В отличие от классического поэта, скульптор XXI века не умеет жечь сердца, зато способен выжигать лица.

Возможность сохранить для потомков свое трехмерное изображение до недавнего времени оставалась прерогативой богатых и знаменитых, пока не появилась «демократичная» скульптура. Чтобы опробовать новую технологию, мы увековечили одного из редакторов «Популярной механики» прижизненно.

Несмотря на то, что в Европе 3D-фотографии начали выжигать в стекле еще в конце прошлого века, до России подобная технология добралась только в конце прошлого года. Правда, несколькими годами ранее в Москве уже можно было сделать объемную фотографию путем объединения нескольких плоских. Но это был своеобразный период импрессионизма в российской «цифровой» скульптуре — результат лишь отдаленно напоминал оригинал. Реализм начался потом, когда директор одной российской фирмы настолько заинтересовался трехмерной фотографией, что приобрел недешевый аппарат под названием 3D-сканер. Он-то и позволил сделать трехмерную фотографию именно «фотографией».

Даешь цифровую голову!

Существует анекдот о том, что в свое время известному скульптору Льву Кербелю поручили слепить бюст Юрия Гагарина. День ото дня космонавт дисциплинированно позировал перед скульптором, но однажды ему, видимо, надоело смотреть в одну точку и он стал шевелиться.

Тогда Кербель совершенно серьезно сказал: «Молодой человек, если вы действительно хотите остаться в истории, не мешайте мне работать!» Именно об этом случае я вспомнил, когда позировал перед 3D-сканером. Бедный Гагарин, нелегко ему пришлось! Другое дело мне. Замираешь секунд на пять — и все готово: твоя голова на винчестере компьютера. 3D-сканер напоминает человеческий глаз: он может измерить только то, что видно человеческим глазом, и «видит» только то, что излучает отраженный свет. Для измерений на лицо наносятся светлые и темные полосы, по искривлениям которых и определяется объем. Для того, чтобы достичь большей точности, полосы движутся. А для текстуры лицо фотографируют обычной цифровой камерой. Потом два изображения — объемное (от сканера) и плоское (от фотоаппарата) — отправляются дизайнеру. Начинается второй — пожалуй, самый важный — этап работы.

Роден XXI века

Не только позировать в наше цифровое время стало проще, но и ваять. Обычный скульптор, создавая скульптуру из мрамора, по заветам Микеланджело, отсекает от каменной глыбы все лишнее. «Цифровой» скульптор, которого почему-то в коллективе называют просто дизайнером, способен не только отсечь, но и нарастить. К тому же программа прощает ошибки: достаточно нажать кнопку «Отменить». В общем, почти Господь Бог.

«Сделать вам горбинку на носу поменьше? — шутит дизайнер. — Разумеется, не безвозмездно. И рога тут у вас: наш сканер не проведешь». Хитро подмигнув, дизайнер начинает убирать неприглаженные волоски на макушке. А перед этим скульптор, дабы позабавить моих коллег из визуального цеха, сделал из меня гоблина. Теперь я знаю, что такое шарж XXI века. Вероятно, на основе схожей технологии будут построены и современные «комнаты смеха». «Ну, все, модель готова, — сообщил дизайнер, — можете идти в цех гравировки. Там каждую из 150 тысяч точек модели лазер превратит в микропузырек». Подождите, а почему моя цифровая голова в мегабайтах весит меньше, чем у той блондинки, лицо которой вы редактировали передо мной?!

Выжигатель лиц

Несмотря на то, что лазеру нужно выжечь тысячи пузырьков, третий и заключительный этап — самый короткий. Мой портрет в объеме стеклянного кубика размером 50x50x80 мм был нарисован менее чем за минуту! Для получении изображения лазерный луч специальной системой линз сначала расфокусируется, а потом собирается в одну точку внутри стекла. В результате плазменного микровзрыва получается сфера диаметром менее 0,01 мм.

В то время как лазер «расстреливал» стекло горячей зеленой точкой, на дисплее прибора можно было следить за созданием образа по трем его проекциям — занимательное действо. В отличие от традиционного бюста погладить себя по голове не получится, но зато можно быть уверенным, что внутри кубика я настоящий, без прикрас. Ведь дизайнер при мне редактировал цифровую модель. Впрочем, по моей трехмерной модели можно создать и настоящий бюст, без стекла. Для этого применяются трехмерные принтеры. Такие можно встретить в различных дизайнерских бюро, и стоят они пока безумно дорого.

А что дальше? Трехмерная фотография открывает широкие перспективы. Например, свою трехмерную голову наверняка скоро (если уже не сейчас) можно будет «засунуть» в компьютерную игру. И тогда ваш игрок будет выглядеть в точности как вы сами. Пластическая хирургия, которая становится все более популярной, тоже, вероятно, будет невозможна без трехмерных технологий. Обратившись к имиджмейкеру будущего, женщина сможет путем редактирования своей 3D-модели найти наиболее подходящий для себя образ. Ну а главная примечательность этой технологии состоит в том, что с ее помощью можно сохранить все знаменитые скульптуры мира: 3D-сканеры создадут их цифровые копии, и в случае чего шедевры всегда можно будет точнейшим образом восстановить. Так что Венера Милосская в наше время не осталась бы без рук, а Ника Самофракийская — без головы. В музеях Европы большинство скульптур уже «оцифровано», а скоро и творения российских скульпторов получат свои компьютерные модели.

Что же до моего кубика, то пока этот занимательный артефакт эпохи первоначального накопления трехмерности стоит на моем рабочем столе, вызывая противоречивые отзывы сотрудников. Одни видят в нем стильную игрушку, других пугает сама возможность быть замурованным в стекле. Наверное, так же противоречиво в начале ХХ века воспринимали телефонные аппараты…

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№4, Апрель 2006).