Воды на планете много, но всегда ее где-то мало. Бороться с этим пытались еще в глубокой древности с помощью искусственных каналов. Однако лишь в индустриальную эпоху гидротехнологии вышли на уровень такого невиданного прежде могущества, что, казалось, нет ничего невозможного. Огромные реки запрудили титаническими плотинами, в море поставили дамбы, между океанами прорыли каналы…
Сумасшедшие каналы и моря: Атлантропа и водная Сахара

И все-таки человеческая фантазия намного превосходит возможности воплощения, и в истории гидротехники существовали проекты с некоторой долей «сумасшедшинки». Пожалуй, с большим отрывом в этом смысле лидирует проект 1920-х «Атлантропа» немецкого архитектора Германа Зёргеля. Как сообщают, вдохновили Зёргеля события, произошедшие чуть меньше 6 млн лет назад. По геологическим меркам это не так давно, и между Африкой и Европой уже существовало Средиземное море. Но однажды в результате тектонических сдвигов Гибралтар наглухо запечатался. На месте пролива образовался перешеек, дамба. Лишившись притока атлантической воды, Средиземное море стало высыхать, испаряться. Процесс шел примерно 600−700 тысяч лет, и в итоге обнажились огромные пространства суши там, где еще недавно было морское дно. Но тут опять вмешалась тектоника, Гибралтар прорвало, и в почти пересохшую яму из Атлантики хлынул водопад. Это событие получило название Занклийского наводнения. Моря в Сахаре Они уже существуют — это обширные впадины, которые осталось только залить водой. И тогда, возможно, все было бы как на картинке. Но никто так и не осмелился. Существовало несколько планов создания морей в Африке и не только на территории Египта, но и в районе Марокко. А Герман Зёргель предлагал затопить долину реки Конго и устроить море в тропиках.

Высушенная Венеция

Так вот Зёргель считал, что этот геологический кризис доисторической эпохи можно было бы частично повторить на бис. Он предложил перегородить дамбами Гибралтар, а заодно и Дарданеллы, чтобы полностью исключить приток морской воды. Поскольку Средиземное море теряет около 4000 км3 воды в год, то очень скоро образовался бы большой перепад высот между уровнем Мирового океана и уровнем высыхающего моря. Тогда можно было бы устроить на гибралтарской плотине гидроузел с электростанцией. И часть воды все-таки пропускать из Атлантики — с тем, чтобы она, падая вниз, вращала гидротурбины. Герман Зёргель верил, что таким образом он получит для Европы бездну энергии и новые земли, которые прежде были морским дном. Вспомним, что немцам в те времена особо мечталось о новых жизненных пространствах, и Зёргель, по сути, предлагал отвоевать их, только не у существующих государств, а у моря. Жителей же средиземноморских стран немецкие идеи совсем не радовали. Если бы проект «Атлантропа» (название объединенного европейско-африканского континента) был реализован, Эгейское море исчезло бы практически полностью, создав сухопутный мост между Балканским полуостровом и Малой Азией, а Венеция оказалась бы в глубине суши из-за высохшей северной Адриатики. Масштаб климатических изменений, которые затронули бы Европу, Африку и Ближний Восток, трудно представить. Идеи Зёргеля никто серьезно не воспринял, хотя автор упорствовал в их продвижении до самой своей смерти в 1952 году. «Атлантропа» Дамба на Гибралтаре, дамба через Дарданеллы, дамба между Африкой и Сицилией. И Средиземное море, ушедшее на 100 м вниз. И Венеция, окруженная сушей.

Корабли в пустыне

Но имелись и другие планы на воды Средиземного моря, причем они оказались куда ближе к реализации, чем грезы Зёргеля. Египет — преимущественно пустынная страна. Цветущую природу там можно наблюдать лишь на узких полосках земли, тянущихся вдоль берегов Нила и в редких оазисах. А не сделать ли в пустыне море? На севере Египта существует образованная эрозией впадина Каттара. В ней находится вторая по глубине точка на африканской суше — 133 м ниже уровня моря. Каттара имеет форму капли, обращенной на юго-запад. Площадь впадины — 19?605 км2. В 1926 году директор египетского Департамента исследования пустыни доктор Джон Болл предложил затопить Каттару водами Средиземного моря. Согласно его идеям, воду к впадине можно было подвести по наклонным тоннелям. Центральной идеей Болла было создание мощного источника электроэнергии. Из-за большого перепада высот появлялась бы возможность использовать энергию падающей воды для раскручивания гидротурбин. Очевидно, что из-за жаркого климата пустыни внутреннее море Каттара испаряло бы с поверхности большое количество влаги, однако приток воды из Средиземного моря поддерживал бы более-менее постоянный уровень водоема. В 1957 году неожиданным сторонником создания нового моря в Египте оказалось Центральное разведывательное управление США. Эксперты ведомства предлагали президенту США Эйзенхауэру и президенту Египта Насеру всерьез заняться «проектом Каттара». Кроме гидроэнергетики, ЦРУ отмечало такие преимущества этой затеи, как смягчение климата, создание рабочих мест для палестинских беженцев и даже стимул к выходу Египта из-под советского влияния. Кстати, именно американцам в итоге удалось реализовать подобный «проект» в Калифорнии. Формировавшаяся из наносов дельта реки Колорадо некогда оторвала от океана его частичку и превратила в соленое озеро. Без связи с океаном-родителем озеро быстро высохло, оставив после себя глубокую впадину. В начале XX века американские гидроинженеры что-то перемудрили с ирригационными каналами, и в результате воды Колорадо хлынули во впадину и вновь превратили ее в водоем, который теперь называется Солтон-Си.

Тема Каттары обсуждалась и много позже предложения ЦРУ, которое осталось без ответа. В 1970—1980-х группа доктора Фридриха Басслера получила финансирование правительства ФРГ на изучение возможной реализации гидроэлектропроекта, связанного с египетской впадиной. Басслер отдавал предпочтение прокладке открытого и достаточно глубокого канала. Чтобы избежать больших трудозатрат, его планировалось рыть с помощью не обычной строительной техники, а одновременного подрыва в специально пробуренных скважинах 213 ядерных зарядов, каждый мощностью по 1−1,5 Мт. Мирным атомом в любых целях человечество увлекалось в 1950-е, но для 1970−1980-х идея звучала крайне экзотично. Неудивительно, что планы Басслера остались на бумаге. Но попытка использовать атомные заряды в целях гидростроительства была все же осуществлена, и произошло это не в Египте, а в Советском Союзе. Стамбульский канал Босфор узкий, извилистый и опасный, считают турецкие политики и предлагают прорыть канал-дублер, превратить старый Стамбул в остров, а на берегах канала устроить город-сад.

Ядерное озеро

Мысль соединить каналом Каму и Печору появилась еще в XVII веке, а в довоенном СССР проект рассматривался как элемент Единой глубоководной системы Европейской России. Уже в годы правления Хрущева советское руководство заболело идеей переброски части стока полноводных северных рек в маловодные районы Юга. Печора стала одним из кандидатов на «раскулачивание». Вероятно для того, чтобы не привлекать к строительству в этих малонаселенных районах большое количество техники и персонала, советские инженеры, подобно Басслеру, делали ставку на мирный атом. 23 марта 1971 года в районе почти необитаемого села Васюково в Чердынском районе Пермской области в рамках проекта «Тайга» были подорваны три 15-килотонных заряда. От взрыва остался кратер диаметром 600 м. Результаты пробных взрывов, по всей видимости, были признаны неудовлетворительными, и на этом история с «ядерным» каналом закончилась. Кратер впоследствии затопила вода, и он превратился в озеро. По свидетельству людей, побывавших на берегах рукотворного водоема, в районе озера сохраняется повышенный радиационный фон, хотя в этих краях уже давно ходят туристы, собирают грибы и ловят рыбу. Канал Печора-Кама так и не был построен. |slideshow-40953 // Сумасшедшие каналы и моря|

Персидские фантазии

Вероятно, к несбыточным, да и, пожалуй, тоже слегка сумасшедшим идеям в области гидротехники относится проект строительства судоходного канала, соединяющего Каспийское море с Персидским заливом (Индийским океаном). Этой идее примерно 100 лет, но в начале прошлого года Аладдин Боруджерди, председатель комитета по национальной безопасности и внешней политике парламента Ирана, заявил, что компания, управляемая Корпусом стражей исламской революции, рассматривает техническую возможность строительства канала Каспий — Персидский залив. Впрочем, заявления о необходимости строительства этой водной артерии руководители ИРИ озвучивали и раньше. Сложности в реализации проекта начинаются уже с того факта, что уровень Каспия на 29 м ниже уровня Индийского океана. Кроме того, Иран — горная страна. Сообщалось, что канал может пройти по долинам крупных рек, но даже если и допустить, что б? льшая часть водного пути будет проложена по долинам и ущельям, это не отменяет необходимости преодолевать водораздел между бассейнами Каспия и Индийского океана. Переваливать через горы теоретически возможно, однако для этого потребуются длинные каскады шлюзов. Но даже если их построить, надо решить проблему с наполнением водой шлюзов, идущих вверх. В Панамском канале все решается просто. Находящееся на уровне водораздельного бьефа озеро Гатун подпитывает систему своей водой. Вода с верхнего бьефа стекает вниз, подчиняясь земной гравитации. Но в иранских горах нет таких озер и вообще маловодно (кстати, канал рассматривается и как источник воды для засушливых внутренних районов Ирана). Единственный вариант — закачивать вверх воду насосами, как это делается на канале им. Москвы или на Волго-Донском. Но в Европейской части России совсем другие перепады высот. В Иране для питания насосов нужны серьезные энергомощности, которых в нужных местах нет. Энергия потребуется и для опреснительных станций — каспийская вода не пригодна ни для питья, ни для ирригации. Согласно иранским планам, канал будет забирать из Каспия количество воды, сопоставимое с 0,1 стока Волги, на что потребуется разрешение всех каспийских стран. Иными словами, озвученные иранскими политиками планы скорее стоит считать разновидностью PR, нежели реальными проектами. Фото

Остров Стамбул

Редкий случай, когда проект канала называет диким (wild) или сумасшедшим (crazy) самый главный его сторонник. Во всяком случае, именно такими словами переводят на английский язык определение, данное президентом Турции Эрдоганом «дублю Босфора» — каналу, который предполагается прорыть между Черным и Мраморным морями. Новый судоходный путь превратит европейскую часть Стамбула в остров. Босфор, как считают турецкие власти, из-за слишком активного движения судов и малой ширины стал опасен для судоходства. «Сумасшедший канал» будет иметь длину 48 км, ширину 400 м и глубину 25 м. Вдоль искусственной реки выстроятся современные районы. Вряд ли можно усомниться в возможности технической реализации подобного проекта, однако критики тоже любят слово «сумасшедший», подозревая, что разрекламированный политиками канал обойдется стране намного дороже, чем официально объявлено.

Статья «Сумасшедшие каналы и моря» опубликована в журнале «Популярная механика» (№4, Апрель 2016).