Фильм «Гарри Поттер и Орден Феникса» — пятый из серии экранизаций романов Джоан Роулинг о мальчике со шрамом на лбу, который должен победить злого волшебника Вольдеморта (и спасти мир, конечно). Новая лента получилась довольно мрачной. «Гарри переживает то же, что и любой подросток. Он зол на весь мир», — объясняет исполнитель главной роли Дэниел Рэдклиф. Разумеется, у Гарри есть более веские причины для злости, чем у его ровесников, и его злоключения еще не скоро закончатся.

Волшебник Вольдеморт разбивает окна Министерства магии мощным зарядом своей разрушительной энергии. Осколки стекла дождем сыплются на атриум. Этой сценой занималась команда Джона Ричардсона со студии Special Effects. Для создания нужного впечатления потребовалось разбить сотни оконных стекол. Осколки, падающие прямо на актера, исполнявшего роль Вольдеморта, во избежание травм были не стеклянными, а силиконовыми. Специалисты студии MPC дополнили эпизод цифровым дождем из падающих осколков и лопающимися оконными стеклами, усугубляющими картину кошмарного взрыва
Для крылатых лошадей тестралов на студии ILM была разработана сложная программа, позволяющая имитировать натяжение шкуры
Тонкая и полная нюансов мимика домового Кричера позволила передавать чувства персонажа без лишней жестикуляции
Дементоры обрели в фильме новый облик и новое вооружение, а также овладели новыми приемами, например левитацией
Несмотря на то что большинство магических существ в фильме были цифровыми, команда Ника Дадмена в студии Creature & Makeup Effects создавала полноразмерные макеты всех без исключения волшебных персонажей. Цифровой анимацией великана Грохха занималась студия Double Negative
А благородных кентавров оживляли сотрудники студии Framestore CFC
Всего над спецэффектами работали 11 студий. Они создали для картины более 1400 планов с визуальными эффектами, среди которых битвы на волшебных палочках, фантастические Патронусы, мяукающие на картинах котята, незабываемые фейерверки и огнедышащие монстры, такие как дракон и змея. Гигантскую огненную змею, созданную Вольдемортом в ходе битвы, и огнедышащего дракона делала студия MPC, использовавшая анимированные цифровые объекты и программы вперемежку со световыми, пиротехническими и дымовыми эффетами

Бюджет картины составил около $200 млн, и львиная доля этих денег ушла на воссоздание на экране магического мира с кентаврами, почтовыми совами, домовыми и могущественными волшебными палочками. Часть декораций уже была построена для предыдущих фильмов, но в кино всегда есть место подвигу: так, декорация атриума Министерства магии, построенная для «Ордена Феникса», стала самой большой и самой дорогой в истории кинопоттерианы.

Художник Стюарт Крейг, обладатель трех «Оскаров», взял за основу дизайн станций лондонского метро начала XX века. Крейгу понравилось, как проектировщики старых станций имитировали классическую архитектуру, при этом используя керамическую плитку для облицовки стен. Этот прием был позаимствован при работе над декорациями фильма; на облицовку стен атриума ушло более 30 000 плиток. Постройка всей декорации заняла около 20 недель. Она занимала более 60 м в длину, 36 м в ширину и почти 10 м в высоту.

Комната, полная зеркал

Еще одна необычная декорация была сооружена для комнаты, в которой студенты Хогвартса под руководством Гарри практикуются в волшебстве и заклинаниях, готовясь к неизбежной схватке с темными силами. Именно здесь Гарри Поттер впервые целуется — поэтому с окружающей обстановкой нельзя было подкачать!

В соответствии с романом, вся комната увешана старыми зеркалами, стирающими грань между реальностью и отражением. Зеркальные стены в кино создают массу проблем, потому что в них отражаются не только актеры, но и камеры, софиты и съемочная группа в придачу. «Мы постоянно, для каждого плана, перевешивали зеркала, наклоняя их каждый раз под новым углом, и в некоторых случаях использовали специальный матирующий спрей, чтобы убрать отражение», — рассказывает Стюарт Крейг. Он и оператор Славомир Идзяк придумали уникальную систему освещения, встроенную в решетку, которая, в свою очередь, была вмонтирована в пол съемочной площадки. Поначалу хитрая система освещала исключительно подошвы, но остроумные киношники наклеили на ботинки актеров глухой черный бархат. Всем остальным строго наказали приходить на площадку в больничных бахилах поверх обуви, чтобы не наносить пыль на черный пол и не пачкать лампы.

Хрупкие пророчества

Также впервые в фильме про Гарри Поттера появилась декорация, целиком смоделированная на компьютере. Это Зал пророчеств, в котором на уходящих в бесконечность полках стоят тысячи стеклянных шаров, содержащих, собственно, сами пророчества. Поначалу создатели картины всерьез обсуждали возможность изготовления на заказ 15 000 стеклянных шаров, которые предполагалось водрузить на стеклянные полки. «Все это должно было выглядеть как хрустальный дворец, покрытый пылью и паутиной, — говорит Стюарт Крейг. — А потом мы поняли, что эта конструкция рассчитана только на один дубль, не больше». Дело в том, что в кульминационный момент все шары должны покатиться и упасть с полок. На то, чтобы получить новые шары и поставить их в исходное положение, понадобилось бы несколько недель.

Были и другие соображения. Пророчества не сидят смирно внутри шаров — они движутся, как маленькие смерчи за стеклом. «Кроме того, мы хотели, чтобы каждый шар был самостоятельным источником света, и очень трудно было добиться, чтобы при этом пророчества не напоминали осветительные приборы», — рассказывает Стюарт Крейг. После долгих споров было решено, что проще сразу делать виртуальную декорацию, чем пытаться комбинировать компьютерную графику и элементы, снятые вживую. «Это решение позволило нам получить столько волшебства и столько нюансов, сколько нам хотелось», — говорит Крейг. А чтобы актерам было легче ориентироваться на съемочной площадке, туда поставили каркасы, обозначающие будущие полки.

Над этим эпизодом работала лондонская студия Double Negative, и, по общему мнению, Зал пророчеств был самым сложным эффектом, за который сотрудники студии когда-либо брались. Было смоделировано около 60 полок, по текстуре напоминавших старое дерево или заржавевший металл. Была разработана система, которая «расставляла» шары по произвольно выбранным полкам. Шарам «добавили» слой грязи и пыли, а специальная программа анимировала застекольные пророчества концентрическими слоями, как луковую шелуху, и раскрашивала их в плавно меняющиеся цвета. Разбивающиеся шары были смоделированы отдельно; в тех сценах, где виртуальные шары «падали» и прикасались к полу, их заменяли на россыпь цифровых осколков.

Великан с собачьими глазами

Бóльшая часть волшебных существ обитает под покровами Запретного леса, растущего неподалеку от Хогвартса. Декорации Запретного леса были построены на площадке студии Leavesden в Лондоне. «Искусственный лес был настолько большим, что среди этих гигантских деревьев можно было заблудиться!» — говорит Пол Франклин. Однако на студии были низкие потолки, и деревья высотой чуть больше 7,5 м оказались слишком близко к осветительным приборам. Поэтому на экране от них остались только стволы: кроны и листья были «выращены» на компьютерах студии Double Negative. Для использования на средних планах были сделаны не очень детализированные цифровые модели, а для общих планов леса использовалась циклорама в высоком разрешении.

В запретном лесу герои встречают великана Грохха — простодушного гиганта ростом под пять метров. Великан — персонаж, созданный целиком на компьютере. Сцены с его участием были сняты с использованием инновационной технологии — виртуальной съемочной площадки, которая позволяла режиссеру и его команде в режиме реального времени получать картинку, комбинирующую виртуального персонажа и «живые» съемки. Для этого данные с «живой», 35-мм кинокамеры передавались в программу Autodesk Motion Builder, приводившую в действие виртуальную камеру в компьютере. Эта камера «снимала» в соответствующих ракурсах Грохха и цифровую модель окружающего его леса. Видеомикшер обрабатывал изображение с обеих камер и выдавал готовую картинку на монитор режиссеру — и все это за несколько секунд.

Кроме всего прочего, Грохх не должен был ударить лицом в грязь, находясь рядом с живыми актерами. Поначалу студия Double Negative прибегла к новой методике, разработанной компанией Image Metrics. Эта методика позволяет перенести актерскую игру в компьютер и «наложить» ее на любого персонажа — сказочного или реального (за Грохха играл актер Тони Модсли). Однако в процессе съемок в сцены с участием великана было внесено столько изменений, что в конечном итоге все его жесты и мимика создавались в покадровой анимации; записи игры Модсли использовались исключительно в качестве вспомогательного материала.

Некоторые журналисты писали, что печальный великан оказался способен затмить некоторых вполне настоящих актеров. «Я знаю, что все это сплошные спецэффекты, но они смогли сделать его таким настоящим, — вздыхает актриса Эмма Уотсон, сыгравшая Гермиону Грейнджер, к которой Грохх явно неравнодушен. — У него были такие грустные собачьи глаза, в него невозможно было не влюбиться».

Все они немного лошади

Среди других обитателей Запретного леса — кентавры и тестралы. Кентавры дебютировали в кинопоттериане в картине «Гарри Поттер и философский камень», но в новом фильме должен был наступить их звездный час. Поначалу планировалось, что на экране появится целое стадо кентавров; они должны были участвовать в большой погоне и много разговаривать. Но в ходе съемок линия кентавров серьезно сократилась. Аниматоры Framestore CFC были сильно разочарованы.

«Мы хотели создать цельных существ, а не просто человека, к которому прицеплена лошадиная часть», — объясняет Макс Соломон, который руководил работой аниматоров на Framestore CFC. Задача не из легких: где, например, у кентавра центр тяжести? Интересно, что в основу дизайна «человеческой» части кентавра легли нормальные человеческие пропорции, а вот «лошадиную» часть позаимствовали у пони. Первым шагом в моделировании кентавров стало создание виртуального макета скелета. Вслед за этим были смоделированы мускулы и шкура, причем мускулы были «работающими»: когда аниматор заставлял кентавра поднять копыто, мускулы приводили в действие и конечности, и соответствующие участки шкуры.

Тестралы — это магические крылатые лошади. У них черные гривы и большие черные крылья размахом 7,5 м, и они очень тощие — кожа да кости. Для съемок были сделаны макеты тестралов в натуральную величину; но в фильме мы видим исключительно цифровых существ, созданных на студии Industrial Light & Magic. Здесь была разработана программа, позволяющая имитировать натяжение шкуры на кости — с одной стороны, она должна была быть натянута туго, а с другой — все же выглядеть естественно.

Домовой с характером

Один из персонажей фильма — Кричер, старый домовой с тяжелым характером. Роль небольшая, но очень трудная, особенно для персонажа, сгенерированного на компьютере: ему надо разговаривать с людьми и демонстрировать разнообразные эмоции. Аниматоры Framestore CFC снимали актера Тимоти Бэйтсона, который озвучивал этого героя, и использовали его мимику. «Традиционная анимация — это преувеличенные движения и ярко выраженные эмоции. Нам было нужно другое, — рассказывает Макс Соломон. — Кричер мало двигается, он не играет в обычном смысле слова — но в действительности он кажется более реальным». «Приглушить» видимые проявления эмоций и сфокусироваться на внутренней жизни персонажа удалось с помощью технологии по работе с кожей.

Поклонники поттерианы были от фильма в восторге; он собрал более $900 млн, а автор романа Джоан Роулинг сказала, что считает «Орден Феникса» лучшим фильмом цикла.

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№1, Январь 2008).