Крошечный ботик, с которого начинались первые флотские опыты знаменитого русского императора, можно увидеть, как известно, в Переславле-Залесском.

А где можно посмотреть на большие боевые корабли, построенные при Петре и громившие шведский флот при Гангуте и Гренгаме? Нигде. Увы, от них остались в лучшем случае небольшие, поднятые со дна моря обломки. В целости и сохранности не осталось ничего.

Фото
Так выглядят останки линейного корабля «Портсмут», найденные на дне Финского залива во время дноуглубительных работ. Это наглядный памятник корабельных технологий прошлого.
На территории яхт-клуба в Лахте (Санкт-Петербург) под навесом лежит несколько обточенных морем деталей русского линейного корабля «Портсмут». Его построили в Голландии по заказу Петра I, он верно служил русскому флоту, но однажды погиб, налетев на мель. И вот все, что удалось поднять со дна. Зато в нескольких метрах от останков «Портсмута» уже второй год реализуется уникальный проект. Здесь в большом крытом помещении на стапелях рождается историческая реплика линейного корабля IV ранга «Полтава», построенного в 1712 году на Адмиралтейских верфях при личном участии Петра и названного в честь знаменитой победы над шведами. Достаточно войти в полутемный цех, где стоит необычный терпкий аромат пиленого дуба, чтобы понять: нас ожидает что-то грандиозное. «Полтава» — далеко не ботик, это корабль водоизмещением более 1000 т.

Вдохновленные гравюрой

Возрожденная «Полтава» станет частью музейного комплекса, включающего в себя Морской музей и Музей морской археологии. Комплекс создается в рамках территории, примыкающей к новому высотному офису «Газпрома», что строится тут же, в Лахте, поэтому и главным спонсором проекта «Полтава» является тот же «Газпром». Однако, несмотря на наличие такого влиятельного спонсора, реконструкция петровского корабля оказалась делом сложным и небыстрым. Для начала надо было просто выяснить, возможна ли она в принципе. Строго говоря, от исторической «Полтавы» не осталось ничего достоверного, кроме изображения на гравюре голландско-русского художника Питера Пикарта. Энтузиастам проекта пришлось углубиться в исследования, начало которым было положено еще судомоделистами. Удалось найти так называемую построечную ведомость, которую вел Феодосий Скляев — главный строитель «Полтавы». Касалась ли ведомость конкретно «Полтавы» — неизвестно, однако речь шла также о 54-пушечном линейном корабле. В этот документ записывали размеры всех деталей, которые в ходе строительства устанавливали на корабль. Нашелся и простой, без особых деталей, чертеж. Хорошим подспорьем стали «каноны», в которых описывалось соотношение размерений кораблей Петровской эпохи.

Иными словами, при отсутствии достоверных чертежей именно «Полтавы» в распоряжении конструкторов оказалось значительное количество материалов, описывающих технологии строительства подобных кораблей. Началось проектирование, которое продолжается и сейчас, когда корабль уже строится. «Делать такое судно сразу в 3D было бы очень тяжело, — говорит главный конструктор «Полтавы» Олег Кробкин. — Вместо этого деталь сначала рисуется в плоских чертежах, а затем я строю ее 3D-изображение и вставляю в постепенно складывающуюся модель. Заодно можно проверить, пока деталь еще не выполнена в дереве, насколько хорошо она сопрягается с остальной конструкцией». |slideshow-38283 // В дубе|

Больше дуба!

Предварительно объявлено, что «Полтаву» спустят на воду через два года и еще год уйдет на ее достройку. Но будет ли она ходить в море? «Официально, — говорит главный строитель корабля Михаил Плеханов, — мы строим стоечное судно, место которого у берега. Дело в том, что совместить современные требования по безопасности мореплавания с аутентичными технологиями XVIII века практически невозможно. Это касается непотопляемости, остойчивости, пожаробезопасности. Но при этом по функциональности «Полтава» купирована не будет. Мы делаем ее так, чтобы она могла ходить в море, и, возможно, при условии каких-то специальных мер безопасности, это однажды произойдет».

Одна из главных проблем строительства… строительный материал. Да, древесины у нас в стране много, но кораблю нужен дуб, да не просто дуб, а мощные прямые стволы высотой примерно 12 м. Найти древесину такого стандарта крайне сложно: поставщики предлагают 3−6-метровые стволы — из них получается прекрасный паркет. Дуб нужных размеров добывается по чуть-чуть — в Саратовской, Брянской, Воронежской областях и других регионах России. Покупать за рубежом безумно дорого. На сегодняшний день стройка поглотила порядка 1100 дубовых стволов, и еще необходимо раздобыть примерно вдвое больше.

Склеивать детали из коротких стволов строители не хотят — это сказалось бы на аутентичности технологий. «Старинных технологий строительства кораблей мы стараемся придерживаться по максимуму, хотя, конечно, некоторые отступления присутствуют, — говорит Михаил Плеханов. — Например, в петровские времена больше использовали нагеля и меньше — железный крепеж, сейчас мы отдаем предпочтение металлу. Другой пример: при Петре, для того чтобы согнуть доску, ее отжигали, снимали внутренние напряжения на открытом огне. Мы для этих целей приобретаем парогенератор — процесс тот же, но с паром работать удобнее. Для распила наших бревен мы используем современный инструмент — пилорамы, бензопилы, станки. Но это и все. А когда нам придется заняться такелажем, роль ручного труда еще возрастет».

Ничего, кроме салюта!

Поскольку речь идет о военном корабле, отдельная тема реконструкции «Полтавы» — это ее вооружение. Но если на историческом прототипе было 54 пушки, то на реконструированной реплике… не будет ни одной. То, что делается в рамках проекта, хоть с виду ничем не отличается от пушек времен Северной войны, официально называется «салютными устройствами». Внутри «пушки» имеют полости, препятствующие стрельбе серьезными зарядами. Корабельные орудия смогут работать только в режиме хлопушек.

Однако, не идя на конфликт с законом в части изготовления огнестрельного оружия, в остальном авторы проекта придерживаются принципа исторической достоверности. «Развитие металлургических технологий на Западе и в России, — рассказывает руководитель отдела научных исследований Филипп Богданов, — привело к возникновению пушек «новых пропорций», то есть позволило увеличить калибр орудий, не увеличивая их вес. За счет этого на «Полтаве» появились более тяжелые орудия калибром 18, 12 и 6 фунтов. Шестифунтовые пушки отливались из бронзы, устанавливались на квартердеке и стреляли книппелями — двумя небольшими ядрами, соединенными цепью. 12- и 18-фунтовые орудия отливались из чугуна и применялись для разрушения корпусов кораблей. Воссоздать внешний вид орудий помогли архивные материалы, в частности чертежи самого Кристиана Отто — шведа на российской службе, который ведал при Петре I пушечным производством».

Статья «Корабль императора» опубликована в журнале «Популярная механика» (№9, Сентябрь 2014).