РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Краткая история и скорое будущее модуля «Наука»

Пусть и с приключениями, но многофункциональный лабораторный модуль «Наука» добрался, наконец, до МКС. Рассказываем, как это было, и почему этот модуль нужен и важен.
Тэги:
Краткая история и скорое будущее модуля «Наука»
Олег Новицкий, Роскосмос

Главной задачей Международной космической станции была и остается наука. МКС – это самый дорогостоящий исследовательский проект в истории, реализовать которой позволили общие усилия 15 государств, включая Россию. Модули российского сегмента играют важную роль в жизни станции, отвечая за жизнеобеспечение экипажа, ориентацию и поддержание температурного режима. Однако специализированного научного модуля среди них до недавнего времени не было, хотя всего их на МКС целых три: американская лаборатория Destiny, европейская Columbus и японский модуль Kibo (кстати, один из самых больших на станции). Точнее говоря, такой модуль должен был быть, но задержался – надолго и по самым разным причинам. Чтобы их понять, надо проследить за долгой и извилистой судьбой «Науки», от задумки и до недавней драматической стыковки.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Из запасных в ученые

Когда МКС еще только создавалась, одной из самых серьезных опасностей были возможные проблемы с выводом базовых модулей. Поэтому для них были заготовлены дублеры для быстрой замены в случае гибели. Для управляющего модуля «Заря» (тогда еще – ФГБ-1, «Функциональный герметичный блок 1»), который был одним из важнейших в первые годы жизни станции, создали модуль-дублер ФГБ-2, который в кратчайшие сроки можно было бы подготовить для полета на орбиту. Работу над ФГБ-2 начали еще в 1995 году, практически параллельно с «Зарей». По счастью, «Заря» справилась со своей задачей безукоризненно, а модуль-дублер так и остался в цехах Центра имени Хруничева. Спустя несколько лет возникла идея превратить его в новый российский научный модуль МКС.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

По большому счету, научный модуль – это большая лаборатория, размещенная на орбите: замкнутый объем со стойками для исследовательского оборудования, которые здесь называются «универсальными рабочими местами» (УРМ). На «Науке» их около 30, как внутри, так и снаружи, похожие на серверные шкафы, но более универсальные, позволяющие размещать самые разные инструменты. До сих пор подсоединения каждого нового научного прибора к питанию и связи на МКС производилось индивидуально и вручную. С появлением УРМ эти подключения стали универсальными.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Кроме того, «Наука» позволяет работать в открытом космосе без выхода космонавтов за борт станции. В этом ему помогает внешняя «рука», манипулятор ERA, изготовленный европейскими партнерами Роскосмоса во главе с ESA и нидерландской компанией Dutch Space. ERA позволяет извлекать образцы из специального бокса и закреплять их на специальных площадках и УРМ, расположенных с наружной стороны модуля. Это экономит время, а главное делает эксперименты гораздо дешевле, не проводя сложной операции по выходу в открытый космос и экономя ограниченный ресурс работы скафандров.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
ERA может дотянуться до любой точки в радиусе почти 10 м от модуля. Точность позиционирования составляет всего 0,5 мм, так что манипулятору можно доверить практически любой эксперимент
ERA может дотянуться до любой точки в радиусе почти 10 м от модуля. Точность позиционирования составляет всего 0,5 мм, так что манипулятору можно доверить практически любой эксперимент ESA
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

От проблемы к проблеме

Первоначально запуск Малого лабораторного модуля (МЛМ) «Наука» был запланирован на 2013 год. Космонавты успели отрепетировать стыковку и подготовились к серии выходов в открытый космос для подключения и интеграции «Науки» в общую систему станции. Однако практически в последний момент, во время предполетных проверок, в топливной системе «Науки» обнаружились загрязнения, металлические опилки, способные повредить двигатели. Эта проблема совсем не так проста. Топливная система включает сотни метров трубопроводов, соединители и топливные баки. А чтобы в баках сохранялось оптимальное давление при любом количестве топлива, в них используется сильфон – внутренняя многослойная гофрированная оболочка, которая растягивается или сжимается, в зависимости от давления.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Разобрать все это, промыть и собрать обратно, – задача долгая и сложная. Судя по сообщениям различных источников, после нескольких попыток проделать такую работу специалисты решили остановиться, и «Наука» снова оказалась зачехленной в цеху Центра имени Хруничева. К 2018 году неофициально считалось, что модуль так и не отправится в космос, завершив свою судьбу в музее или вовсе на пункте приема металлолома. Однако руководство Роскосмоса не оставляло своих планов. После многократных промывок и проверок немалую часть техники заменили, модуль получил приставку «усовершенствованный», став МЛМ-У, и к 2019 году снова готовился к отправке на космодром.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Естественно, за время прошедшее со времени начала работ, технологии уже ушли далеко вперед. Однако заменить старое оборудование на новое вышло далеко не везде. Так, на «Науку» не была установлена многофункциональная космическая система ретрансляции (МКСР) «Луч», способная передавать телеметрические данные из любой точки орбиты, даже вне зон видимости с территории России. Единственным вариантом получения данных с «Науки» остаются наземные измерительные пункты (НИП). Тем не менее, в августе 2020 года «Наука» покинула цеха РКК Энергия, где модуль проходил проверки, и отправился на Байконур. Вскоре стало известно, что запуск назначен на июль 2021-го.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Модуль «Наука» в монтажно-испытательном корпусе на космодроме Байконур – еще без микрометеоритной защиты, антенн и некоторых других элементов
Модуль «Наука» в монтажно-испытательном корпусе на космодроме Байконур – еще без микрометеоритной защиты, антенн и некоторых других элементов КЦ Южный, Роскосмос
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Между победой и провалом

Решив отправить модуль в полет, руководство Роскосмоса сильно рисковало. Впрочем, любой запуск 20-тонного блока в космос – это серьезный риск: слишком много систем, слишком велика вероятность, что что-то пойдет не так. Вспомним, что куда более простой и меньший по размеру американский надувной модуль BEAM  интегрировали в систему станции тоже не без проблем: система надувания корректно сработала лишь с третьей попытки. С «Наукой» таких проблем оказалось больше.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Все началось с переноса времени старта. Когда модуль уже был пристыкован к ракете-носителю и закрыт головным обтекателем, старт перенесли на несколько суток, а ракету вернули в монтажно-испытательный корпус. Есть версия, что все началось с известного блогера Анатолия Зака, который, рассматривая свежие фотографии с космодрома, заметил, что у нескольких датчиков на «Науке» не хватает теплоизоляционного покрытия. Официального подтверждения не последовало, однако запуск был отложен почти на неделю. Старт на борту ракеты-носителя «Протон-М» состоялся 21 июля 2021 года.

Первые секунды все шло нормально, но даже рядовые зрители, следившие за трансляцией, могли увидеть, как внезапно прервалась телеметрия; обычно это обозначает, что ракета взорвалась. Лишь спустя некоторое время стало ясно, что ракета просто вышла из зоны работы НИП в Барнауле. Информации через официальные источники не хватало, что привело к распространению множества гипотез и слухов. До сих пор в точности известно лишь, что на «Науке» произошла проблема с запуском курсовых двигателей, и первые сутки орбита не корректировалось. С учетом высоты, на которую был поднят модуль, подобное могло закончиться замедлением, снижением и гибелью.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Роскосмос

Беспокойное начало

Сначала на модуле заработали двигатели причаливания и стабилизации (ДПС). Они немного скорректировали орбиту, хотя полностью решить проблему не смогли. ДПС расположены под таким углом, что при попытке изменить курс ими расходуется слишком много топлива, и на дорогу до станции его могло не хватить. По счастью, спустя сутки удалось включить курсовые двигатели. Космонавты, работающие на МКС, окончательно отсоединили и отправили на затопление модуль «Пирс», место которого должна была занять «Наука». И 29 июля многострадальный модуль, наконец, успешно пристыковался к станции, причем в автоматическом режиме.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Но даже это был не финал. Спустя два часа, когда модуль находился вне зоны доступа с Земли, на нем самопроизвольно включилась система стыковки, и «Наука» подала двигателям импульс на увод от станции. Пристыкованный к станции модуль начал разворачивать ее; чтобы остановить вращение, пришлось включить двигатели модуля «Звезда», а затем – еще и пристыкованного к станции корабля «Прогресс». Прекратить вращение удалось только через несколько минут, а отключить станцию и дать сигнал на завершение стыковки – лишь когда станция вновь попала в зону работы НИП. За это время «Наука» израсходовала все свое топливо и развернула станцию на 540 градусов.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

К счастью, начало вращения было достаточно медленным, а потому ни одна из систем МКС, – даже хрупкие фермы солнечных батарей, – не пострадали. Пройдя все возможные трудности и неполадки, «Наука» заняла положенное место в российском сегменте космической станции. И хотя с момента его создания прошло уже столько лет, радостно, что труд тысяч специалистов не оказался разобран на металлолом, а сможет послужить российской космонавтике и мировой науке.

Нормальная скорость стыковки грузовых и пилотируемых кораблей на финальном участке составляет около 15 см/с. Для 20-тонной «Науки» ее пришлось снизить до менее чем 8 см/с
Нормальная скорость стыковки грузовых и пилотируемых кораблей на финальном участке составляет около 15 см/с. Для 20-тонной «Науки» ее пришлось снизить до менее чем 8 см/с Олег Новицкий, Роскосмос
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Запланированное продолжение

Окончательный список экспериментов, которые будут проведены на новом модуле, еще не определен. Однако Роскосмос анонсировал тринадцать опытов, посвященных исследованиям Земли и космоса, космическим технологиям, космическим материаловедению и биологии. Так, Многозонная электровакуумная печь МЭП-01 должна поучаствовать в выращивании полупроводниковых кристаллов CdZnTe (эксперимент «Вампир»), фуллерена («Фуллерен») и т.д. Биологи изучат развитие в условиях микрогравитации птичьих эмбрионов («Перепел») и листьев салата («Витацикл-Т»). А в ходе эксперимента «Капля-2» планируется испытать технологии капельного холодильника-излучателя, который будет использоваться в перспективном ядерном космическом буксире «Зевс».

Предполагаемый срок работы модуля «Наука» – 15 лет, а срок службы самой космической станции в ближайшее время должны продлить до 2028-го, а возможно и до 2030 года. Если все пойдет хорошо, то у «Науки» есть шанс полностью реализоваться – пусть и спустя много лет после появления на свет.

Роскосмос
Загрузка статьи...