти находит в своем ноутбуке рисунок устройства, сильно напоминающего iPod, — похоже, правда? А ведь этот прибор был разработан в Высшей школе формообразования в Ульме (ФРГ) 45 лет назад». Именно там впервые в Европе, почти сразу после окончания Второй мировой войны, начали серьезно работать в этом направлении. «А вот еще фотография, — Тимоти показывает мне калькулятор Braun 1970-х годов, — дизайнер, создавший это устройство, учился в Ульмской школе. Сегодня калькулятор в iPhone выглядит так же». Ничто не ново под луной…

Два поколения дизайнеров

Мы меняем тему: я задаю Тимоти вопрос о том, разнится ли подход к дизайну у него и его отца. Ведь дизайн-бюро моего собеседника — это семейный бизнес: сперва работами руководил отец, сегодня дело перешло к сыну. Могут ли люди разных поколений иметь схожий взгляд на вещи в быстро меняющемся мире индустриального дизайна? Много ли они спорят в процессе работы? Ведь отец Тимоти, несмотря на свой почтенный возраст, продолжает заниматься дизайном.

Тимоти не видит проблемы в том, что он и отец — люди разных поколений. Наоборот, считает это преимуществом. Они с отцом работают вместе с огромным удовольствием, и именно при их совместном творчестве получаются лучшие работы. А как обстоят дела со вкусами? Есть ли вещи, которые нравятся отцу и не нравятся сыну? Тимоти улыбается: «Я думаю, что нет. Хотя… Я не люблю сыр, а мой отец его любит». Похоже, позиция тургеневского Базарова моему собеседнику не близка, но в конце концов Тимоти все же формулирует, чем отличается подход к дизайнерскому делу у людей разных поколений. «Мы с отцом выросли в разной среде, — говорит он. — Во времена его молодости качество вещей было неравноценным и могло зависеть от множества факторов. Иногда представление о предмете можно было получить, узнав, в какой стране он произведен. Например, вещи, сделанные в Западной Германии, почти наверняка обладали высоким качеством. В те времена не так просто было реализовать функции, поэтому форма обычно зависела от предназначения прибора. Сегодня все изменилось: технологический уровень возрос, и практически везде всё стали делать хорошо. И качество перестало быть тем, в чем могут соревноваться производители. В чем же сегодня соревноваться производителям? «Мне кажется, что в эмоциях, чувствах, которые производят вещи, — говорит Тимоти. — Если раньше в индустриальном дизайне форма определялась функцией, то сегодня она диктуется прежде всего чувством».

О рабочем процессе

В нашей беседе с Тимоти участвует Шарлотта Ларсен, директор по премиальной категории продуктов бренда Jabra. На днях в Москве прошла презентация гарнитуры Jabra JX20 Pura, дизайн которой разработал Тимоти. Именно благодаря этому мероприятию известный дизайнер и оказался в Москве. Я прошу на примере беспроводной гарнитуры рассказать мне, как дизайн-бюро работает над своими проектами. Оказывается, все начинается с выявления недостатков уже существующих устройств и разработки по крайней мере трех способов решения проблемы. Лишь после этого художники начинают работать над проектом. Тимоти показывает мне рабочие чертежи: оказывается, при создании гарнитуры были нарисованы сотни эскизов, созданы 70 дизайнерских моделей. Кажется удивительным, что ради такого маленького прибора дизайнеры провели столь колоссальную работу. Видя, что трудолюбие команды Тимоти производит на меня впечатление, он говорит, что мне наверняка было бы интересно посмотреть на то, как подобные гарнитуры разрабатывали пять лет назад. Тогда дизайнеры не спали ночами, чтобы придумать лучший способ спрятать провод, они придумывали все более удачные решения, пока не поняли, что движутся в неверном направлении. «В дизайне можно достичь совершенства в решении проблемы неверным путем, но лучше все же сразу выбрать правильный путь движения», — подытоживает Тимоти. Хороший совет для начинающего дизайнера.

Советы начинающим

А что бы еще Тимоти порекомендовал тем, кто сегодня собирается пойти по его пути? «Если хочешь достичь успеха, всё, что ты делаешь, должно быть очень важным для тебя». Мой собеседник уверен, что настоящий успех не приходит без страданий, и в подтверждение своих слов рассказывает об известном датском футболисте Микаэле Лаудрупе. Он вырос в хорошей обеспеченной семье, у него было благополучное детство, и, когда он начал играть в футбол, профессионалы были впечатлены потенциалом, которым он обладал. Но Лаундруп так и не достиг уровня таких виртуозов, как Пеле. Почему? Тимоти считает, что только необходимость рвать жилы, обеспечивая себе и своей семье достойные условия, заставляет человека мобилизовать все свои возможности. Есть такая поговорка: не серебряную медаль выиграл, а золотую потерял. Надо стремиться к золотой медали.

Русский стиль

От общего Тимоти переходит к частному. Когда я спрашиваю, могут ли российские индустриальные дизайнеры догнать западноевропейских, мой собеседник, как ни странно, занимает «славянофильскую» позицию. По его мнению, российским дизайнерам надо аккумулировать национальные традиции, вдохновиться лучшим из созданного русской культурой и уже на основе этого разрабатывать будущие проекты. «А не проще ли перенять западноевропейский опыт?» — следует мой провокационный вопрос. «Нет, — решительно заявляет датчанин, — японцы после войны стали копировать все американское, и хотя действительно быстро добились отличных результатов, но ценой потери своей уникальности. А ведь у них фантастическая культура. У корейцев вышло еще хуже: они стали копировать японцев, которые сами копировали американцев. В итоге почти каждый корейский автомобиль похож на какой-то другой, не корейский. Потеря уникальности — бич нашего времени».

Датский дизайн

Я делаю комплимент Тимоти, заявляя, что датский дизайн по‑своему уникален. И Тимоти, и его отец внесли лепту в дело популяризации датского стиля. Особенно они прославились своим сотрудничеством с фирмой Bang & Olufsen, которое продолжалось с 1978 по 1991 год. Работы, сделанные Jacob Jensen Design для этой компании, были выставлены в Музее современного искусства в Нью-Йорке, в парижском Музее декоративных искусств и в некоторых других. В чем причина успеха датского дизайна? Тимоти объясняет это тем, что он апеллирует к людям с хорошим образованием, и в частности к женщинам, чего не делалось прежде. «Чем образованнее будет мир и чем больше прав будет у женщин, тем популярней станет датский стиль», — заключает дизайнер. В ходе интервью мы много говорим о машинах, и в заключение я интересуюсь, на каком автомобиле ездит Тимоти. «На Land Rover, — отвечает он и поясняет: — Наша студия находится за городом. Мы с отцом считаем, что природа лучше всего вдохновляет при создании новых произведений». Семейное бюро Jacob Jensen Design расположено на берегу фьорда в одном из самых живописных мест Дании. Туда и отправится Тимоти после Москвы. У него много работы, а еще им с отцом предстоит серьезное дело — в этом году их дизайн-студии исполняется полвека, в честь чего будет создан музей.

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№5, Май 2008).