Ежегодно в мире расходуется более 30 миллиардов рулонов туалетной бумаги. Это означает, что, когда вы прочитаете до конца этот подзаголовок, еще 6000 рулонов будут израсходованы — каждую секунду по одной тысяче.

Несмотря на то что обычно это изобретение принято относить к последним достижениям человеческой цивилизации, история туалетной бумаги насчитывает уже много веков. Первые упоминания об этом продукте датированы 589 годом н.э., когда китайский ученый Янь Чжитуй писал: «Я бы предостерег от использования в туалетных целях бумаги с цитатами из Пятикнижия (У-Цзин) или с именами мудрецов». В IX веке один арабский путешественник, посетивший Китай, был шокирован: «Китайцы совершенно не заботятся о чистоплотности — они не подмываются водой, а только вытираются бумагой», — писал он. В XIV веке объемы производства туалетной бумаги в Китае были уже вполне промышленными. Одна из записей 1393 года гласила, что для нужд императорского двора было произведено 720 000 листов туалетной бумаги (формата примерно 50х90 см). Из записей императорской службы снабжения явствует, что лично для императора Хунъу и его семьи были изготовлены 15 000 листов особо мягкой и к тому же ароматизированной благовониями туалетной бумаги.

А вообще чего только не использовали люди в целях гигиены! В Древнем Риме для этих целей служили губки, смоченные в соленой воде и закрепленные на длинной ручке. В Европе в Cредние века простолюдины использовали листья или траву, а знать — шерсть или тонкие ткани, северные народы — мох летом и снег зимой, американские первопоселенцы — кукурузные початки, мусульмане — воду. А на тропических островах туземцы вообще считали, что нет ничего лучше, чем створки раковин или скорлупа кокосовых орехов.

C появлением печатной продукции часть человечества перешла на использование газет. Американцами был особо любим «Альманах старого фермера» (The Old Farmer’s Almanac), одно из старейших периодических печатных изданий в Америке. Издатели даже додумались проделать в альманахе отверстие, для того чтобы его удобно было вешать на гвоздь. А вот руководство другого популярного издания, торгового каталога Sears Roebuck, в свое время совершило серьезную ошибку. Печать каталога на глянцевой тонкой бумаге, возможно, и сделала его презентабельнее, но читатели этого не оценили. В результате офис компании оказался буквально завален возмущенными письмами, требовавшими вернуть столь удобную для «чтения» пористую газетную бумагу…

Считается, что специализированная туалетная бумага появилась в США, когда в 1857 году Джозеф Гайетти стал продавать пропитанные алоэ листы под названием Gayetty’s Medicated Paper. Экономить на разрезании додумались значительно позже — в 1879 году Scott Paper Company выпустила в продажу первый рулон туалетной бумаги. Последний шаг, придавший бумаге современный вид, сделала британская компания St. Andrew’s Paper Mill, предложившая миру двухслойный вариант. Однако, несмотря на все эти достижения, туалетной бумагой сейчас пользуется менее 30% населения всего мира.

Бумажная магистраль

По технологии производства туалетная бумага во многом схожа с обычной (см. статью «Терпеливый материал», «ПМ», № 10'2007). Все начинается с древесины, которую измельчают и перерабатывают в древесную массу, а затем подают на специальную металлическую сетку. Излишки воды отжимают с помощью фетровых валиков. Окончательная сушка производится с помощью сушильного барабана и горячего воздуха.

Такова технология в общих чертах, однако производство туалетной бумаги имеет одно важное отличие. Во время сушки бумагу подвергают процессу крепирования: специальный нож (шабер) буквально срезает бумагу с сушильного барабана. При этом бумага становится толще — меняется ее структура, образуется множество поперечных складок, которые делают конечный продукт мягким и эластичным. Крепирование используется при производстве не только туалетной бумаги, но и многих других ее разновидностей — как санитарно-гигиенических (в англоязычной литературе их называют tissue), которые включают салфетки, носовые платки, кухонные полотенца и т. п., так и технических (например, упаковочная бумага). Для того чтобы сделать бумагу еще мягче и толще, процесс крепирования может повторяться несколько раз.

«Все это происходит непрерывно и очень быстро: представьте себе, что вы едете по автомагистрали шириной метров шесть со скоростью в 110 км/ч. Вот именно так и производится бумага — 1800 м в минуту, 24 часа в день, 365 дней в году, — говорит Джеффри Джонсон, директор по техническому развитию направления товаров для дома и семьи компании Kimberly-Clark, одного из крупнейших производителей туалетной бумаги в мире. — Наиболее современные машины могут ‘выдавать на-гора' до миллиарда рулонов в год!»

Янки и российская авиация

В общих чертах объем производства туалетной бумаги ограничен именно процессом сушки. «Главная деталь в этом процессе — барабан, который называют ‘Янки' (Yankee). Внутрь подается перегретый пар, разогревающий поверхность барабана до 3700С. Поскольку барабан должен выдерживать высокое давление, обычно это единая литая деталь, сложная в производстве из-за своих размеров — от 4 до 6 м в диаметре. И если барабан выходит из строя, быстрая транспортировка детали на замену превращается в сложную задачу, которая по силам разве что тяжелой транспортной авиации. В частности, наша компания для этого пользовалась услугами российских самолетов Ан-124, — говорит Джеффри и, немного подумав, добавляет с улыбкой: — Если бы не российская авиация, мог бы возникнуть дефицит!»

Бумага находится в контакте с поверхностью барабана менее секунды, и за это время вся влага должна полностью улетучиться. Для ускорения этого процесса технология постоянно совершенствуется, и в некоторых случаях удается значительно повысить скорость производства. Например, компания Kimberly-Clark разработала технологию сушки с помощью горячего воздуха, продуваемого сквозь сырую бумажную массу, — UCTAD (Un-Creped Through-Air Drying). Этот процесс, кроме всего прочего, позволяет обойтись без крепирования — бумага «взбивается» воздухом и становится более пышной, мягкой и эластичной.

Нарезать рулончиками

Готовая бумага наматывается на гигантские рулоны шириной до 6 м и диаметром до 4 м. Специальная машина перематывает эти «мегарулоны» в стандартный размер, попутно добавляя перфорацию, тиснение или декорации. Поскольку туалетная бумага — это санитарно-гигиенический продукт, рисунки наносятся специальными пищевыми нетоксичными красителями, не вызывающими аллергии. Впрочем, во многих странах покупатели традиционно предпочитают белую бумагу без всяких рисунков, считая, что она более безопасна.

Разматывая несколько рулонов одновременно, можно получить многослойную бумагу. «А бумага Kleenex рвется по перфорации?» — спрашиваю я у Джеффри, пересказав ему анекдот об авиаконструкторе, который сверлил отверстия в крыле по результатам наблюдений за туалетной бумагой (см. врезку). Он смеется в ответ: «Да, конечно! Мы обязательно проводим тестирование! На самом деле это компромисс между удобством отрывания при использовании и в процессе производства: если бумага порвется во время перемотки, придется останавливать машину». Полученный широкий рулон затем режут на много маленьких, которые и отправляют на упаковку.

В поисках идеала

Существует ли идеальная туалетная бумага? «Смотря что подразумевать под этим словом, — говорит Джеффри. — В разных странах предпочтения потребителей различны. Скажем, в Германии предпочитают более плотную бумагу. С цветами та же история — в большинстве европейских стран большей популярностью пользуется белая бумага, а вот во Франции — розовая. Почему? Эстеты! Скажем, в Китае вообще продается практически только белая, поскольку именно этот цвет там ассоциируется с чистотой и гигиеной. А высокотехнологичная японская техника и вовсе делает бумагу лишним элементом деликатного процесса. Я проработал несколько лет в Японии, но до сих пор нахожусь под впечатлением. Сидеть на японском унитазе — это примерно как водить гоночный автомобиль, разве что руля нет».

«Что-нибудь экзотическое? С точки зрения технологии это наша влажная туалетная бумага, которая некоторое время сохраняет прочность при пропитывании специальным мыльным раствором, — отвечает на мой вопрос Джеффри Джонсон. — Что же касается применения, это весьма универсальный продукт. Хотя вот, пожалуй, чистая экзотика: в Америке есть люди, которые едят туалетную бумагу». — «Зачем?!!» — недоумеваю я. «Не знаю! Но каждый раз, когда мы меняем рецептуру, нам пишут, что раньше наша бумага была вкуснее…»

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№3, Март 2008).