Ярославские лодки на подводных крыльях: мировой уровень

Ярославские лодки на подводных крыльях: мировой уровень

Представим себе модные дорогие курорты: Мальдивы, Сейшелы, Фиджи, Калифорнию… Тропические пейзажи, пальмы, теплое море, коралловые рифы. Вальяжные джентльмены и красотки в бикини. И в этом антураже то тут, то там — продукция российского машиностроения. Это сон? Нет, это явь!

Увы, речь пока не идет о суперкарах под маркой «Лада» с открытым верхом или об отечественных гражданских самолетах, которые вдруг (как нам всем хотелось бы) оседлали международные курортные маршруты, но вот лодки на подводных крыльях, произведенные в Ярославле, действительно завоевали популярность среди посетителей райских местечек под тропическим солнцем и распространились по всей планете.

Корабль пришельцев

Первым впечатлением от посещения яхт-клуба «Адмирал» был чей-то джип, стоящий посреди обширной лужи. Несколько секунд я соображал, зачем водитель припарковался столь оригинальным образом, пока не заметил, что часть территории вокруг тоже подтоплена. Вероятно, утром джип ставили на еще сухое место. Приливы и отливы? В Ярославле? «Шлюз открыли в Рыбинске», — объясняет кто-то из местных. Таковы реалии жизни у большой воды.

Мостки, ведущие к причалам клуба, тоже оказались затоплены. Поверх них накидали деревянных поддонов от палет, но нестабильность этой конструкции сулила купание в прибрежной воде, что стало бы прелюдией к знакомству с хитом экваториальных морей. К счастью, все обошлось, и вскоре мне удалось вступить на палубу судна модели Looker 440S.


Создание специальной линзы из высокопрочного оргстекла для созерцания коралловых джунглей стало первым серьезным инженерным вызовом, который приняла компания Paritetboat. Теперь ее прогулочные лодки с прозрачным днищем работают по всей экваториальной зоне.

Стоящее у причала судно казалось пришельцем из мира пальм, кораллов и бунгало, занесенным в Центральную Россию трансконтинентальным торнадо. К белизне его корпуса с аэродинамическими обводами хотелось подобрать какой-то более сочный эпитет, чем «ослепительная». Панорамное стекло кокпита явно отсылало к технике из фантастических блокбастеров. Абсолютно аэрокосмический вид был и у приборных панелей со штурвалами.

«Да, «космический» дизайн, пожалуй, главное, что с ходу отличает наши лодки от других подобных, — говорит директор компании Paritetboat Владислав Рацик, — и это то, за что нас любят в разных концах мира».

Взгляд в глубину

Главным по дизайну в компании является Александр Лукьянов, он же на пару с братом владеет Paritetboat. В конце 1990-х братья побывали на Мальдивах и заболели идеей построить скоростную прогулочную лодку с окном в днище, чтобы туристы могли смотреть сквозь стекло на разноцветье коралловой живности. И хотя нечто подобное уже существовало, Алексей и Александр поставили перед собой амбициозную задачу: пусть это окно будет по‑настоящему большим — в виде эллиптической линзы длиной 3 м и шириной 2 м. Прозрачная вставка в днище скоростного судна — настоящий вызов для конструктора-судостроителя. Окно должно выдерживать те же нагрузки, что и материал корпуса, идеально сопрягаться с ним, чтобы не допустить течи, не царапаться, не трескаться и не мутнеть. Обычное стекло тут не подходит, акрил тоже слабоват. Модифицированный полиметилметакрилат, из которого изготавливают фонари кабин сверхзвуковых самолетов, — вот выход! «Но лить изделия из этого материала сложнее, — рассказывает Александр Лукьянов. — Серьезной проблемой оказалось неравномерное остывание массы, из-за этого в стекле появляются внутренние напряжения, приводящие к оптическим дефектам. Пришлось всерьез поработать над технологией остужения массы, чтобы получить нужные параметры линзы».

Вот так в постоянной разработке и совершенствовании ярославские судостроители уже почти два десятка лет развивают свой модельный ряд. Например, оригинальную конструкцию имеет подводное крыло, созданное в сотрудничестве с известным водномоторником из Санкт-Петербурга Виктором Всеволодовичем Вейнбергом. Крыло «двухэтажное»: верхняя плоскость — стартовая, которая выталкивает лодку на глиссирование. Нижняя — ходовая, она начинает работать в одиночку на скоростях свыше 40 км/ч. Испытания гидродинамических параметров крыла и корпуса проводятся на буксируемых моделях прямо на волжской воде. Долгое время модельный ряд Paritetboat составляли либо небольшие транспортные суда для перевозки пассажиров, либо прогулочные для туристов. Фирменная фишка в виде линзы в днище нашла отражение даже в названии модели — Looker. Look — по‑английски «смотреть», что намекает на возможность рассматривать коралловые рифы, не покидая борта. Похоже на look звучит первый слог фамилии совладельцев компании — братьев Лукьяновых. Ну и наконец, looker — это слово из разговорного английского, имеющее значение «красавчик», а чаще — «красавица». Вот только на лодке Looker 440S нет никакого прозрачного днища. Эта новая модель адресована не туристам, а частным хозяевам. Иными словами, я нахожусь на борту яхты для состоятельных владельцев.

На схеме показана трехчастная структура яхты: впереди закрытый салон, в середине комфортабельный кокпит и позади кормовая площадка, на которой удобно расположиться в шезлонгах и с которой по специальному трапу можно спускаться в воду для купания. Из судна водоизмещением 10 т конструкторы выжали буквально 110%.

Десять тонн комфорта

Александр и Владислав часто называют свои суда лодками, однако надо понимать, что по размеру обычным моторным лодкам с «лукерами» не тягаться. Длина яхты 13,4 м (44 фута), ширина — 4 м. Судно отличает полуторная компоновка: на носу — салон, в центре — кокпит (он самый высокий), это открытое помещение, от солнца и дождя его защищает тент. Здесь можно удобно расположиться на мягких диванах. Еще чуть ниже уровнем — просторная кормовая палуба, комплектуемая четырьмя шезлонгами.


Кроме основных помещений в корпусе яхты нашлось место двум каютам с широкими кроватями, а также просторной кладовке с дополнительным гальюном (вход в кладовку на фото). В дополнительные лежачие места нажатием кнопки превращаются диваны со столиками.

Все это формирует единое пространство, по которому легко перемещаться. В недрах корпуса нашлось место двум каютам и просторной кладовке, а также двум туалетам с умывальником и душем, хотя, конечно, никаких туалетов в море не бывает, а есть гальюны. Расположенный в помещении кокпита камбуз оборудован газовой плитой, холодильником и шкафами для посуды и кухонной утвари. Пространство судна водоизмещением всего 10 т использовано по максимуму: тесниться тут не приходится.


А это — уникальный по своей компактности камбуз, обустроенный внутри крытого салона.

Яхта покидает причал в устье реки Которосль и неспешно движется по направлению к Волге — пока ни скоростью, ни положением в воде она не отличается от схожих по размеру судов. За штурвалом сам Александр Лукьянов — он сидит на возвышении под открытым небом и своим видом напоминает то ли командира танка на параде, то ли возницу роскошной кареты. Вероятно, оценивая ситуацию с верхней точки, рулевому удобнее маневрировать при выходе из гавани или причаливании, но буквально одним нажатием кнопки управление может быть передано на любой из двух других постов. Они спарены и расположены в закрытом салоне — точь-в-точь как рабочие места командира и второго пилота в самолете.

Полет над Волгой

Выходим на Волгу. Два 400-сильных дизеля Volvo Penta резко прибавляют обороты, и с динамикой гидроцикла яхта начинает разгон. Еще несколько секунд, и крылья выталкивают нос судна вверх. «В глиссирующем режиме нос яхты буквально летит над водой на высоте 1,5 м, а не бьется о волны, — объясняет Александр Лукьянов. — Обычно в яхтах носовая часть необитаема: там очень сильно трясет. А мы, наоборот, смогли оборудовать здесь салон и пост управления, как в самой тихой и спокойной зоне судна».

Вид из салона захватывающий. Благодаря поставленному под острым углом огромному лобовому стеклу из пилотских кресел отлично видно реку, изумрудные берега, сверкающий золотыми маковками Успенский кафедральный собор и очень много синего неба в красивых облаках — в тот день нам на редкость повезло с погодой. Пытаюсь управлять яхтой. Сдвигаю вперед спаренные ручки управления газом. Небольшой резкий разгон, и Looker 440S послушно переходит к глиссированию и выдает 45 узлов (около 90 км/ч). Удивительный эффект — при движении на такой скорости Волга (а точнее, Горьковское водохранилище) вдруг почему-то кажется не такой уж широкой и величественной: скорость убивает расстояния. Штурвал, внешне неотличимый от автомобильного руля, конечно, не настолько отзывчив и информативен, как на сухопутном транспорте: судовождение все же имеет свою специфику. С другой стороны, никакого особого норова яхта не демонстрировала, капризно свернуть с траектории не пыталась, и мы лихо пролетали между опорами мостов.

Прокатиться по Волге прекрасно, но что там с морями-океанами, где, случается, штормит? «Мы гоняли эту платформу в качестве коммерческой экскурсионной лодки с прозрачным дном лет десять и провели огромную работу по улучшению ее мореходных качеств, — говорит Александр Лукьянов. — Начиная с волны высотой 0,7−0,8 м суда такого типа теряют быстрый ход и садятся на брюхо. Наше детище подобных волн просто не замечает и благодаря своей крыльевой системе может идти, не сбавляя скорости. Для волн 1,5 м у яхты есть переходный режим: нос лодки задран, вся корма в воде, и практически без перегрузок судно уверенно идет вперед на скорости до 16 узлов. Обычные же лодки в этой ситуации могут делать не более 8−9 узлов. Отовсюду, где эксплуатируются наши суда, мы получаем очень хорошие отзывы об их надежности, долговечности и мореходных качествах».

Обычно купальные трапы делают несъемными, складными и совсем маленькими. Конструкторы из Ярославля пошли другим путем и решили, что трап нужен съемный и широкий: роскошь так роскошь. Но чтобы деталь такого размера один человек мог легко снимать и ставить на место, ее пришлось сделать из… титана.

Идеи и «железо»

После скоростной прогулки по Волге-матушке осталась одна тема, которую я хотел обсудить с ярославскими судостроителями из Paritetboat: можно ли считать Looker 440S и другие суда из модельного ряда полноценными российскими изделиями? Шведские дизели, новозеландские водометы, американская система автоматической стабилизации… «Зато идеи наши, — говорит Александр Лукьянов. — Компоновка лодки, конструкция крыла, оригинальный дизайн, который продает нас по всему миру. Но и материальная часть отнюдь не вся импортная. Мы делаем корпуса и крылья на нашей верфи в Ярославле из алюминиевого сплава, поставляемого из Самары. Еще недавно мы красили лодки голландской яхтенной краской. А потом выяснилось, что лакокрасочная компания в Ярославле имеет собственную разработку — краску для самолетов. И нам она отлично подошла — сами смотрите, даже лучше голландской! Система автоматической стабилизации с помощью управляемых компьютером подвижных транцевых плит присутствует на яхте, но по факту она уже не нужна. Мы решили проблему с помощью неподвижных стабилизаторов собственной разработки, и это намного надежнее. Недавно завод в Ярославле освоил производство высокооборотистых дизельных моторов, так что вскоре мы надеемся немного огорчить шведских двигателистов. А заодно и новозеландцев: присматриваемся к водометам, которые делают в Красноярске. По сравнению с теми временами, когда мы отправили на Мальдивы первую лодку, технологический уровень нашей промышленности заметно вырос, и мы надеемся, что при сохранении качества продукции российских комплектующих в наших лодках будет все больше и больше. Это не только патриотично, но и просто выгодно».

Статья «От Ярославля к коралловым рифам» опубликована в журнале «Популярная механика» (№9, Сентябрь 2017).
Комментарии

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь,
чтобы оставлять комментарии.