Всем привет, меня зовут Молли Хуанг, я работаю в «Яндексе» с 2018 года и живу в китайском городе Шэньчжэне. Я отвечаю за производство «Яндекс.Станции» и «Яндекс.Станции Мини». Большую часть рабочего времени я провожу вместе с российской командой «Яндекса» на фабриках в Китае: готовлю производство предсерийных образцов, организовываю тестирование и поиск дефектов устройств. Также я контролирую состояние компонентов для производства, само производство, ищу варианты, как улучшить устройства. Но с января 2020 года — с приходом COVID-19 — всё резко изменилось. Я хочу поделиться тем, как мы боролись с вирусом и его влиянием на бизнес здесь, и рассказать, как изменилась моя жизнь, когда вирус почти победили.

Как всё начиналось

23 января 2020 года, за день до новогодних каникул, китайское правительство заявило о закрытии города Уханя из-за нового вируса и о том, что все жители Китая должны две недели оставаться дома, чтобы защититься от заражения.

Новогодние каникулы должны были завершиться 2 февраля, и мы планировали возобновить производство «Мини» 14 февраля и «Станций» 16 февраля (фабрики тоже закрываются на каникулы). После этого заявления никто не знал, что произойдёт, но все поняли, что изменения будут значительными.

Вскоре мы обнаружили, что ситуация становится хуже и хуже, но все люди уже оказались на каникулах за пределами крупных городов и были обязаны оставаться дома, так что мы не могли делать ничего, кроме как ждать заявлений от государства. (Обычно китайцы проводят около двух недель новогодних каникул вне больших городов — в городках и деревнях, откуда родом их семья).

Китай

26 января правительство распорядилось предоставить всем работающим гражданам неделю оплаченных выходных в дополнение к новогодним каникулам. Чуть позже вышло разъяснение: хотя первый рабочий день будет 10 (а не 2) февраля, компании не могут начать работу в офисах и на заводах без разрешения от властей, которое выдаётся после инспекции помещений. Как станет проходить инспекция и как получить разрешение, в тот день не объяснили.

Как работала наша команда, чтобы смягчить влияние вируса на производство устройств

Все фабрики закрылись (сначала из-за новогодних каникул, а затем из-за распоряжения правительства), и мы понимали, что надо готовиться к открытию производства. С 4 февраля, за неделю до планируемого открытия, мы стали собирать сведения о поставщиках. Чтобы запустить конвейер, нужны рабочие на фабрике, налаженная цепь поставок, логистика, разрешение от властей и т. п. Мы сделали табличку и вносили туда всю информацию, которую с трудом выясняли у подрядчиков по телефону и WeChat. Чем больше мы звонили — тем печальнее выглядело наше положение: у подрядчиков не было сырья для производства; они не знали, когда и как получат разрешение возобновить работу; персонала не было; логистика не работала; на некоторых заводах инфицировались сотрудники, что автоматически закрывало заводы. К счастью, были и хорошие новости: некоторые компоненты поставлялись из-за рубежа без задержек.

Молли Хуанг

Надо сказать, что даже офисные сотрудники фабрики (менеджеры, инженеры) обычно не берут с собой в отпуск ноутбуки, так как на каникулах не работает ничего. Поэтому 10 февраля буквально несколько менеджеров, которые заранее захватили с собой ноутбуки, смогли начать работать из дома. Зайти в офис за техникой было невозможно: всё опечатали власти. Тем не менее стало немного легче контролировать ситуацию. Начали собирать статус ключевых компонентов, узнали, как подать заявление на открытие, вместе помогали субподрядчикам и т. п.

17 февраля появились первые положительные новости. Обе фабрики получили разрешение работать. Мы сразу обменялись опытом с субподрядчиками, чтобы ускорить их открытие, рассказали, где брать маски, средства и всё остальное для инспекции. 20 февраля у обеих фабрик (Станция и Мини) был готов план, как и когда мы сможем начать производство.

После открытия фабрики (но не начала производства) все усилия бросили на наём рабочих, чтобы выполнить план. Это была самая трудная задача. Мы столкнулись с серьёзной нехваткой рабочей силы. Из тысяч сотрудников фабрики меньше пятидесяти живут в Шэньжэне и остались там на праздники. Они могли начать работать, как только фабрика откроется. Но большинство китайцев проводили новогодние каникулы в родных городах и не могли оттуда выехать: правительство контролировало передвижение транспорта. Даже те, кому разрешали покинуть город, боялись это сделать. По прибытии в Шэньчжэнь была обязательной 14-дневная изоляция дома. Многие жители Китая, слишком обеспокоенные возможностью заболеть, не выходили на работу. Компании прилагали огромные усилия для того, чтобы вернуть людей: увеличили заработную плату, ввели бонусы для персонала, оплачивали гостиничный номер для изоляции приехавших, новым сотрудникам из некоторых провинций компенсировали стоимость проезда на поезде.

Китай

В результате наше производство окончательно стартовало со 2 марта по плану, намеченному на 20 февраля. На три недели позже, чем планировалось до появления вируса.

Если бы на фабрике обнаружили заболевшего или даже риск заболевания — государственные инспекторы моментально остановили бы производство. Поэтому на фабрике ввели серьёзные санитарные меры. Обеспечили две маски в сутки каждому сотруднику, развесили санитайзеры, регулярно проветривали помещения, протирали поверхности спиртом, контролировали температуру сотрудников перед входом в цех, проводили особый контроль на входе в фабрику, проверяли каждого посетителя, обрабатывали все машины спиртовым раствором.

В итоге мы вышли на плановый объём производства к середине марта. Фабрики работают чрезвычайно интенсивно, чтобы нагнать отставание от плана. Мы ожидаем, что наши устройства теперь будут выпущены даже на две недели раньше, чем мы планировали до вируса.

Китай

Как мы жили во время карантина

Никто не знает, когда точно вирус появился, но его влияние я почувствовала 21 января. Он изменил каждый день моей жизни и работы. С 21 января я не могла купить маску или лекарства — ни онлайн, ни в магазине. Люди стояли в километровых очередях, чтобы получить несколько масок. С 23 января Ухань официально закрыли, людей попросили не выходить из дома 14 дней. Мы поняли, что столкнулись с невиданной катастрофой. Вирус остановил всё. Пустые дороги между городами и внутри них, нет людей на улице. Моя семья даже не праздновала Новый год, чего раньше никогда не случалось. Мой племянник отменил свою свадьбу, которая должна была стать главным семейным событием года.

Мы пытались нарушать требования властей и обойти ограничения, но позже поняли, что власти абсолютно правы и мы не можем ничего сделать, только оставаться дома. Правительство каждый день распространяло по всем каналам и приложениям (суперапп в Китае — реальность уже много лет) удобный отчёт. Из него люди поняли, насколько страшна ситуация в Ухане и провинции Хубэй в целом и как вирус распространён вокруг нас. Мы следили за новостями, чтобы понять, что происходит, и делились новостями в WeChat.

Власти провинции стали вводить всё более и более жёсткие ограничения. Чтобы следовать им, моя семья заказывала товары, полагаясь только на городские службы доставки. В самом начале большую часть еды распродали в онлайн-магазинах по высоким ценам. (Я должна заметить, что e-commerce гораздо более развита в Китае, чем в России, как я знаю от московских коллег. В Китае большинство товаров и продуктов покупают онлайн с доставкой на дом.) Когда вмешались власти, ситуация с продуктами вернулась к нормальному состоянию к концу января.

Китай

Правительство начало строить госпитали для заболевших в Ухане, собирало докторов по всей стране. Мы называли это войной, а врачи были воинами. Доктора, едущие работать в Хубэй (самая пострадавшая провинция, Ухань — её столица), чествовались как герои. Увы, недостаток защитных материалов проявился почти сразу, что поставило докторов в опасное положение. Все жители Китая предложили помощь, а компании начали производить защитные материалы под особым государственным контролем. Люди со всего мира присылали маски и другие товары в Китай. Всё больше волонтёров предлагало помощь, и государство выпустило советы для их лучшей организации. В феврале всё больше и больше людей заболевало, но всё больше и больше людей приходило на борьбу с вирусом.

В самом начале всего этого мы думали, что жизнь и работа скоро вернутся к норме. Я так мечтала снова работать, больше, чем когда бы то ни было ещё. Я верила, что власти смогут победить в этой войне, соблюдала все правила и внимательно следила за изменениями. Первые положительные знаки появились в начале февраля, это укрепило мою уверенность. Я наладила свою жизнь дома, занималась спортом каждый день, делилась новостями и мыслями с друзьями. Очень важно было поддерживать друг друга и обмениваться информацией.

Сейчас, спустя два месяца, Китай всё ещё на пути к нормальной жизни. На улицах пробки, толпы в магазинах, но это ещё не конец войны. Поездки больше не ограничивают. Можно передвигаться по городу и стране свободно, как и раньше. Тем не менее QR-коды не отменили. При входе в вагон метро нужно отсканировать код, отметив, в каком вагоне едешь. Это сделано для того, чтобы отследить потенциальное распространение вируса, так как его следы ещё находят. Можно поехать и в провинцию Хубэй — до этого вам придётся зарегистрироваться онлайн.

Китай

Как жизнь изменилась, когда почти всё закончилось

Мы продолжаем носить маски. Власти сняли ограничения, но люди продолжают им следовать. Это позволяет нам чувствовать себя безопаснее. И это изменило жизнь. Рост населения крупных городов замедлился. Тут стало меньше работы. Многие компании сократили сотрудников, обанкротились или находятся в тяжёлом положении. Семьи стали ближе, чем до этого (раньше молодёжь, работающая в больших городах, виделась со стариками только по праздникам). Младшее поколение учит родителей, как жить в мире IT.

Онлайн-активность выросла почти в два раза, так как в интернет пришли люди 50−70-летнего возраста. Почти всё, даже свежие продукты, покупают только онлайн, причём у фермеров, а не в обычных магазинах или на рынках. У моей мамы (ей почти 60) в телефоне больше приложений, чем у меня. Мы привыкли держаться на расстоянии от людей. Почти нигде нет прохожих. Это тяжело пережить ресторанам и магазинам — многие из них закрылись. Улицы выглядят совсем иначе. Сейчас (раньше так тоже было, но не всегда) ты заказываешь еду в ресторане через WeChat, без официанта. Некоторые рестораны даже еду к столику доставляют при помощи роботов, а не людей.

Если человек не дома — он на работе. Командировок стало меньше, команды сплотились. Все понимают, что ситуация сложная, и стало проще договариваться, хотя всё меняется ещё чаще, чем раньше. Это усилило командный дух.

Никто не знает, как жизнь изменится дальше, но введенные ограничения были корректными и регулируются правильно. За последние два месяца они дали очень хороший эффект. Война продолжается, но мы обязательно победим.