Этот фильм — не фэнтези, его герои — не волшебники, просто у них есть сверхъестественные способности. Главная цель создателей картины — реализм.

Перед выходом на экраны фильма «Люди Икс-3. Последняя битва», в котором «плохие» и «хорошие» мутанты устраивают разнообразные катаклизмы, летают, принимают облик президента США и сворачивают знаменитый мост «Золотые ворота» в сторону не менее знаменитой тюрьмы Алькатраз, журналисты встретились с Джоном Бруно, руководившим работой над спецэффектами. Среди прочего, тот заявил, что, работая над фильмом, держал в уме одну главную цель. Какую же? «Реализм, — просто ответил Бруно. — Этот фильм — не фэнтези, он не похож на ‘Властелина колец'. Наши герои — не волшебники, просто у них есть сверхъестественные способности, и мы должны были показать их реальными».

Для достижения этой цели эффектов потребовалось больше, чем в каждом из предыдущих фильмов про Людей Икс. Всего в картине около 900 планов с эффектами, которые были разделены между 11 студиями из разных концов света. В их числе были лондонские студии Framestore CFC и The Moving Picture Co. (MPC), новозеландская студия Weta Digital, лос-анджелесские студии Rhythm & Hues и Hydraulx. Даже при постоянном обмене данными между ними пересечения были неизбежны — к примеру, одна студия могла работать над цифровой имитацией знаменитых адамантовых когтей Росомахи, а другая — над боевым эпизодом, в котором эти когти тоже принимают посильное участие.

Передвижной мост

Несмотря на то, что герои фильма довольно много времени проводят в Сан-Франциско и его окрестностях, ни один из актеров не приезжал в город на съемки. Да и съемки проводились на самом деле вовсе не в Сан-Франциско, а в Канаде.

Самым эффектным в картине стал момент, когда разбушевавшийся лидер «плохих» мутантов Магнето (Йан Маккеллен) отрывает часть моста «Золотые ворота» и разворачивает его к острову, на котором находится бывшая тюрьма Алькатраз. (Оставим за скобками тот факт, что в реальности этот мост до острова никак бы не дотянулся). По мнению Джона Бруно, эта сцена — самая сложная в картине; на нее ушла шестая часть всего бюджета фильма, который составляет около $210 млн. Последний кадр с мостом был закончен 8 мая; премьера картины на Каннском фестивале состоялась через несколько дней. «Мы не могли упустить шанс поиграть с одним из самых известных мостов в мире», — говорит Крэг Лин из Framestore CFC, студии, которая занималась спецэффектами для этого эпизода. Первоначально предполагалось, что Магнето разнесет мост на мелкие кусочки, которые потом снова соберутся воедино под воздействием магнитного поля и выстроятся к Алькатразу. Однако на осуществление этого оригинального замысла не хватило времени, и мост пришлось двигать целиком. В работе над этой сценой Framestore CFC использовала реальные съемки, миниатюры и гигантскую модель одной из секций моста.

Съемочной группе не разрешили ставить на мосту кинокамеры, и поэтому Джон Бруно и его помощники ограничились тем, что сделали большое количество фотоснимков как с моста, так и с берега. Они жаловались, что им очень не повезло с погодой — в Сан-Франциско они приехали в середине лета, когда в городе постоянно стоят туманы, и были вынуждены ловить редкие просветы. Часть материала удалось отснять с вертолета, хотя из соображений безопасности слишком близко подлетать к мосту им тоже не позволяли. В результате около 90% «живых» кадров с мостом требовали цифровой корректировки — соответствующего фона или добавления машин, разрушений и виртуальных двойников мутантов.

Тем не менее съемочная группа получила достаточно материала, чтобы сделать цифровую копию моста в программе Maya, а также построить гигантскую копию одной из его секций в натуральную величину. Эта гигантская декорация находилась в Ванкувере; именно здесь снимались сцены с Магнето, его помощниками и некоторым количеством автомобилей. Декорация была исключительно правдоподобной. «У нас были правильные рефлекторы на проезжей части и правильные потеки грязи, и даже количество пыли на перилах было таким как нужно», — говорит Джон Бруно.

Секрет их молодости

Эпизод, один из самых сложных с точки зрения эффектов, на вид кажется вполне обыденным — будущие непримиримые противники, профессор Ксавье (Патрик Стюарт) и Магнето, приходят в дом еще совсем юной Джин Грей, в которой они чувствуют гигантский потенциал. Однако это происходит за 20 лет до основных событий картины. На роль героини взяли 13-летнюю актрису Хейли Рамм, но как омолодить взрослых актеров? «Мы снимали эту сцену в обычном режиме, еще не зная, как она будет выглядеть на экране, — говорит Джон Бруно. — Это было довольно страшно. Это пролог, первая сцена в фильме, которого все так ждали; если бы она провалилась, мы бы рисковали потерять доверие зрителей». Дополнительным фактором риска было то, что облик Патрика Стюарта 20-летней давности хорошо известен поклонникам сериала «Стар Трек».

Виртуальный «эликсир молодости» обнаружился в лос-анджелесской студии Hydraulx. Программа Lola была создана при участии пластических хирургов для мелких косметических поправок внешности с помощью 3D-«заплаток», которые накладываются поверх лиц актеров. Сотрудники Hydraulx вооружились дисками со «Стар Треком» и старыми фотографиями Йана Маккеллена. Они омолодили героев, убрали морщины и лишний вес. Лицо Магнето сделали полнее, а волосы — темнее. Лицо профессора Ксавье стало более гладким; ну а волос у этого персонажа, как могут убедиться зрители, не было и в более молодые годы. Результат — минус двадцать лет, как и требовалось. «Вы можете предполагать, как сделано все остальное, но только не это. Вы смотрите и не понимаете, что происходит», — восхищается Джон Бруно.

Феникс разбушевался

Через два десятилетия после описанной выше встречи Джин Грей (Фамке Янссен) подпадает под власть мрачной стороны своей натуры, Темного Феникса. Это существо с невероятной разрушительной силой, не подвластное ни внешнему контролю, ни голосу собственного разума. Кадры с превращением Джин в Темного Феникса делались уже на стадии постпродакшн: лондонская студия MPC работала с трехмерной моделью лица актрисы. На этой модели рисовали потемневшую кожу, почерневшие глаза и сеточку выступивших вен.

Темный Феникс может стереть с лица земли всё, что его окружает. Этот процесс создатели фильма назвали «атомизацией». Начало самой эффектной сцены «атомизации», которая происходит в доме Джин двадцать лет спустя, снималось в Ванкувере, в настоящих декорациях, с настоящими актерами. По мере того, как дом должен был разлетаться на куски, стены декорации раздвигались в стороны. После того как из оконных рам вылетают стекла, место «живых» съемок занимают компьютерные эффекты. Чтобы воссоздать точную копию ванкуверских декораций в 3D, аниматоры сделали множество фотографий на съемочной площадке. По словам Николаса Айтади из MPC, создать интерьер было гораздо труднее, чем разрушить его. «Это невероятно сложно — заставить виртуальный стол выглядеть настоящим столом», — говорит он.

«Атомизацию» твердых тел на MPC делали в программе PAPI, написанной, в частности, для разрушения осадных башен в фильме «Царство небесное». Аналогичная программа была специально написана для работы с 3D-обоями; она позволяла, среди прочего, выбирать, как эффектнее сдирать их с виртуальных стен. Особое внимание аниматоры уделяли текстуре объектов. Так, при первой попытке собрать воедино всю сцену оказалось, что стулья разлетаются, словно они сделаны из мрамора.

Другое проявление нелегкого характера Темного Феникса досталось Weta Digital. Речь идет об эпизоде, в котором разрушительная сила Джин буквально срывает одежду, а затем и куски плоти с Росомахи (Хью Джекман), и только уникальная способность этого героя к самоисцелению помогает ему выжить. «Мы сделали много кадров со срываемой плотью и наращиванием ее обратно — так, чтобы казалось, что куски плоти и одежды стекают с Росомахи, пока он идет к Джин», — объясняет Эрик Сэйндон. Для этих сцен программисты Weta Digital написали несколько приложений к программе Maya.

Джаггернаут и Кошка

Еще двое персонажей получили в этом фильме дополнительное экранное время — это Джаггернаут (Винни Джонс) и Кошка, она же Китти Прайд (Эллен Пейдж). Один из самых забавных эпизодов картины — это погоня неостановимого, но несколько туповатого Джаггернаута за изящной Китти по коридорам Алькатраза. Китти обладает даром проходить сквозь стены; Джаггернауту этот дар не нужен — он стены просто прошибает.

В съемках этого эпизода по большей части были заняты каскадеры, которыми руководил постановщик трюков и второй режиссер картины Стивен Крейн. Стены были пенопластовыми, смонтированными из разноформатных блоков по принципу паззла. Каскадер, дублирующий Джаггернаута, прошибал эту конструкцию на бегу без особого труда. Другие ракурсы, которые камера охватывала сверху, снимались еще проще: каскадеры пробегали в проемы в стенах, которые не было видно сверху. В проемах были помещены пакеты с мелкой пластиковой крошкой, которые каскадеры разрывали, создавая ощущение, что стена раскалывается на куски. Эти мелкие осколки нужны были главным образом для того, чтобы наметить траекторию больших обломков, добавленных позже на компьютере. Киностудия Fox и создатели картины утверждают, что «Последняя битва» завершает цикл фильмов о Людях Икс. Однако те, кто внимательно смотрел последние кадры, могут предположить, что приключения мутантов далеки от завершения, а значит, будут новые фильмы и новые спецэффекты.

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№8, Август 2006).