На этих самолётах можно перевозить легковоспламеняющиеся, взрывчатые, биологически активные и радиоактивные вещества. Потому что никакие другие самолёты не смогут обеспечить должную безопасность и скорость доставки. Транспортный узел, где в их огромные трюмы загружаются посылки — от гигантских контейнеров до крошечных конвертов, — настоящий логистический шедевр. Это Лейпциг, крупнейший порт DHL в Европе, и да, «ПопМех» там был.
Как работает самый большой хаб самой крупной логистической компании мира

Лейпциг — новая столица европейской логистики

Дорогу сюда знает каждый таксист в Лейпциге, поэтому объяснить, куда мне надо, несложно, даже не зная ни слова по‑немецки: «Ди Эйч Эль хаб» — и машина сворачивает с трассы, ведущей в международный аэропорт. Издалека видны желтые и красные параллелепипеды производственных корпусов. Каждую ночь отсюда разлетаются в разные концы мира самолеты, нагруженные конвертами и посылками. Транспортный узел, или хаб, в Лейпциге — крупнейший в Европе.

До 2008 года самый большой европейский хаб — сортировочные линии, десятки самолетов в день и 3000 рабочих мест, — находился в Брюсселе. Решение о переносе самого важного транспортного узла на континенте не вызвало в Бельгии большой радости: пилоты DHL объявили забастовку, на целые сутки парализовавшую работу компании и остановившую движение по брюссельской объездной. Однако растущий бизнес DHL, по утверждению бельгийских властей, нарушал спокойный сон жителей окраин столицы Евросоюза, и больше находиться в Брюсселе хаб не мог. Компания не смогла или не захотела договориться с аэропортом Брюсселя и муниципалитетом и перенесла узел на восток Германии, в столицу Саксонии, Лейпциг. В Брюсселе осталась небольшая региональная станция. В 2008 году в лейпцигском хабе работало 2000 человек, сейчас — уже 4900.

В сердце мировой логистики

Основной принцип экспресс-доставки — забрать посылку как можно позже, чтобы застать самых поздних клиентов, а доставить как можно раньше. Поэтому днем на территории хаба тихо: и люди, и машины работают по ночам.

Аэропорт есть аэропорт, даже если он не возит пассажиров. Чтобы попасть в терминалы хаба, нужно предъявить паспорт, снять ремень и часы и пропустить сумки через сканирующие устройства. После досмотра я попадаю в огромное помещение, где по конвейерам едут бесконечные коробки, конверты и коробочки: это — сортировочная линия, сердце грузового терминала.

Ленты и спуски конвейеров
Не запутаться в алюминиевом лесу конвейеров человеку сложно. Но здесь всем руководит автоматика; людям остается только исправлять ее ошибки.

На каждом конверте, пакете и коробке есть штрих-код. Именно благодаря ему посылка не уходит в Австрию вместо Австралии. Сортировочной линией управляет нечеловеческий разум — вычислительная система с собственным ПО DHL. Над головой шустро ползет змея сортировочной линии. Каждый поддон на ней имеет уникальный номер, поэтому, проходя через первый сканер, посылка получает временный, но точный адрес. Потерять груз здесь сложно: система хранит информацию о том, где номер сканировали в последний раз и в какую часть транспортной ленты посылка приземлилась. Оператор может отследить посылку в любой момент времени.

Сортировочный конвейер
На втором этаже людей не бывает: там бежит бесконечная лента конвейера, но не сплошная, а состоящая из отдельных ячеек. У каждой ячейки есть номер, который связывается с номером посылки на то время, пока посылка едет по ленте к тому месту, где ее упакуют в большой прозрачный контейнер и погрузят на борт самолета.
Пол на колесиках
Чтобы работать в хабе, не нужно обладать богатырской силой. Благодаря роллерам, вмонтированным в пол, даже женщины могут легко катать по полу тяжелые контейнеры.
Аттракцион для посылок
По этим желтым горкам посылки скатываются с сортировочной ленты в руки операторов конвейера, который подводит отдельные посылки к большим авиационным контейнерам.

На дополнительное сканирование и к нужному выходу посылки слетают по желтой винтовой горке, совсем как в аквапарке. Внизу их страхуют руками операторы линии. Всего за свой путь от самолета, который привозит посылку в Лейпциг, до погрузки на рейс до аэропорта назначения, посылка попадает в сканирующее устройство 4 раза — чтобы точно не потеряться.

Фирменный погрузчик
Там, где не хватает конвейера, справляются маленькие погрузчики

В новом терминале работают лифты, автоматически поднимающие груз на сортировочную линию. Для людей тоже есть лифты. Передвигаться на своих двоих здесь вообще сложно; кроме подъемников, у работников есть велосипеды и самокаты, на которых они разъезжают по терминалу.

Монитор мониторов
Огромный экран, на который выводится вся информация об операциях DHL. В правом верхнем углу — канал CNN: его включили там после терактов в Брюсселе.

У зданий трех сортировочных терминалов нет окон — только система вентиляции. Но между двумя из них расположилось здание с огромным окном, выходящим на летное поле: диспетчерский корпус, который здесь называют Network — «Сеть». Отсюда диспетчеры управляют всеми операциями DHL в Европе — от сортировки до управления расписанием вылетов. Если в транзитном аэропорту, через который лежит путь грузового самолета, нелетная погода или другие проблемы, то именно здесь придумывают другие варианты доставки грузов.

В центре зала висит огромное табло. На нем онлайн-карта ветров над всей Землей и карта-схема загрузки самолетов в Лейпциге. А на правом верхнем экране всегда показывают новости телеканал CNN. Теракты и природные катастрофы могут серьезно изменить ситуацию на маршрутах DHL, и после того, как компания первой сообщила о взрывах в Брюсселе, новости CNN показывают на главном мониторе 24/7.

Летная погода

Хаб DHL — это не только сортировочная линия, но и самолеты. Руководство компании утверждает, что Лейпциг был выбран в качестве опорного пункта в том числе из-за погоды: она здесь почти всегда летная, снегопады и туман бывают редко.

Гигантский A300 в ангаре
Здесь самолеты проходят плановое техобслуживание. Пол в ангаре сделан теплым, чтобы люди и машины не мерзли зимой. А летом солнечные батареи на крыше снабжают ангар энергией для охлаждения оборудования.

Когда мы заходим, в огромном ангаре стоит только один самолет — огромный A300. Он на техобслуживании. Здесь, в Лейпциге постоянно «прописано» 58 самолетов. Девятнадцать из них — это большие Boeing 757 и 777, но есть и борты меньшей вместимости. Не все из них носят желто-красные ливреи DHL, некоторые выкрашены в цвета компаний-партнеров. Но все самолеты, которые садятся и взлетают на территории хаба, перевозят посылки, которые сортируются на его терминалах.

По периметру ангара разложены расходники и запчасти от всех моделей самолетов, которые прилетают в хаб. На то, чтобы разгрузить борт, заменить детали, провести осмотр самолета, и снова доверху загрузить, у команды DHL есть только несколько часов, поэтому нужные запчасти всегда лежат под рукой.

Последние грузы
Ранним утром рабочие заканчивают погрузку последнего за смену Boeing-747.

Само здание ангара — шедевр инженерной мысли. Его стены и крыша настолько легкие, что могут улететь, если подует сильный ветер. Поэтому опоры, которые в обычных зданиях поддерживают крышу, здесь призваны удерживать ее на месте. С крыши ангара собирают дождевую воду, которую потом используют для обслуживания терминалов и аэропорта. Еще на крыше стоят солнечные панели. Скудное солнце Германии, конечно, не дает возможности запитать от них все оборудование в ангаре, но летом, в хорошую погоду энергия солнечных батарей идет на охлаждение техники.

Яды, взрывчатку и радиоактивные материалы — можно!

Здесь грузятся на борт и сходят с него вещи, за перевозку которых в гражданском аэропорту могут попросить пройти в отдельный кабинет. Над широкими воротами красная неоновая надпись: ОПАСНЫЕ ГРУЗЫ. Журналистов туда не приглашают. На этом складе ждут погрузки биологически активные вещества — пробники лекарств, удобрений, сырья для химической промышленности, биоматериалы, которые нужно перевозить в охлаждаемых сухим льдом контейнерах, легковоспламеняющиеся и взрывоопасные вещества, животные и даже радиоактивные грузы — расходные материалы сложного медицинского оборудования. Конечно, частное лицо отправить такую посылку не может — услугами по перевозке опасных грузов пользуются специализированные компании, работающие по соответствующим лицензиям.

Большие прозрачные авиаконтейнеры
В такой таре посылки, сгруппированные по мету назначения и особенностям груза, отправляются на борт. Верхние углы контейнеров срезаны для экономии пространства в самолете.

Самая сложная логистическая задача, которую приходится решать в компании DHL — это задача о размещении больших ящиков с посылками внутри самолета. Посылки размещаются в прозрачных ящиках до 2,5 метров высотой со срезанными углами, которые специальный подъемник подводит к трапу или прямо к люку самолета. Каждый раз размещение грузов нужно планировать индивидуально. Простые конверты и уран, которым заправляют аппараты для МРТ, летят вместе, поэтому нужно расположить контейнеры по всем правилам: все, что взрывается или заставляет пищать счетчик Гейгера — ближе к выходу, чтобы при малейших проблемах быстро эвакуировать. Все прочие грузы — в глубину салона. В отличие от сортировки грузов в пределах терминала, размещение контейнеров на борту компьютеру не доверяют. Здесь все решают люди.

Посылка, которую приняли, к примеру, в отделении DHL на Тверской-Ямской, отправится на одну из двух московских станций, а оттуда в Шереметьево, где ее погрузят на рейс до Лейпцига. Рабочие откроют прозрачный контейнер, достанут посылку и отправят ее в путешествие по транспортеру, который вынесет ее к нужному выходу. Все произойдет быстро: путешествие в Нью-Йорк займет всего сутки, дорога в места с менее развитой инфраструктурой (например, в Эфиопию или Панаму) — до недели. Лейпциг — это недолгая остановка на пути любого груза, путь которого лежит через Европу.