В нынешнем цифровом Голливуде отснятый материал считают не в кадрах, не в метрах пленки, а в битах, а уж из этого потока битов компьютерные волшебники готовы состряпать что угодно — от немыслимых чудовищ до сражений на горных вершинах. Кинематограф умер — да здравствует кино!
Том Рассо

Цифровые кости: новая комедия в жанре экшн «Ночь в музее» в течение всего фильма за Беном Стиллером гоняется оживший скелет тираннозавра. Чтобы он был похож на настоящий, сначала построили цифровую модель — подобие проволочного каркаса
Верхом на драконе: в фильме «Эрагон» цифровые технологии сочетаются с традиционными. Чтобы движения актера, оседлавшего дракона, выглядели естественно, потребовалось около 200 дублей с использованием специального «тренажера». Эдвард Спилерс катается верхом, сидя в седле с гидравлическим приводом. Движения механизма максимально соответствуют походке дракона, который позже будет сгенерирован на компьютере
Сцены со скачками отрабатывались на съемочной площадке на фоне голубого экрана, испещренного лазерными метками. Они помогут аниматорам соединить рисованный фон и цифровых персонажей с реальными перемещениями камеры
Технология motion capture позволяет зафиксировать движения актера для последующего использования в компьютерной анимации, но беспомощна, когда дело касается человеческого лица. Отследить тончайшие нюансы мимики аниматорам помогают новые цифровые методы. В системе Mova Control используется особый фосфоресцирующий грим, отдельные камеры для съемки фактуры и формы, а также люминесцентные лампы, вспыхивающие 90−120 раз в секунду
Компания Image Metrics пошла дальше — ее аппаратура отслеживает выражение лица без грима и добавочных конструкций. Теперь компьютерный персонаж может повторять малейшие нюансы мимики актера. Основатель компании Mova Стив Перлман показывает свою систему в действии
Обрети свое лицо: в фильме «Пираты Карибского моря. Сундук мертвеца» с помощью разработанной в компании ILM методики Imocap игру актера Билла Найи удалось перенести на созданное в компьютере лицо фантастического злодея Дэви Джонса

Художнику Крису Уоттсу прежде никогда не приходилось иметь дело с волками. Однако в фильме под названием «300», который снимает сейчас Зак Снайдер, именно его команде поручили пасти все кинематографическое зверье. Волк должен появиться в эпической сцене — когда в 480 году до н.э. спартанцы бьются с персами при Фермопилах. Крису мало того, чтобы зверь гордо прошагал через кадр, — хочется показать зрителю грозный блеск его клыков. Уоттс поясняет задачу так: «Макните облизанное мороженое в кленовый сироп и поднесите к свету — примерно так должны блестеть его клыки».

Слава богу, сейчас для того, чтобы получить подобный кадр, уже не нужно ловить живого волка и мазать сиропом его клыки. Волчьи зубы в фильме «300» чисто цифровой объект. То же можно сказать о каждой шерстинке шкуры, практически обо всех элементах кадра, не считая молодого спартанского воина. Сначала на сцене с голубым задником сняли актера-спартанца, дерущегося с механическим волком. Потом материал пролежал на полке больше года, пока Уоттс не приступил к заполнению необъятных формуляров по кадрам этой сцены вместе с сотрудниками квебекской фирмы Hybride, специализирующейся на цифровых спецэффектах. «Вот что приятно в работе на компьютере, — говорит Уоттс. — Если решишь, что с шерстью, глазами и всем остальным ты уже разобрался, выключаешь все эти слои и оставляешь на экране одни только зубы».

Новые стандарты

Такие цифровые фокусы, как виртуальный волк из «300», теперь уже трудно назвать революционными. Образы, созданные на компьютере (CGI), появились в кинематографе еще в 1973 году, в фильме «Западный мир», — правда, тогда это были всего лишь двумерные, распадающиеся на отдельные пиксели фантазии на тему о роботах. Сейчас можно отснять, смонтировать и довести до зрителя фильм, в котором реально не останется ни одного подлинного, «живого» кадра. «Цифра» дала кинематографу новое рождение — так же, как некогда звук, а позднее — цвет. Режиссеры долго противостояли натиску компьютерных методов, но теперь сами тянутся к цифровым камерам. Отснятые файлы — вещь куда более удобная в работе, чем километры пленки.

При работе с кинопленкой за результат, который бы устроил режиссера, всегда приходилось платить снижением качества картинки. Теперь все эти проблемы позади.

В Голливуде ничто не пропадает. К примеру, для фильмов «Стюарт Литтл» и «Идеальный шторм» разработали компьютерную методику изображения сложных фактур — меха и воды. Находки упаковывают в такую удобную программную форму, как Autodesk Maya Hair или Maya Fur (программные пакеты «волосы» и «мех»). Инструментарий — образцы цифровых персонажей и ландшафтов или съемочные методики, позволяющие фиксировать движения актеров и выражения их лиц, — доступны всем профессионалам. Приступая к делу, каждый знает, что получится в итоге, — теперь уже не принято действовать «наудачу».

Новые приемы

В обиход возвращаются стереоочки. С помощью специального программного обеспечения кинематографисты могут брать уже имеющиеся двумерные кадры и переформатировать их под стереоскопические проекторы. В 3D-ремейке фильма «Кошмары перед Рождеством» куклы, отснятые в 1993 году Тимом Бартоном, с помощью цифровых технологий были смещены под небольшим углом. Теперь, когда фильм прокручивается через проекционный адаптер Real D, левый глаз зрителя видит кадры первого фильма, а правый воспринимает новые, модифицированные картинки.

Сейчас ведется работа над несколькими трехмерными картинами. Революционер в кинотехнике Джеймс Кэмерон снимает мегабюджетные научно-фантастические ленты «Аватар» и «Боевой ангел», Роберт Земекис готовит трехмерный фильм «Беовульф», а Джордж Лукас заявил о своих планах выпустить трехмерный ремейк «Звездных войн».

Дым и зеркала

Технологический прорыв, который несколько лет назад позволил снять динозавров и гигантские волны, сейчас распался на множество «мини-дисциплин», и методы каждой из них постоянно совершенствуются. Одно из направлений — имитация стихий и движения мелких частиц, то есть воды, огня, дыма и пыли. Режиссеры хотят, чтобы на экране это выглядело совершенно «по-настоящему». В феврале по книжке комиксов снимался фильм-экшн «Призрачный гонщик». Главный герой, которого играет Николас Кейдж, по ходу действия теряет голову, вместо нее остается череп, сияющий пламенем — естественно, цифровым, изготовленным с помощью специальной модификации программы Maya. «У нашего героя нет ни глаз, ни губ, ни языка, так что артикуляция и мимика ему не нужны, — говорит режиссер Марк Стивен Джонсон. — По его виду не скажешь, когда он в печали, а когда в ярости, и мне хотелось, чтобы его эмоции выражало само пламя».

В «золотую эпоху» Голливуда, 30-е и 40-е годы ХХ века, для создания фильма были необходимы целые гильдии декораторов, художников, гримеров и других специалистов. Магия кино складывалась из общих усилий. Сейчас подобную работу выполняют маленькие компании, специализирующиеся на цифровых эффектах.

Hybride, фирма, где имитировали волчью слюну для фильма «300», делала и цифровые декорации для «Города грехов», снятого Родригесом в 2005 году. Фильм воспроизводит мрачную атмосферу комиксов известного художника Фрэнка Миллера — это попытка снять игровое кино в стилистике нарочито резких и грубых рисунков. Кстати, фильм «300» тоже снят по книге Миллера.

В работе над цифровыми фонами для фильма «300» художникам компании Hybride пришлось сочетать щепетильное внимание к деталям с принципиально антинатуралистичным способом изображения. Для того чтобы «вписать» кадры, снятые с живыми актерами, в смоделированную на компьютере обстановку, художники воспользовались сложной методикой. Сначала отснятые сцены перевели в формат трехмерной графики и запрограммировали маршруты виртуальных камер так, чтобы они соответствовали движению камер при реальной съемке. Когда удалось точно совместить «вид» из виртуальных и реальных камер, созданные на компьютере ландшафты легко нашли свое место в реально отснятых сценах. Оставалось только следить, чтобы воинов не закрывали силуэты врагов, элементы ландшафта или пролетающее мимо шальное копье.

«Мы ждали от компании Hybride искусства, а не просто реальности, — говорит режиссер Зак Снайдер. — Все это непросто, поскольку субъективно. Что для одного искусство, для другого — откровенная халтура. Вот почему работа над цифровым волком так затянулась. Нюансы, о которых мы здесь спорим, весьма далеки от того, что заботит нормальных людей».

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№2, Февраль 2007).
Интересно как устроен ядерный реактор и могут ли роботы построить дом?
Все о новых технологиях и изобретениях!
Спасибо.
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.