Забудьте про клавиатуру и мышку — с компьютерными интерфейсами следующего поколения мы будем общаться путем наложения рук. Добро пожаловать в эпоху цифровой мебели.

Тут, в городке Редмонд, штат Вашингтон, — родина компании Microsoft. Кампус компании — это более сотни зданий, разбросанных на сотне гектаров. Чтобы здесь сориентироваться, нужно привыкать к цифрам. К примеру, центр обслуживания посетителей — это здание 127 с северной стороны поселка, а конференц-центр — здание 33, дальше по дороге, мимо футбольного и бейсбольного полей, тоже принадлежащих компании. А еще километров через шесть можно приметить дом без номера, почти за пределами поселка. Именно в этом здании компания Microsoft в полной тайне разрабатывала абсолютно новую вычислительную платформу — первую со времен РС (кодовое имя — Milan). Этой весной, в марте, когда работы над проектом еще продолжались, но уже подходили к концу, я оказался первым репортером, которого пригласили в это здание. Хозяева вежливо припугнули меня юридическими мерами, которые последуют, если я позволю себе безответственно болтать о проекте с кем-либо, кто с ним непосредственно не связан. Затем меня проводили через темный холл в запертый угловой конференц-зал. Посреди этого зала стоял годами сохраняемый в тайне технический секрет компании — журнальный столик под названием Milan.

Джефф Гаттис — неофициальный шоумен компании, умеющий подать товар лицом. Его речь щедро сдобрена такими солидными словами, как «сценарии применения», «операционная эффективность» или «болевые точки потребителя». Не прекращая говорить, он показывал, что умеет делать Milan. Если верить Гаттису, одна из «болевых точек потребителя» — это пугающий клубок проводов, тьма драйверов и протоколов, с которыми нужно иметь дело, если мы желаем подключить к нашему компьютеру какие-либо периферийные устройства. Milan обходится без кабелей. Здесь нет ни клавиатуры, ни мышки, ни трекбола — никаких заметных механизмов для взаимодействия. Ничего, кроме экрана.

Гаттис вынул цифровую камеру и положил ее на поверхность столика. В тот же момент по столешнице растеклись фотографии. Гаттис касался пальцем то одной, то другой из них, и они послушно скользили за пальцем по столу. Пользуясь двумя пальцами, он брал фотографии за углы и растягивал до нужного размера. Потом Гаттис положил на столешницу мобильник и перетащил несколько фотографий прямо в него — они послушно перегрузились в память телефона. Все это напоминало трюки иллюзиониста, который руками перемещал виртуальное содержание между реальными, физическими объектами.

Антиперсоналка

Milan можно причислить к такой категории вычислительной техники, в которой еще многие элементы предстоит придумать и изобрести. В компании Microsoft этот принцип называют «рабочая поверхность», а Milan рассматривают как первую пробу в длинном ряду аналогичных аппаратов. «Рабочая поверхность» использует пакет протоколов для беспроводной связи, особые метки, доступные для чтения компьютером, и алгоритмы распознания контуров. В результате бесследно стираются границы между реальным и виртуальным мирами — этот принцип команда, создавшая Milan, назвала «смешанной реальностью». Чудо-столик можно снабдить множеством различных приемо-передающих устройств беспроводной связи — здесь и Bluetooth, и Wi-Fi, и, наконец, устройства чтения радиочастотных ярлыков (RFID). Все устроено так, что любое устройство, коснувшись столешницы, оказывается с ней синхронизировано.

Еще один ключевой компонент «рабочей поверхности» — экран типа «мультитач». Эта идея носилась в воздухе с 1980-х годов, а сейчас быстро становится самым модным интерфейсом для любого электронного аппарата. Новый iPhone компании Apple стал первым массовым устройством с multitouch-экраном. Подобные сенсорные экраны допускают ввод сразу от нескольких пальцев или даже от нескольких пользователей. В результате появляется возможность довольно сложных действий — захвата, растягивания, поворота и скольжения виртуальных объектов по поверхности. Добавочное преимущество столика Milan — горизонтальный экран, так что вокруг него может собраться сразу несколько человек и действовать совместно. Этот интерфейс — прямая противоположность персональному компьютеру. Он предназначен для общественных мест, предполагает свободное, активное и открытое сотрудничество.

Если вам покажется, что машина Milan родилась из ничего, на пустом месте, это лишь потому, что компания Microsoft вопреки своему обычаю хранила все разработки в глубоком секрете. Ранние прототипы Milan стоят вдоль стен комнаты, как безмолвные свидетели многих трудовых лет. Отвергнутые конструкции имеют самые причудливые формы: от «разбитого яйца» до «подиума». Стивен Батич, ведущий исследователь проекта, включился в работу с самого начала, в 2001 году, когда ему и его коллеге Энди Уилсону пришла в голову идея компьютера-столика. Батич рассказывает о развитии этой концепции, и в его голосе слышна страсть человека, которому в течение шести лет приходилось держать в тайне самое главное дело своей жизни. «Мы прошли через несколько поколений этой машины, — рассказывает он. — Сначала это была всего лишь модель для проверки концепции, и мы просто врезали экран в столик из магазина IKEA».

А вот и сам он, полуразобранный, валяется в углу. Выглядит все именно так, как будто создатели как следует поработали над столиком из IKEA с электролобзиком, а потом между оставшимися дощечками напихали купленные в соседнем магазине компьютерные панели, фотокамеры, проекторы и зеркала, пока все это не заработало. Идея попала в точку: как только ее одобрил сам Билл Гейтс, столик-компьютер перешел из стадии экспериментальных исследований в стадию конструкторских разработок.

Торговый робот

Если вы увидите Milan в действии, то сразу поймете, насколько привлекателен будет такой компьютер в сфере торговли и обслуживания. Пока еще компания Microsoft ничего не заявляла о своих партнерах, однако известно, что в ее планы входит продвижение машины в отели, рестораны, магазины и другие общественные места — и все это до конца 2007 года.

К примеру, заходите вы в магазин мобильных телефонов, берете с полки заинтересовавший вас аппарат и кладете его на столешницу. Milan устанавливает связь с мобильником через Bluetooth либо просто идентифицирует аппарат, прочитав штрих-код на упаковке. И тут же по столу вокруг телефона растекается графическая информация (таблицы с ценами, параметрами и т. п.). Выбрав аппарат, тарифный план и список аксессуаров, вы просто кидаете на стол свою кредитную карточку. Ваша покупка тут же оплачена. Вы еще не успели положить обновку в пакет — а все формальности с гарантиями и подключением улажены. И все вышеописанное без какого-либо общения с торговым персоналом.

Milan легко функционирует в сети и отличается непревзойденной гибкостью. Можно будет использовать его для заказов в ресторане. Пока вы ждете, есть время тут же сыграть в какую-нибудь компьютерную игру или побродить в интернете. Когда принесут заказ, его поставят на ту же столешницу — с нее же вы будете его вкушать. При этом каждый столик в заведении может выполнять функции музыкального автомата, телевизора или рекламного стенда.

А если вы привыкнете к тому, что в вашем любимом ресторанчике вы заказываете ваших любимых кальмаров одним только прикосновением к столешнице — тогда вам наверняка захочется так же легко вызывать любимые кулинарные рецепты дома прямо на кухонном столе. С первым появлением на рынке столики Milan будут продаваться по цене $5000−10 000 за штуку, но скоро цены начнут падать. «Мы полагаем, что экспансия этой новинки будет похожа на путь плазменных телевизоров, — говорит Пит Томпсон, генеральный менеджер проекта Milan. — Сначала люди привыкнут видеть ее в общественных местах типа баров и ресторанов, а потом захотят перенести и в другую обстановку». Сейчас компьютер имеет форму журнального столика, но от него легко перейти к целому семейству компьютеризованной мебели. Это может быть обеденный стол, висящая на стене панель, бюро — практически любая поверхность.

Компьютерные специалисты видят в принципах «рабочей поверхности» и «мультитач» ключ к новой эре, к эпохе повсеместного распространения компьютеров. Это будет время, когда процессоры поселятся почти во всех окружающих нас предметах, когда каждая вещь станет интерактивной. В прошлом году профессор из Нью-Йоркского университета Джефф Хан учредил компанию под названием Perceptive Pixel. Она занимается изготовлением на заказ сенсорных чертежных столов и грандиозных интерактивных дисплеев во всю стену. В качестве заказчиков, готовых платить за это миллионы, он рассматривает большие корпорации и военные штабные службы. «Я более чем уверен, что в ближайшем будущем каждая стена и каждый стол будут представлять собой дисплей. Любая открытая поверхность станет окном для диалога с компьютером, — говорит Хан. — Для того, чтобы приблизить это будущее, нам нужны вот такие интерфейсы».

Успех любой технической новинки в близкой перспективе можно оценить по тому, как она на первых порах привлекает общественное внимание. Долгосрочный успех определяется тем, сколь эффективно та же новинка растворяется, рассасывается в повседневной рутине нашей жизни.

Принцип «рабочей поверхности» — это новая технология, которая пока еще не встала на ноги. Даже ее создатели не могут предсказать, что будет, когда она развернется во всю ширь. А такие возможности прячутся повсюду — на каждой поверхности, куда только не упадет наш взгляд.

Статья «» опубликована в журнале «Популярная механика» (№8, Август 2007).