Перед создателями нового фильма о Джеймсе Бонде стояла серьезная проблема. За последние годы образ элегантного и неустрашимого агента 007 несколько померк. И хотя последний фильм бондианы, «Умри, но не сейчас», собрал 2 млн. в прокате по всему миру, продюсеры почувствовали, что аудитория от Бонда устала. Зрители без всякого энтузиазма восприняли невидимый автомобиль, ледяной дворец и лазерную установку в открытом космосе. Да и в самом деле, сколько мегаломаньяков можно предъявить публике, прежде чем она окончательно потеряет интерес?
Рожденный заново: Джеймс Бонд меняет приоритеты

Продюсеры решили, что для Джеймса Бонда пришло время сменить приоритеты. В «Казино Рояль» Бонд находится еще в самом начале своих приключений, он еще не научился носить смокинг и бабочку и без трепета чередовать в своей постели красивых женщин. На главную роль пригласили новичка, британского актера Дэниела Крейга, и сурово сократили количество цифровых эффектов. Всего в фильме более 600 планов с компьютерными эффектами, но они практически незаметны.

Бегом от бульдозера

Уже с самого начала становится понятно, на чем будет стоять новый бондовский фильм: на реалистичном, всерьез, насилии и невероятных каскадерских трюках. Джеймс Бонд, лишь недавно получивший статус агента 007, гонится за подозреваемым. Подозреваемого играет непрофессиональный актер, француз Себастьян Фукан, один из основоположников городского спорта под названием «паркур». Это атлетическая дисциплина, которая комбинирует в себе естественные навыки человеческого тела: бег, прыжки, лазанье, — «искусство перемещения», не требующее никаких специальных снарядов и снаряжения. Французы сняли про паркур фильмы «Ямакаси» и «Участок 13», рекламщики использовали его в роликах для Nike и Toyota. Паркур — это спорт индустриальных окраин: бег через препятствия, которые, согласно философии паркура, являются на самом деле средствами, позволяющими бегуну достичь своей цели.

Неудивительно, что Себастьян Фукан бежит сверхъестественно быстро. Съемки этого эпизода заняли три месяца, в течение которых Дэниел Крейг, в свою очередь, тоже старался изо всех сил. Перед началом работы над фильмом он много времени провел в спортзале, занимался бегом и поднимал тяжести. «Я хотел выглядеть так, чтобы зритель всерьез поверил в мою способность делать все то, что мой герой делает на экране», — говорит актер. Однако догнать персонажа Фукана на пересеченной местности практически невозможно, и поэтому Бонду приходится прибегать к разнообразным подручным средствам — в том числе к помощи бульдозера, сносящего все на своем пути. Сцены с бульдозером снимали в основном с использованием миниатюрных макетов. Их изготовлением руководил Крис Корбольд, который также отвечал за все спецэффекты в картине.

Аэропорт!

Как обычно, города и страны в бондиане меняются за секунду. Точно так же из страны в страну переезжала съемочная группа фильма. Следующий ударный эпизод разворачивается в Майами, где Бонд должен остановить возможный террористический акт в аэропорту. Летний Майами снимали не летом, а в феврале и не в одной из самых южных точек Соединенных Штатов, а в центре Европы, в Праге. Особенно досталось статистам, которые явились на съемочную площадку в сапогах и толстых зимних куртках. «Нам пришлось раздеть их и заставить нарядиться в шорты, футболки и сандалии, чтобы они были похожи на туристов во Флориде, — рассказывает художница по костюмам Линди Хемминг. — Они сопротивлялись, думали, что мы над ними издеваемся!»

Вывески на английском языке и кадки с пальмами помогли превратить пражский аэропорт в аэропорт в Майами. Установлен был также киоск для обмена валюты — настолько настоящий, что к нему выстроилась очередь из пражских туристов. Они были очень возмущены, когда выяснилось, что киоск стоит исключительно для видимости и валюты в нем нет.

Летное поле, на котором Джеймс Бонд пытается остановить злоумышленника, угнавшего топливный танкер, чтобы протаранить им самолет, снимали уже в Британии, на аэродроме Дансфолд. Вся сцена, в которой танкер мечется по летному полю и сталкивается с другими машинами и автобусами, представляет собой комбинацию настоящих съемок, съемок на фоне зеленого экрана, съемок с миниатюрными макетами ангара и самолетов и немногочисленных цифровых эффектов. Среди последних — взлетающие и приземляющиеся на заднем плане самолеты. «Живые» съемки продолжались два с половиной месяца, и основная их тяжесть легла на каскадеров. Разве можно рисковать исполнителем главной роли, заставляя его висеть головой вниз в сантиметре от асфальта?

Для съемок на летном поле использовалось три танкера. Первый был самым обычным, второй — с тяжелым противовесом на одной стороне, благодаря которому он мог ехать на двух колесах. У третьего танкера было тщательно спрятанное водительское сиденье, и можно было создавать иллюзию, что его ведет сам актер, а не каскадер. Все три танкера были облегчены со своих обычных шестнадцати тонн веса до восьми и вдобавок оснащены мощными гоночными моторами. На боках у них были закреплены пиротехнические устройства, чтобы при столкновении с другими машинами и автобусами летели искры.

Кроме того, летное поле в аэропорту Дансфолд обильно поливали водой перед каждым дублем. Мокрый асфальт, отсветы огней и брызги, разлетающиеся в стороны от колес, придают особую красоту ночной погоне. Но решение делать автомобильную гонку среди луж было продиктовано не только эстетическими соображениями. Как объясняет Гэри Пауэлл, вода прикрывает отметины от шин, которые остаются после многочисленных дублей.

Венецианские развалины

Кульминация фильма происходит в Венеции. Джеймс Бонд в погоне за любимой женщиной (и чемоданчиком с деньгами) попадает в старинное венецианское здание, находящееся в процессе реставрации. Как объясняет Гэри Пауэлл, в Венеции, когда старые фундаменты начинают гнить и прогибаться, их укрепляют большими баллонами с водой. Разумеется, в ходе перестрелки в баллоны попадают пули, вода выплескивается наружу, и здание постепенно начинает оседать и рушиться, пока не оказывается целиком под водой в Большом канале.

Городские власти Венеции позволили использовать насосы в канале и снять общий вид берега, но, разумеется, о разрушении настоящих зданий речи быть не могло. Поэтому внутренняя часть тонущего дома — четыре этажа и шахта лифта — была построена на площадке в лондонской студии Pinewood, вокруг уже существующего резервуара, который перед съемками углубили и расширили. Все сооружение весом в 90 т и высотой больше 13 м практически упиралось в крышу студии. Но главное — это была сложнейшая инженерная конструкция, которая управлялась с помощью нескольких гидравлических клапанов и компьютера. «Дом» можно было опустить в воду одним нажатием кнопки и поднимать обратно, его можно было наклонять на 15 градусов — из стороны в сторону или вперед-назад. Снимая дубль за дублем, дом опускали в воду по пять-семь раз за день. Потом вытаскивали, ждали, пока он слегка подсохнет, и возобновляли съемки. «Я находился в воде около восьми часов в день, причем два часа из этого времени проводил под водой, чтобы чинить всякие мелкие поломки», — говорит Крис Корбольд. С каждым новым дублем в воду попадало все больше мусора и обломков, и под конец Корбольд и его помощники могли передвигаться только на ощупь. Для кадров, показывающих, как сползающее в канал здание выглядит снаружи, на другой площадке был построен макет в масштабе 1:3. Этот макет был примечателен большим количеством деталей — балконов, труб, колонн и т. п., которые должны были отваливаться по мере погружения дома в воду. «Это было похоже на мозаику, которую нужно было сложить», — говорит Крис Корбольд.

Шпионские тайны

Поскольку фильм снимался в разных точках земного шара, все отснятые материалы тоже курсировали из страны в страну — между Прагой, Багамами, Лондоном и офисами американских продюсеров. Переезжала не пленка, а цифровые файлы — поскольку отснятое за день практически сразу переводилось в цифровой формат.

Чтобы вся эта ценнейшая информация не просочилась раньше времени в интернет, предназначенные для передачи материалы подвергались кодированию по специальной технологии, разработанной компанией Cinea Inc. Закодированный контент отправлялся через сеть, скажем, в Калифорнию, где его сгружали, переписывали на стандартный DVD и вручали продюсерам, которые могли просмотреть содержание диска только на особым образом оборудованных плеерах. Содержание дисков существовало ровно неделю, после чего они блокировались и их уже нельзя было проигрывать. Настоящая шпионская технология в стиле позднего Бонда!

Все эти предосторожности окупились с лихвой. Фильм «Казино Рояль», появившийся на экранах кинотеатров в ноябре 2006 года, ждал невероятно восторженный прием большинства критиков и зрителей. По их мнению, Джеймс Бонд родился заново — и значит, его приключения продолжаются.

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№3, Март 2007).