Из-за эпидемии вируса Зика власти, в качестве одной из методик борьбы, собираются выпустить в городские водоемы множество гуппи, известных своей способностью уничтожать личинки комаров-переносчиков инфекции. Однако экологи решительно против подобного шага — как оказалось, он может повлечь за собой серьезные последствия.
Гуппи: средство борьбы с вирусом Зика или экологическая угроза?

Маленькие гуппи Poecilia reticulata в течение десятилетий создавали себе безупречную репутацию в качестве истребителей комаров и москитов. Их внедряли в пруды и крупные водоемы для того, чтобы рыбы уничтожили личинки вредоносного насекомого. Однако среди ученых эти гуппи имеют совершенно другую репутацию — инвазивного вида с замечательной способностью к очень быстрому размножению и распространению.

В настоящее время из-за эпидемии вируса Зика многие деятели из сферы здравоохранения просят власти использовать гуппи как регулятор численности переносчиков инфекции — кровососущих насекомых. Экологи призывают их дважды подумать над подобным способом решения проблемы. В статье, опубликованной сегодня в журнале Biology Letters, группа экологов утверждает, что гуппи на практике не будут настолько эффективным оружием в борьбе с москитами, а вот для окружающей среды представляют довольно серьезную угрозу.

«Звучит это так, будто вы просто внедряете гуппи в водоем и ситуация магическим образом нормализуется. Но нас волнует то, что этот потенциально инвазивный вид размножается очень быстро и бессистемно», заявляет Рана Эль-Сабаави, эколог из Викторианского университета, Канада. Подобные методики использовались еще британскими колонизаторами, и для Эль-Сабаави подобная архаичная стратегия кажется попросту странной в современных реалиях. В 2013 году в Пакистане для борьбы с лихорадкой денге тысячи рыб выпустили в городские водоемы и в канализации, а вместе с тем гуппи — это самые настоящие оккупанты. Они плотоядны, способны выживать даже в довольно загрязненной воде. Исследователи на Гавайях выяснили, что выпущенные в прибрежные воды еще в 1920-х годах гуппи снижали популяции других рыб, активно конкурируя с ними за пищевые ресурсы и жизненное пространство. Помимо этого, они изменили цикл питательных веществ: их моча богата аммонием, а обогащение азотом воды привело к тому, что в местах крупных скоплений гуппи начали обильно произрастать водоросли.

Авторы исследования также сомневаются в том, что гуппи такие уж хорошие истребители комаров. Лабораторные тесты зачастую фиктивны, поскольку рыб сначала держат на голодном пайке, а затем скармливают им только личинки комаров, чего в естественной среде обитания, разумеется, происходить не может. Моделированием же реальных условий никто из исследователей по‑настоящему не занимался.

Как бы то ни было, другие ученые уверены в том, что гуппи все же могут быть довольно эффективны в борьбе с данной угрозой здоровью общества. Джон Хадстедт, старший технолог некоммерческой организации Malaria Consortium, занимавшейся разведением и внедрением рыб в водоемы, отмечает, что численность москитов и в самом деле снижалась более чем в два раза после того, как рыбы оказались на свободе. Более того, он уверен, что инвазивное влияние рыб сильно преувеличено, поскольку они весьма вездесущи и отличить внедренных рыб от коренных обитателей водоемов весьма проблематично.

Некоторые исследователи открыто критикуют подобные меры. По мнению Вальтера Асведо-Сантеса, ихтиолога из Государственного университета Сан-Паулу, «тем, кто предлагает использовать рыбы для борьбы с москитами-переносчиками заболеваний следует отказать в праве управления страной». Он считает, что ресурсы, которые будут пущены на разведение и внедрение рыб, нужно потратить на «настоящие» средства борьбы: инсектициды, улучшение санитарных условий (таких как устранение застоев в домах, где и плодятся москиты), а также создание генетически модифицированных комаров, несущих заведомо летальный для потомства ген.

Как бы то ни было, сама идея борьбы с одним биологическим видом с помощью другого весьма интересна. Следует лишь понимать всю степень последствий перед тем, как решаться на подобный шаг.