С приходом цифровых технологий для кинематографистов, кажется, нет ничего невозможного. Широкий экран легко и убедительно отменяет все физические законы. Но у «оцифровки» есть и оборотная сторона. Зритель поначалу удивлялся, а потом и стал требовать все более и более зрелищного действа. Технологии визуализации совершенствуются каждый год, и оказалось, что ничто так быстро не теряет свою реалистичность, как компьютерные эффекты. Другое дело — феерические трюки, исполненные вживую, по-настоящему.

Качественная, полная риска работа каскадера вызывает восхищение независимо от того, сколько лет прошло с выхода картины на экран. Эпизод из фильма «Человек с золотым пистолетом», когда машина после разгона взмывает в воздух, делает оборот и приземляется на другом берегу реки, захватывает не меньше, чем 40 лет назад. И в современном кино лучший результат получается, когда компьютерные эффекты не заменяют, а разумно дополняют настоящие трюки, что с блеском продемонстрировали вышедшие в этом году «Безумный Макс: Дорога ярости» и «Форсаж-7».

Небесный форсаж

На разработку самого сумасшедшего эпизода в фильме «Форсаж-7» — сброса автомобилей с самолета — ушло более двух месяцев. Постановщикам потребовались два самолета Hercules C-130 и десяток камер, на которые снимали операторы с вертолетов и скайдайверы. Сброс производился на высоте 5 км. Когда автомобили опустились до 500 м, автоматически сработали парашюты. Разумеется, в автомобилях никто не сидел. Все крупные планы с актерами снимались в павильоне на гидравлических платформах, имитировавших покачивание в воздухе. Съемки приземления потребовали строительства сложной конструкции в горах. Один 300-тонный кран установили вверху выбранного участка дороги, другой внизу и натянули между ними толстый стальной трос, по которому передвигалась тележка с подвешенной на стропах машиной. Скорость снижения машины на парашюте — около 40 км/ч. Как только она разгонялась до этой скорости на тросе, крепления строп отстегивались и Dodge, за рулем которого сидел каскадер, плюхался на землю с 2,5 м — при падении с большей высоты повреждений было бы не избежать. Единственное, что пришлось сделать на компьютере, — убрать из кадра тросы и подрисовать парашют.

Автомобиль, на котором будет выполняться трюк, всегда проходит подготовку. Как минимум вваривается каркас безопасности, как максимум дорабатывается двигатель, трансмиссия и подвеска. «Многое зависит от производственного бюджета, — рассказал нам Мартин Иванов, двукратный обладатель премии Taurus, считающейся каскадерским «Оскаром». — Если проект большой и дорогой, то автомобиль готовится за полгода в нескольких экземплярах. Так было на фильмах о Джеймсе Бонде. Для картины «Спектр» (вый­дет на экраны в ноябре 2015 года) был построен эксклюзивный Aston Martin в восьми экземплярах. Машина участвует в двух динамичных погонях — в Австрии и Италии. Здесь мне выпало дублировать главного злодея. Я сидел за рулем 700-сильного Jaguar C-X75, не запущенного в серийное производство. На одном из участков трассы удалось разогнаться до 180 км/ч. На такой скорости снимают с вертолета, но чаще используют полнопривод­ные джипы на базе Porsche Cayenne или Mercedes ML, оборудованные краном Russian Arm».

Трюк исполняется с соблюдением определенного скоростного режима. На киноэкране автомобиль часто движется заметно быстрее за счет увеличения частоты кадров во время монтажа. Например, действие снимают со скоростью 22 кадра в секунду, а воспроизводят с частотой 24. Если внимательно смотреть «Форсажи», можно заметить неестественное ускорение автомобилей.

Переворот по‑новому

Мартин Иванов должен был работать и над картиной «Безумный Макс: Дорога ярости». Он провел месяц в Австралии, подбирая команду каскадеров-водителей. Но незадолго до старта съемок у продюсеров начались проблемы с финансированием, а когда работу возобновили, Мартин был уже занят в «Форсаже-6» и «Кванте милосердия». «Посмотрев «Безумного Макса», — признается каскадер, — я пожалел, что не смог в нем сняться. В этом фильме отличные трюки».

Для некоторых трюков пришлось придумывать новые методы. Эпизод, когда «Перехватчик» Макса, созданный на базе XB Ford Falcon Coupe 1973 года выпуска, переворачивается несколько раз, режиссер Джорж Миллер попросил сделать максимально эффектным, насколько это вообще возможно. Перевороты и взрывы — самые частые трюки в кино, и техника их выполнения отработана годами. Обычно автомобиль переворачивается при помощи трамплина или пневматической пушки, которая устанавливается вместо пассажирских кресел. По команде второго режиссера или постановщика трюков водитель жмет на кнопку, и пушка выстреливает. Сжатый воздух с силой выталкивает деревянную колодку, и машина из-за резкого толчка опрокидывается. В 1980-х подобные пушки были пиротехническими, поэтому при опрокидывании из-под колес шел дым. Но Гай Норрис, руководивший постановкой трюков (35 лет назад он был простым каскадером на съемках второго «Безумного Макса»), использовать проверенные методы не хотел: рампу трамплина сложно спрятать в пустынном пейзаже, а вылетающая из-под машины деревянная колодка могла попасть в другой автомобиль. Было найдено новое решение. Когда мчащийся на скорости почти в 100 км/ч автомобиль оказывался в нужном месте, водитель резко поворачивал руль и, нажав на кнопку, приводил в действие закрепленное под днищем устройство: плоская стальная пластина с силой ударялась в песок и тут же возвращалась на место, толчок отправлял машину в переворот. На тренировке автомобиль перевернулся восемь раз, но в фильм вошел дубль с пятикратным переворотом.

Лучшие автомобильные трюки

За более чем столетнюю историю кинематографа зрители увидели тысячи эффектных трюков с участием автомобилей. Вот наша пятерка лидеров.

Компьютерная безопасность

Переворачивался на «Перехватчике» сам Норрис. Он же сел за руль автомобиля и при съемках другого сложного и зрелищного эпизода. В одной из сцен 16-тонная колесная фура врезается на полном ходу в другой грузовик. Столкновение происходило на скорости 96 км/ч. Чтобы обеспечить безопасность каскадера, инженеры внесли конструкторские изменения в компоновку кабины. Они разместили ее сбоку автомобиля и установили на рельсах, оборудовав тормозным механизмом. Торможение и нагрузка в момент удара были распределены во времени. В итоге Норрис не получил ни синяка, ни царапины.

Всего для фильма было выполнено 303 трюка, 70 из них повышенной сложности и опасности. В самые загруженные съемочные дни количество каскадеров на площадке переваливало за полторы сотни. Но их лиц зритель не видит. Крупные планы ведущих актеров, яростно «гоняющих» на своих монстрах, снимались на неподвижных грузовиках или же на низкой скорости.

А как же компьютерные технологии? Безусловно, без них не обошлось. Во‑первых, с приходом цифровой графики каскадеры получили возможность предварительно моделировать трюк. Трехмерная раскадровка (аниматик) позволяет увидеть желаемый результат, определиться с продолжительностью, ракурсами и крупностью съемки и точно все рассчитать. Во‑вторых, «цифра» помогает сделать трюки безопаснее за счет страховочных тросов, которые потом легко стереть. В «Дороге ярости» больше всего компьютерной доработке подверглись сцены песчаной бури — они стали примером виртуозного сочетания реальных съемок и цифровой графики. Режиссер хотел взять за основу проезд настоящих машин, чтобы потом, даже если их все придется заменить цифровыми муляжами, в кадре было точно выдержано направление движения, взаимное расположение автомобилей и перемещения камеры. Машины, которым предстояло вспыхивать и подниматься в воздух, были смоделированы методом фотограмметрии.

Компьютерная симуляция огня использовалась во многих эпизодах, но самый зрелищный взрыв — в финальной погоне — настоящий. В момент взрыва на площадке был только бензовоз. Взрывное устройство сработало по радиосигналу, пневмопушки вытолкнули кабину в воздух, клубы огня снимали с разных точек несколько камер, установленных на автомобилях и вертолете. Вторым «заходом» была снята та же сцена, но с другими машинами, участвующими в эпизоде, и без взрыва. К совмещенной картинке потом на передний план добавили Макса на шесте и чуток изменили место действия — погоня снималась в голой пустыне, а по задумке режиссера кадр должны были окаймлять отроги гор.

По признанию режиссера, у него в запасе есть еще парочка историй о Безумном Максе. А где Макс, там и потрясающие трюки. И, возможно, мы их увидим.

Статья «Настоящий драйв» опубликована в журнале «Популярная механика» (№8, Август 2015).