Популяции многих экзотических животных на Земле стремительно уменьшаются из-за высокого рыночного спроса, побуждающему браконьеров буквально опустошать дикую природу. Экологи предложили решить проблему восстановления популяции с помощью одомашненных животных, сбежавших из дома или отпущенных добровольно.
Смогут ли домашние животные восстановить популяции исчезающих видов?

Потомки сбежавших экзотических животных могут спасти исчезающие виды. Это утверждает группа ученых в своей новой статье, которая предполагает возможным частичное восстановление популяции за счет межвидовых скрещиваний. Одним из претендентов на подобное «возрождение» является желтохохлатый какаду, одна из самых дорогих птиц нашего времени, чья численность в дикой природе стремительно уменьшается.

Малый желтохохлатый какаду (Cacatua sulphurea) родом из Сулавеси и Малых Зондских островов в Индонезии. Перья этой птицы ярко-белые, за исключением золотистого оперения на макушке, а ее средние размеры делают какаду идеальным для содержания в домашних клетках. Неудивительно, что она стала популярным домашним животным, однако именно из-за интенсивного браконьерского отлова численность птиц в дикой природе составляет порядка 7000, что придает ей статус «в критическом состоянии» в Красном списке исчезающих видов.

Как ни странно, множество желтохохлатых какаду обитает в другой точке земного шара. В Гонконг, Китай, птиц привозили в качестве домашних животных, некоторые из которых сбегали на волю или были отпущены добровольно. В результате они образовали жизнеспособную, репродуктивно активную колонию в лесистых окрестностях города. Какаду активно конкурируют с местными птицами за места для гнездования и считаются самостоятельным инвазивным видом. Так можно ли убить двух зайцев одним выстрелом? Отлов диких птиц в Гонконге вне закона, но власти решили сделать исключение и в добровольно-принудительном порядке депортировать визитеров обратно в теплую Индонезию.

Экологи Люк Гибсон из Университета Гонконга и Дин Ли Юн из Австралийского национального университета в Канберре предлагают в статье, опубликованной в журнале Frontiers in Ecology and the Environment, аналогичный метод решения проблемы исчезающих видов. Такой подход может работать не только для сбежавших животных, но также и для тех, кого вывезли за пределы родного ареала обитания для работы или одомашнивания. Гибсон и Ен составили список из 49 видов, в который вошли птицы, млекопитающие и рептилии и которые могли бы извлечь выгоду от подобной стратегии. В некоторых случаях животные извне смогли бы способствовать восстановлению популяции; в других случаях они могут стать предметом торговли и легально перекрыть таким образом браконьерские поставки. Среди отобранных ими животных наблюдается большое разнообразие: тут и филиппинские олени, и дикие коровы бантенг, и бирманские питоны и многие, многие другие.

Конечно, такой подход несет в себе определенный риск. Животные могут не прижиться или наоборот, начать размножаться с огромной скоростью, вытесняя коренных обитателей. С другой стороны, в дикой среде популяция восстанавливается куда эффективнее, чем если в нее специально внедряют животных, выращенных в неволе. Помимо прочего, потребуется серьезная материально-техническая база, урегулирование огромного количества законодательных вопросов и серьезная команда, чтобы подобная технология работала так, как ей полагается. Филипп Седдон, биолог и специалист по исчезающим видам из Университета Отаго в Новой Зеландии полагает, что существует и еще один подводный камень: предложенная Гибсоном и Еном методика может не сократить, а многократно увеличить масштабы браконьерства. Впрочем, экологи не отрицают этого и утверждают, что к каждому виду нужен индивидуальный подход, и единая стратегия для всех животных тут попросту не сработает.

Одним из самых важных условий для того, чтобы восстановление популяций стало возможным, заключается в первую очередь в создании подходящей базы, а именно — содействия со стороны местных властей, которые с помощью закона смогут оградить животных от браконьеров и создать им комфортные условия для проживания в дикой среде, где их не побеспокоит человеческая деятельность. Пока этого не произойдет, никакие старания ученых не увенчаются успехом.