Думаете, что в Центе подготовки космонавтов имени Ю. А. Гагарина в подмосковном Звездном Городке только и делают, что катаются на здоровенной центрифуге и уплетают космическое питание из тюбиков? Как бы не так! Не верите — можете записаться на экскурсию в этот все еще режимный объект, а всем, кому лень, мы расскажем, что же происходит за стенами ЦПК, которому, на минуточку, сегодня стукнуло аккурат 60 лет.

С чего все началось

Первый отряд космонавтов СССР был создан 11 января 1960 года. Тогда не было никакого Звездного, не было вообще ничего, а до того самого полета Гагарина оставалось полтора года! Была только военная часть в густом лесу, приказ главкома ВВС и огромное желание политбюро как можно быстрее отправить первого человека в космос, опередив США. Первое время территорию ЦПК сначала скромно называли закрытым военным городком №1, позже Щелково-14, которого, разумеется, до конца 1980-х не было ни на одной карте. В наши дни за все еще закрытой, но уже не такой секретной местностью закрепилось официальное и весьма романтичное название «Звездный Городок».

Если вы все же соберетесь в Звездный, имейте в виду: во‑первых, тут есть тематический музей космонавтики, а во-вторых, экскурсии водят по действующим залам Центра подготовки космонавтов имени Ю.А. Гагарина. Так что велик шанс увидеть тренировочные будни какого-нибудь будущего космонавта, которого мучают центрифугой или другим тренажером…

Процесс обучения

Что бы отучиться, скажем, на юриста, нужно пять долгих лет. Хотите быть врачом, приготовьтесь слушать лекции как минимум шесть. Прежде чем стать космонавтом, вас будут на протяжении семи (а в некоторых случаях и десяти) лет не только учить премудростям специальности, но и готовить ваш организм к нечеловеческим в прямом смысле слова нагрузкам. Более того, вы должны знать на зубок устройство космического корабля и сценарии поведения при штатных и нештатных ситуациях (а их бывает немало!), но и как тот самый зубок вылечить. Кроме шуток: в ЦПК местные врачи обучают будущих космонавтов в полевых условиях пломбировать зубы. Или возьмем одну из самых распространенных травм на космическом корабле, когда в глаз попало инородное тело. Космонавт должен не только знать, как правильно удалить соринку и что с ней дальше делать, но и как закапать глазные капли, ведь в невесомости жидкость ведет себя совсем не как на Земле. Бытовые моменты, вроде мытья, бритья и справления нужды — тема отдельного материала.

Кстати, о нештатных ситуациях: к ним готовят особенно тщательно. В ЦПК отрабатывают буквально все реальные и нереальные сценарии, начиная от разгерметизации модуля, до приводнения или аварийной посадки спускаемого аппарата в зимнем лесу. К слову, в 1965 году космонавты Леонов и Беляев попали именно в такую ситуацию, когда их корабль приземлился в заснеженной тайге. Космонавты должны в буквальном смысле уметь строить шалаши, разжигать сигнальные костры и оказывать первую медицинскую помощь при необходимости. До недавнего времени в состав специальных укладок носимого аварийного запаса входил охотничий неавтоматический трёхствольный пистолет (ТП-82), что бы добывать еду, защищаться или пускать сигнальную ракету. Но с 2016 года, из соображений безопасности, его исключили из набора, оставив только мачете.

Техсредства подготовки космонавтов

Разумеется, чуть ли не главная достопримечательность ЦПК — огромная центрифуга ЦФ-18: гигантская 18-метровая рука с кулаком, в котором помещается пара испытуемых. Эта махина была введена в эксплуатацию и, пережив ряд доработок, дожила до наших дней. Помимо стандартной экзекуции в виде перегрузок до 30G, она умеет создавать вакуум в кабине, изменять температуру в диапазоне от 5 до 55 градусов тепла и менять газовый состав атмосферы кабины. Кстати, в арсенале ЦПК есть еще одна центрифуга ЦФ-7, но она куда скромнее…

Но не одними центрифугами богат Центр подготовки. В его активе имеется приличных размеров гидролаборатория: круглый бассейн диаметром 23 метра и глубиной 12 метров. На его дне полностью экипированные космонавты отрабатывают действия в условиях невесомости открытого космоса на полноразмерном макете орбитальной станции. Невесомость тут, конечно, условная, но максимально приближенная к настоящей. Самолет-лаборатория Ил-76МДК (в авиапарке ЦПК таких три) предназначен для кратковременного создания невесомости. Переоборудованный специальным образом и значительно усиленный транспортный самолет совершает полет по так называемой параболе Кеплера. Когда он находится в верхней части траектории его пассажиры и экипаж находятся в состоянии невесомости. Правда, длится это не долго — не более 30 секунд.

А еще в Центре подготовки есть лаборатория, в которой составляют рацион космонавтов. Причем, у каждого члена экипажа свое меню. На дегустацию и отбор продуктов уходит как минимум неделя. Затем рецептура передается на производство, где блюда готовят без какой либо химии или усилителей вкуса — все как дома, в кастрюлях и на плите. За тем лишь исключением, что после приготовления какой-нибудь борщ «обезвоживают» и упаковывают. Таким образом космонавту на орбите достаточно добавить горячей или холодной воды в пакет, и через несколько минут порошок становится вновь ароматным супом.