Историю о сказочной стране Нарнии, вход в которую расположен за платяным шкафом, сочинил британский профессор К. С. Льюис. В Нарнии под властью злобной Белой Колдуньи томились фавны, кентавры, дриады, гномы, великаны и говорящие животные — и это продолжалось до тех пор, пока любопытные братья и сестры Пэвенси, отправленные в деревню подальше от бомбежек Второй мировой, не залезли в шкаф и не отыскали волшебную страну.

Льюис был категорически против превращения своих книг о Нарнии в художественные фильмы. «Антропоморфные животные, будучи перенесены из книги в визуальную область, всегда оказываются насмешкой или кошмаром», — писал он в 1959 году.

Не прошло и полвека, как компьютерные технологии радикально расширили возможности кинематографа. За постановку фильма по первой книге о Нарнии — «Лев, колдунья и платяной шкаф» — взялся режиссер Эндрю Адамсон, на счету которого оба мультфильма про зеленого гиганта Шрека. Большой поклонник К.С. Льюиса, режиссер стремился сделать экранную Нарнию как можно более реальной. «Это не плод воображения героев книги, а совершенно самостоятельная вселенная, — говорит он. — Я хотел, чтобы Нарния выглядела как страна, которую можно посетить». Над выполнением этой задачи трудились сразу несколько студий, занимающихся производством спецэффектов — Rhythm & Hues, Sony Pictures Imageworks и ILM.

Львиная доля

Ключевой персонаж — говорящий лев Аслан, освободитель Нарнии и отчасти Мессия. О том, чтобы дрессировать для этой роли настоящего льва, не могло быть и речи — и решение сделать Аслана в компьютере было принято на ранней стадии подготовки к съемкам. Планка была задана высокая. «Я хотел, чтобы все ахнули — подумать только, дети так близко подходят к настоящему льву!» — говорит Эндрю Адамсон.

Над созданием образа Аслана студия Rhythm & Hues работала два года. Аслан должен был выглядеть как настоящий царь зверей, грозный и опасный, но при этом выражать свои эмоции и чувства вполне по‑человечески. А также говорить — что означало, что аниматорам нужно было вложить человеческую речь в неприспособленную для этого пасть животного. Для начала, вооружившись фото- и видеокамерами, аниматоры посетили клетку со львами в голливудском питомнике Gentle Jungle, где животных тренируют для съемок в кино. Вскоре вся студия была увешана фотографиями львиных морд. Особенно сотрудников Rhythm & Hues интересовали «выражения» — грустное, задумчивое, злое и так далее. Конструируя цифровую модель льва в программе Maya, аниматоры постоянно сверялись со снимками, чтобы не очень отдаляться от правды жизни.

Однако этого было недостаточно. Аслан в «Хрониках Нарнии» — не просто лев; он носитель сверхчеловеческой мудрости, знаний и доброты. Чтобы вдохнуть жизнь в этот образ, нужен был человек. И аниматоры нашли свое вдохновение… в образе героя фильма «Убить пересмешника» (1962), благородного адвоката Аттикуса Финча в исполнении Грегори Пека. Они подобрали соответствующие кадры из фильма под кодовыми названиями «Аслан злится», «Аслан счастливый», «Аслан гордый» и так далее. Сопоставляя эти кадры с фотографиями настоящих животных, аниматоры разработали основные движения, позы и мимику своего героя. Полученную в результате модель «оживляли» методом покадровой анимации. Только на голове Аслана было более 300 контрольных точек, что позволяло добиться множества нюансов в его «игре». Роскошная львиная грива состояла примерно из 20 миллионов волосков. Причем волоски были 15 разных видов, каждому из которых соответствовали определенные оттенки и текстура.

В дополнение к цифровому льву в съемках участвовали три львиных манекена в натуральную величину. Один из них был простой куклой, которую ставили на съемочную площадку для того, чтобы актерам было на что смотреть. Также была радиоуправляемая модель для сцены гибели Аслана на Каменном Столе. У этой модели шевелились уши, глаза и нос — так, что казалось, будто лев дышит. Последним был манекен, на котором юные героини катались верхом на фоне зеленого экрана. Он был самым тяжелым и весил более 225 кг.

Бобры и другие звери

Обитатели Нарнии делятся на тех, кто поддерживает Аслана, и тех, кто поддерживает Белую Колдунью. Первые, конечно же, герои положительные.

К примеру — бобры, живущие в маленькой хатке на плотине. На постройку декорации их домика ушло более 4500 бревен разной толщины. Сами же бобры были целиком смоделированы на компьютере. Аниматоры сканировали изображения этих животных из книг и добавляли нужные по сюжету детали — например, рот или морщинки. Как и Аслан, бобры должны были выглядеть настоящими животными, но при этом вести себя как люди. Поэтому в ходу у аниматоров было две программы — одна для бобров в их «животной» ипостаси, ходящих на четырех лапах, и другая — для прямоходящих, «человекообразных». В зависимости от сцены в ход шла либо одна, либо другая программа.

В лагере Белой Колдуньи бал правили волки. Настоящих волков — трех самцов и двух самок — привезли в Новую Зеландию из Лос-Анджелеса. Строго говоря, это были не чистокровные волки, а помесь волков с эскимосскими овчарками. Актерами они оказались никудышными. Взять хотя бы эпизод, в котором волки ищут детей в хатке бобров. Перед началом съемок в разных углах декорации были спрятаны куски мяса. И что же? «Все, что мы получили, — это собачьи задницы, повернутые к камере, — жалуется сотрудник Sony Pictures Imageworks Джим Берни. — Собаки нашли мясо, они виляют хвостами и высовывают языки.

И им совершенно все равно, куда подевались дети». Хвосты и недостаток свирепости подкорректировали на компьютере и всерьез задумались. В результате в последующих эпизодах фигурировали уже цифровые волки, смоделированные в программе Maya.

Продюсеры также сделали попытку снять живых северных оленей, которые возят сани Белой Колдуньи. Однако тут вмешалось министерство сельского хозяйства Новой Зеландии. Оно категорически запретило ввозить оленей в страну, опасаясь, что они могут принести с собой опасный вирус. Пришлось прибегнуть к услугам лос-анджелесской студии спецэффектов Creature Effects, которая за полгода сделала механическую олениху с ласковой кличкой Холли, а потом и троих ее собратьев. Олени были сделаны из синтетических материалов и оптоволокна, и для управления каждым требовалось пять человек. Кукольники регулировали движения головы, шеи, бедер, ушей, глаз и хвоста, а также специальным приспособлением выпускали пар из ноздрей.

Уроки от минотавра

Один из самых обаятельных персонажей книги — фавн мистер Тамнус, существо с телом человека и козлиными ногами. Роль мистера Тамнуса играет 26-летний шотландский актер Джеймс Макэвой. Над его превращением в мифическое создание ста с лишним лет от роду работала целая команда гримеров из голливудской студии K.N.B. EFX Group. На голову актеру прикрепляли радиоконтролируемые ушки и рожки. Он носил искусственную бороду и парик, наклеивал бачки, искусственные брови и даже кудрявые волосы на теле. Специальные накладки видоизменяли его нос и лоб. Чтобы закрепить эту сложную конструкцию, над Макэвоем в течение трех часов трудились два человека.

Всё, что находится у мистера Тамнуса ниже пояса, было нарисовано на компьютере. Создатели фильма использовали процесс, который впервые был применен в картине «Форрест Гамп» (1994). На съемочной площадке Макэвой носил зеленые чулки с налепленными на них инфракрасными маркерами. Цифровые фотокамеры фиксировали расположение маркеров, и эта информация становилась основой для последующего рисунка «козьих ножек».

Оставалось решить вопрос с походкой — фавн должен был ходить иначе, чем человек. Актер долго экспериментировал со специальными ботинками на высокой платформе и с собственными ресурсами — то есть ходил на цыпочках. Последний вариант оказался самым эффективным.

Актер Шейн Ранги, игравший человекобыка Минотавра, тоже тратил немало времени на свой наряд — его надевание занимало 45 минут. Основой образа была искусственная голова, которой дистанционно оперировали несколько кукольников. Кроме того, Ранги носил тяжелый костюм с вшитыми в него искусственными мускулами и просвечивающими венами, сделанными из пластиковых трубочек. В этом костюме он практически ничего не видел и не слышал. «Секрет моей работы? Не страдать клаустрофобией!» — говорил актер.

Большая часть сказочных существ в фильме начинали свое существование в качестве макетов на студии WETA Workshops и затем подвергались цифровой обработке. Одними из самых сложных оказались кентавры. Сотрудник Rhythm & Hues Билл Вестенхофер просмотрел множество киносказок с кентаврами и пришел к выводу, что, во‑первых, они «глупо выглядят», если их руки ничем не заняты, а во-вторых, у идеального кентавра верхняя часть туловища должна управлять действиями нижней.

В итоге кентавров собирали из материалов motion capture, проведенной отдельно с лошадью, отдельно — с человеком, спокойно сидящим в кресле.

Снежная страна

Основные съемки проходили в Новой Зеландии — в декорациях, построенных в старых самолетных ангарах и в заброшенном конноспортивном центре. Здесь вырос снежный лес Нарнии, для которого из Европы привезли 225 живых деревьев. Снег на деревьях сделали из пены, пенопласта и соли; снег же, по которому персонажи ходили, состоял из нарезанных в конфетти памперсов. С такой поверхности было легко убирать следы актеров после каждого дубля, чтобы к новой команде «Мотор!» «снег» снова выглядел нетронутым.

Сочетание цифровых эффектов, механических приспособлений и миниатюр ярче всего проявилось в работе над эпизодом, в котором дети, преследуемые волками, переправляются через замерзшую реку. Река начинает таять, высвобождая водопад, который смывает волков вниз по течению.

Миниатюрный макет замерзшего водопада в масштабе 1:12 делала студия New Deal. Его основой были сосульки из прозрачного пластика, которые налепили на щит и покрыли специальным «снежным» напылением для новогодних елок. Для того чтобы эффектнее снять воду, разбивающую лед, был сделан макет центрального сегмента водопада, уже в масштабе 1:4, около трех метров в ширину и четырех метров в высоту. Из стекловолокна, укрепленного на стальной раме, была сделана скала. Из скалы торчали металлические стержни, соединенные с пневматическими поршнями с обратной стороны рамы. Кусочки пластикового льда, один слой за другим, укрепляли на стержнях и соединяли на манер паззлов. Поверх ледяной стены были сосульки поменьше и искусственный снег. Затем на эту конструкцию из пульверизатора напылили горячий воск, и она стала выглядеть как единая масса снега и льда.

Следующим этапом миниатюру помещали внутрь резервуара, в котором был устроен круговорот воды: ирригационный насос высасывал воду со дна и сбрасывал ее с высоты. Вода стекала по льду, и поршни втягивали стержни назад, каждый раз высвобождая и сбрасывая вниз очередную порцию пластиковых прозрачных кусочков. Это и был водопад. Впоследствии эти кадры комбинировались с цифровыми изображениями воды и льда, а также с «живыми» съемками бегущих детей на фоне зеленого экрана.

Успех фильма заставил продюсеров начать подготовку к съемкам следующей серии «Хроник Нарнии». Эндрю Адамсон уже сообщил, что возвращается в режиссерское кресло. Что же касается спецэффектов, то они получили заслуженное признание. Картина «Хроники Нарнии: Лев, колдунья и волшебный шкаф» получила три номинации на премию американской киноакадемии «Оскар»: в категориях «лучший звук», «лучший грим» и, наконец, — «лучшие спецэффекты».

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№5, Май 2006).