России снова интересна Арктика — близкий нам регион, который мы готовимся активно осваивать и при необходимости защищать. Яркий признак этого возродившегося интереса — обновление ледокольного флота.
Современные российские ледоколы

Аудиоверсия статьи:

Еще несколько лет назад Балтийский завод в Санкт-Петербурге испытывал серьезные трудности и был на грани остановки, а этим летом со стапелей предприятия был спущен на воду корпус новейшего атомного ледокола «Арктика» — тезки ушедшего на покой прославленного советского корабля. Это новейшее судно с двухреакторной ядерной установкой сконструировано двухосадочным, то есть сможет осуществлять проводку транспортных судов как на глубоководных, так и мелководных участках Северного морского пути. Однако кроме атомных левиафанов вроде «Арктики» и его грядущих систершипов «Сибири» и «Урала», в наших высоких широтах востребованы и не столь мощные суда более скромных размеров. У этих ледоколов тоже есть свои задачи.

Ледоколу тесно

Словосочетание «скромные размеры» — последнее, что приходит в голову в цеху Выборгского судостроительного завода, где происходит монтаж блоков будущего ледокола. Огромные охристого цвета конструкции высотой с трех-четырехэтажный дом уходят под самый потолок полутемного заводского помещения. Временами то тут, то там вспыхивает голубоватое пламя сварки. Новая продукция ВСЗ не очень вписывается в старые габариты предприятия. «Нам пришлось переделать всю логистическую цепочку производства, — говорит Валерий Шорин, заслуженный работник предприятия, старший специалист по бизнес-проектам ВСЗ. — Раньше корпуса судов собирали на стапеле, а затем они поступали в док-камеру, которая заполнялась водой. Вода опускалась, оставляя корабль в специальном канале, через который открывался выход в море. Теперь это невозможно. Камера способна принять суда не шире 18 м».
Ведется строительство
многофункционального ледокольного судна обеспечения для проводки нефтеналивных судов в Обской губе.

Сейчас на ВСЗ заканчивают строительство дизель-электрического ледокола «Новороссийск», относящегося к серии 21900 М. Два систершипа — «Владивосток» и «Мурманск» уже переданы заказчику, в качестве которого выступает «Росморпорт». Это, конечно, не суперсилачи типа «Арктики» (60 МВт), но энерговооруженность кораблей проекта 21900 М тоже впечатляет — 18 МВт. Длина ледокола — 119,4 м, ширина — 27,5. Док-камера по‑прежнему на месте. Ее серые бетонные стены, в швах которых поселилась мелкая растительность, теперь гостеприимно принимают на ремонт заводской буксир и другие не слишком габаритные суда. Ледокол туда уже не поместится. Вместо возведения второй, более широкой камеры на заводе нашли иное решение. За десять месяцев была построена баржа «Атлант», внушительных размеров сооружение длиной 135 и шириной 35 м. Баржа представляет собой плавучую площадку, по углам которой возвышаются технологические башни белого цвета — на них нанесена разметка. Теперь готовые блоки доставляются на баржу из цеха на сверхмощных трейлерах (самый большой из них способен перевозить детали массой до 300 т). На «Атланте» происходит сборка корпуса, и, как только он будет готов к спуску на воду, баржу отводят буксиром на глубокое место в море и заполняют водой ее балластные камеры. Площадка уходит под воду, а глубина ее погружения отслеживается как раз по меткам на технологических башнях. Будущее судно оказывается на плаву. Его отводят к пристани, после чего работы продолжаются. Баржа освобождается для нового корабля.

 Вот из таких огромных блоков
на барже «Атлант» собирают корпуса ледоколов на Выборгском судостроительном заводе, входящем в Объединенную судостроительную корпорацию. Как только корпус готов, его спускают на воду, и достройка судна продолжается.

Набегом против льдов

Что делает ледокол ледоколом? В принципе, ломать лед может любое судно, даже весельная лодка. Вопрос лишь в том, какой толщины этот лед. В Морском регистре существует классификация судов, которые имеют специальные свойства для преодоления льдов. Самая «слабая» категория — это Ice 1−3 (неарктические суда), затем следует Arc 6−9 (арктические суда). Но только корабли, попадающие под категорию Icebreaker, могут с полным правом считаться ледоколами. В категории четыре класса. Высший класс — девятый — принадлежит атомным ледоколам, которые способны непрерывным ходом преодолевать поле ровного льда толщиной до 2,5 м. А если лед толще? Такое вполне может быть в постоянно замерзших арктических морях, где лед не тает по весне, а нарастает годами. Осложняют прохождение и торосы. В этом случае от ломки льда непрерывным ходом приходится отказываться. Если ледоколу не хватает мощности для преодоления льдов, используется методика «набегов». Судно отходит от препятствия на несколько корпусов назад, а затем снова устремляется вперед и «с разбега» вскакивает на льдину. Также существует метод ломки льда кормой, куда для увеличения массы, воздействующей на лед, перекачивается балластная вода из других частей корпуса. Возможен и обратный вариант, когда вода перекачивается в нос судна. Или в резервуар на одном из бортов. Это работа креновой и дифферентной систем, помогающих ледоколу ломать лед и не застревать в проделанном канале. Четвертый метод доступен лишь уникальному в своем роде первому в мире асимметричному ледоколу «Балтика», который за счет нестандартной формы корпуса может двигаться боком, ломая при этом лед и образуя канал такой ширины, который прочим ледоколам недоступен.

Два ледокола — «Москва» и «Санкт-Петербург», построенные на Балтийском заводе (Санкт-Петербург) в рамках проекта 21900, относились к классу Icebreaker 6. Модернизированные ледоколы проекта 21900 М, выпуск которых освоил ВСЗ, усилены и доработаны до класса Icebreaker 7. При движении непрерывным ходом они способны ломать лед толщиной 1,5−1,6 м, а при использовании кормы им покоряется толщина 1,3 м. Это значит, что достраиваемый сейчас «Новороссийск» сможет работать не только на Балтике, где толщина льда практически никогда не превышает 90 см, но и в арктических морях — правда, преимущественно в весенне-летний период.

Уже спущенный на воду
ледокол «Новороссийск» — последний из трех ледоколов проекта 21900 М, заказанных «Росморпортом».

Качка на чистой воде

При том что ледоколы проекта 21900 М не имеют тех возможностей, которые есть у судов класса Icebreaker 9, конструктивно их многое роднит, так как классическая конструкция ледокола уже давно придумана и отработана. «По форме корпус ледокола похож на яйцо. — говорит Борис Кондрашов, капитан буксира ВСЗ, заместитель капитана завода. — На нем снизу почти нет выступающих частей. Такая форма позволяет эффективно расталкивать сломанный усиленным форштевнем лед, уводить обломки льдин вниз, под лед, обрамляющий канал. Но с этой формой связана одна особенность ледоколов: на чистой воде судно испытывает мощную качку даже от небольшой волны. В то же время при прохождении ледяных полей корпус судна занимает стабильное положение». Ледовое поле, по которому движется ледокол, не стоит на месте. Под воздействием течения или ветра оно может приходить в движение и напирать на борт ледокола. Сопротивляться давлению огромной массы крайне тяжело, остановить ее невозможно. Известны случаи, когда лед буквально наползал на палубу ледокола. Но форма корпуса и усиленный ледовый пояс, проходящий в районе ватерлинии, не позволяют льду раздавить судно, хотя большие вмятины глубиной до полуметра на бортах остаются нередко.

Изменения, внесенные в модифицированную версию ледокола 21900, коснулись, в частности, и ледового пояса. Он усилен дополнительным 5-мм слоем нержавеющей стали. Доработке подверглись и другие узлы. В отличие от классических судов с гребными винтами, ледоколы проекта 21900 М оснащены двумя винторулевыми колонками. Это не новомодные азиподы, в гондоле каждого из которых помещается электрический двигатель, но их функциональный аналог. Колонки могут поворачиваться на 180 градусов в любую сторону, что обеспечивает судну высочайшую маневренность. В дополнение к колонкам, размещенным на корме, на носу корабля есть подруливающее устройство в виде винта в кольцевом обтекателе. Что особенно интересно, винты не только выполняют роль движителя, но и имеют достаточную прочность для того, чтобы принимать участие в борьбе со льдом. При работе кормой винты винторулевых колонок дробят лед, фрезеровать лед способно также и подруливающее устройство. Оно, кстати, имеет и еще одну функцию — откачивать воду из-подо льда, на штурм которого идет судно. Лишившись на мгновение опоры в виде водной толщи, лед легче ломается под тяжестью носа.

Фото

Новинки для Обской губы

А что будет, если ледокол типа 21900 М налетит на айсберг, подобный тому, что погубил «Титаник»? «Судно получит повреждения, но останется на плаву, — говорит Валерий Шорин. — Однако в наши дни такая ситуация маловероятна. Даже катастрофа «Титаника» стала проявлением халатности — про наличие айсбергов в районе катастрофы было известно, но капитан не снижал хода. Сейчас же поверхность океана постоянно подвергается мониторингу из космоса, и эти данные доступны в реальном времени. Кроме того, в носовой части ледоколов 21900 М находится вертолетная площадка. Взлетая с нее, корабельный вертолет может регулярно проводить ледовую разведку и определять оптимальный маршрут движения». Но может быть, пришло время заменить тяжелый и дорогой вертолет легкими дронами? «Мы не исключаем использование в будущем дронов на борту ледокола, — объясняет Валерий Шорин, — но от вертолета отказываться пока не намерены. Ведь в критической ситуации он может выступать в роли спасательного средства».

Многофункциональность — лозунг нашего времени. Ледоколы, выпускаемые на ВСЗ, способны не только прокладывать каналы во льдах, обеспечивая прохождение транспортных судов, но и участвовать в аварийно-спасательных операциях, выполнять разного рода работы в местах морской добычи углеводородов, прокладывать трубы, тушить пожары. Такая универсальность сейчас особенно востребована в районах активного хозяйственного освоения Арктики. Пока у причала достраивают «Новороссийск» — последний ледокол серии 21900 М, — на барже «Атлант» идет сборка корпуса многофункционального ледокольного судна обеспечения для работы в районе Новопортовского нефтяного месторождения на западе Обской губы. Таких кораблей будет два, оба превосходят по мощности проект 21900 М (22 МВт против 16) и принадлежат к классу Icebreaker 8, то есть смогут взламывать непрерывным ходом льды до 2 м толщиной и вести за собой нефтеналивные суда. Ледокольные суда рассчитаны на работу при температурах до -50°С, то есть выдержат самые суровые арктические условия. Корабли смогут выполнять множество функций вплоть до размещения на борту медицинского стационара.

Как победить ледяное поле
Как победить ледяное поле

Там же, на Обской губе, реализуется крупный международный проект по производству сжиженного природного газа — «Ямал СПГ». Танкеры с «голубым топливом» будут предназначаться преимущественно европейским потребителям. Эти танкеры ледового класса строятся на верфях Японии и Южной Кореи, но проводить их во льдах предстоит ледокольным судам российского производства. Контракт на строительство двух ледоколов для «Ямал-СПГ» уже подписан Выборгским судостроительным заводом.

Чтобы дополнить картину современного российского ледоколостроения, стоит упомянуть и еще об одной ожидающейся вскоре новинке — самом мощном в мире неатомном ледоколе. Судно «Виктор Черномырдин», которое строится на Балтийском заводе по заказу «Росморпорта», будет обладать мощностью 25 МВт и сможет, двигаясь непрерывным ходом назад или вперед, ломать льды толщиной до двух метров.

Статья «Время ломать лёд» опубликована в журнале «Популярная механика» (№8, Август 2016).