«Знаешь, сколько стоит дым от паровоза? Тысячу фунтов — одно колечко!» (Льюис Кэрролл «Сквозь зеркало и что там увидела Алиса, или Алиса в Зазеркалье»).

Чаще всего изготавливают модели ранних паровозов, отличающихся простыми и довольно примитивными паровыми машинами
Кроме того, на ранних паровозах котлы, трубопроводы и механические тяги не закрывались обтекателями, что придает работающим моделям особую привлекательность
Специальный вентилятор-нагнетатель используется для растопки паровоза и постановки его под пары. Как только давление достигнет 2 атм., вентилятор убирается
Паровозик Big Boy — пожалуй, самый яркий представитель американского паровозостроения. Модель весом около 180 кг выполнена в самом большом масштабе 1:11,3. Стоимость таких локомотивов доходит до $70 000. Выпускается разовыми сериями по предварительным заказам.
Действующая модель-копия локомотива Rocket, созданного компанией Rainhill Trials в Англии в 1829 году. Один из самых больших масштабов моделей паровозов — 1:11,3. Только этот масштаб позволяет машинисту и пассажирам путешествовать вместе с миниатюрным локомотивом. Паровоз может работать как на газу, так и на каменном угле. Данная модель производства японской компании O.S. Engine может тянуть за собой вагончики с пятнадцатью пассажирами. Локомотив стоимостью 230 000 рублей поставляется в разобранном виде. Сборка такой модели может занять не один месяц.

Действующие модели паровозов появились на свет как минимум на шесть лет раньше самих паровозов! Этим парадоксом мы обязаны английскому изобретателю паровоза Ричарду Тревитику, который перед постройкой полноразмерной «огнедышащей машины» в 1802 году несколько лет отрабатывал свои решения на действующих моделях паровозов собственной постройки. Железнодорожный моделизм в Великобритании в этом году может отмечать свою 211-ю годовщину. Англичане, кстати, в очередной раз продемонстрировали приверженность традициям: среди разнообразных хобби модели железных дорог прочно держат у них второе место после рыбной ловли.

Дорогие игрушки

В XIX веке паровоз, безусловно, был чудом. И вызывал не меньший интерес, чем в следующем веке самолеты и космические ракеты. А игрушечный паровоз был пределом мечтаний не только детей, но и взрослых. Практически одновременно с появлением первых железных дорог в Европе началось промышленное производство и их игрушечных аналогов. Паровозы-модели были довольно точными копиями своих взрослых прототипов, использовали в качестве двигателя настоящие паровые машины и стоили фантастических денег.

В конце XIX века в качестве привода игрушечных локомотивов стали применять заводные пружинные механизмы, которые в следующем веке были вытеснены микроэлектродвигателями. Но паровые машины окончательно не исчезли, переместившись в самую верхнюю, но и самую дорогую нишу железнодорожного моделизма — настоящих паровозов.

Настоящие машины

Любой человек, связанный с железнодорожным транспортом, при упоминании паровозов начинает говорить с придыханием. Одна только растопка паровоза и постановка его под пары — это целый ритуал, занимающий несколько часов. Люди готовы ехать на край света и платить немалые деньги, чтобы только поучаствовать в нем.

Поэтому, когда «паровых» моделистов спрашивают, зачем им эти архаичные машины и в чем прелесть паровых моделей по сравнению с электрическими, они отвечают: «Во-первых, это настоящие паровозы». Их так же растапливают и ставят под пары. Процесс, кстати, довольно сложный. Например, Владимир Симоненко обучался этому в Японии, на заводе «O.S. Engine». На этом заводе изготавливают одни из самых крупных серийных моделей паровозов с пятидюймовой (127 мм) колеей. Как уверяет Виктор, постановка под пар такого паровоза занимает около 20 минут. В котел нужно залить воду, наполнить масленку маслом-«веретенкой» и включить специальный вентилятор, создающий принудительную тягу. Затем открыть газ, поджечь его и ждать, когда вода в котле вскипит и давление начнет расти. Как только давление достигает 2 атмосфер, вентилятор можно убирать, дальше тягу будет обеспечивать пар, стравливаемый из котла.

Так как в таком паровозе процесс вполне «взрослый», он снабжен всеми необходимыми и полноразмерному паровозу приборами: манометром, указателем уровня воды в котле и термометром. Есть и клапан-регулятор для стравливания излишнего давления.

Не обходится паровоз и без традиционного гудка. Опытные машинисты по его тону могут определить давление в котле — чем выше и мощнее гудок, чем больше давление. Однако злоупотреблять гудком не стоит — ведь при нем стравливается пар. Погудел — даром стравил в атмосферу топливо.

Настоящие кочегары

Однако и газ, по большому счету, является имитацией. На самых больших паровозах с 5-дюймовой колеей топка изначально изготавливается с расчетом на каменный уголь. Причем самый настоящий антрацит, куски которого надо измельчать молотком и загружать в тендер. Растопка каменным углем — это уже настоящее искусство, недоступное новичкам. И в полноразмерном паровозе не каждый может поддержать огонь в топке, что уже говорить о модели, в топку которой измельченный уголь подбрасывается миниатюрной лопатой!

Возникает вопрос — а как подбрасывать уголь во время движения? Да очень просто — только этот масштаб подразумевает, что за паровозом на специальном вагоне-скамеечке едет машинист, который с большой вероятностью является и владельцем модели. За ним могут крепиться как копии настоящих вагонов, так и вагоны со скамеечками для пассажиров — такие паровозы могут тянуть до 15 человек!

Растопка углем — удовольствие довольно экстремальное. Раз в год в феврале владельцы таких моделей собираются на съезд в Мюнхен, где в гигантском ангаре с хорошей вентиляцией выстраивается самая большая в Европе 5-дюймовая железная дорога. Непосвященному, впервые заглянувшему в этот ангар, может показаться, что он попал на съезд шахтеров — лица участников, как правило, черны от въевшегося в них угольного дыма, ведь дым из трубы при движении попадает прямехонько в лицо машинисту. Но это никого не волнует — все чумазые лица светятся от счастья.

Безлюдные локомотивы

Паровозы с живыми машинистами стоят на самой вершине в иерархии паровых моделей. В России представлен всего один производитель этой забавы — японская компания «O.S. Engine», которую у нас продвигает компания «Хобби-центр». Стоят японские локомотивы от $6000 до $30 000 и поставляются в 70% случаев в разобранном виде. Опытному мастеру для сборки готового паровоза требуется не менее трех недель. Однако в магазинах другой российской компании, Eurotrain, можно найти и всех остальных представителей настоящих паровичков.

Самые маленькие паровозы делает английская компания Hornby — в так называемом масштабе HO (1:87) с шириной колеи 16 мм. Правда, это не чистые паровозы, а паро-электрические. По рельсам к локомотиву поступают как команды управления, так и электропитание — 2-амперный 16-вольтовый переменный ток. В самом локомотиве миниатюрный электрический обогреватель испаряет воду, а образовавшийся пар приводит модель в движение. Комплект из круга рельс, локомотива с тендером и двумя внешними блоками управления и питания обойдутся примерно в 32 000 рублей.

По саду на паровозе

Далее идут модели класса I (1:32), уже самые настоящие паровозы. В Европе они относятся к так называемым садовым железным дорогам — Garden Live Steam Railroad — пускать в домах такие паровозы небезопасно и некомфортно. В России можно найти локомотивы двух производителей: старейшей германской компании Marklin и опять же японской Aster Hobby. Японцы делают самые сложные модели, которые полностью повторяют настоящие паровозы: ставятся пароперегреватели, внутри котла проходят жаровые трубы и прочие сложные элементы. Единственное отличие — они работают не на угле, а на спирту, который вместе с водой размещается в тендере. Полной заправки хватает на час работы. Никакого электричества — приводимые в движение паром насосы качают и воду для котлов, и спирт для топки. Каждый локомотив состоит из 1000−5000 деталей, ювелирно изготовленных из стали, латуни и бериллиевой бронзы, и может тянуть состав до 30 вагонов. Сборка такого локомотива — само по себе долговременное хобби. У директора Eurotrain’а Александра Прилепского сборка паровоза Aster заняла месяц — каждый день по шесть часов. Если же собирать свободными от дел вечерами, то процесс займет не менее полугода.

Цена моделей начинается от $3000 и доходит до $10 000. Хотя, если постараться, можно найти паровичок и за $25 000. Но не в России. Паровозы от Marklin в этом же классе, если можно так выразиться, более демократичные: от Є1500 до Є3500. Но они несколько попроще и работают на газе, а не спирте. С другой стороны, эти модели идут уже полностью собранными, готовыми к работе, с установленным радиоуправлением и в качественной подарочной упаковке.

Узкоколейка

Но самые настоящие труженики садов — локомотивы класса G, так называемой узкоколейки (в масштабе 1:22,5). В этих моделях в целом гораздо меньше деталей, не столь точно выдерживается масштаб, как у локомотивов других классов, металлы, где это возможно, заменяются на пластмассу. Но самое главное отличие состоит в том, что эти модели копируют, как правило, прототипы начала XIX века, технологически менее сложные. Тендер в таких моделях обычно декоративный, вода заливается напрямую в котел, чего вполне хватает минут на двадцать работы.

Делают подобные локомотивы все те же производители — Marklin и Aster Hobby. Как правило, в большинстве европейских садов бегают именно такие узкоколейные бюджетные братья. И, поверьте, радуют своих хозяев ничуть не меньше, чем более дорогие паровички.

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№6, Июнь 2007).