Высадка западных союзников в Нормандии, 70-летие которой мы только что отметили, стала крупнейшей в истории морской десантной операцией: через широкий пролив было переброшено 3 млн солдат и офицеров и тысячи единиц техники. Казалось бы, память о таком масштабном событии, случившемся уже в эпоху кино, военных корреспондентов и развитого музейного дела, должна сохраниться в мельчайших деталях. Но не все так просто…
Как реконструируется высадка союзников в Нормандии
Создатели программного обеспечения для 3D-моделирования придумали новый способ сохранения исторической памяти. Теперь события 70-летней давности воспроизведены с высокой технической точностью и предстают в движении, цвете и объеме.

Вторая мировая война оставила по себе такой материальный след, от которого, едва лишь стихли бои, стали немедленно избавляться. Настал мир — кому теперь нужны эти горы железа, дерева, ткани, резины? Однако стремление как можно скорее утилизовать излишки военного имущества привели к тому, что некоторые памятники инженерной мысли столь, казалось бы, недавнего прошлого исчезли практически бесследно и их оригинальные образцы не сохранились вообще или уцелели в единичных экземплярах. Такое, например, случилось с советской авиацией, участвовавшей в Великой Отечественной. Но, как выяснилось, эта проблема коснулась не только нашей страны.

Фото

Волны «второго фронта»

Высадка в Нормандии в июне 1944 года требовала масштабных решений — не только военных, но и инженерно-технических, которые бы позволили быстро и с учетом стесненных экономических условий военного времени переместить через море количество личного состава и техники, достаточное для того, чтобы зацепиться за континент. Как известно, первыми в дело вступили воздушные десантники, которые ночью 6 июня были выброшены в немецкий тыл на специальных планерах WACO-G4A. Следом пришел черед морского десанта — большую роль в высадке сыграли катера LCVP, способные буквально выпрыгивать на берег. Вспоминая известный фильм Стивена Спилберга, можно сказать, что на WACO-G4A в Нормандию прибыл рядовой Райан, а на LCVP — те, кто отправились его спасать. На третьем этапе высадки, когда пляжи Нормандии были очищены от оборонявшихся немцев, пришел черед высадки основных сил. И здесь предстояло решить проблему выгрузки тяжелой техники с кораблей с большой осадкой в условиях прибрежного мелководья. Для этого пришлось создавать ни больше ни меньше искусственные гавани.

От всей этой техники, которая помогла западным союзникам открыть, наконец, полноценный Второй фронт в Европе, мало что сохранилось. Что-то до сих пор лежит на дне Ла-Манша, неподалеку от знаменитых пляжей, где шли кровавые бои, но большая часть этих конструкций, совсем не рассчитанных на долговечность, утрачена безвозвратно.

От Хеопса к Эйзенхауэру

Как же надежно документировать историческую память? Французская компания Dassault Syst? mes вообще-то непосредственного отношения к историческим исследованиям не имеет. Эта типичная B2B-фирма, некогда отпочковавшаяся от авиастроительной корпорации Dassault Aviation, занимается разработкой систем автоматического 3D-проектирования в интересах самых разных отраслей экономики от авиа- и судостроения до финансов и экологической сферы.

Фото

Однако с некоторых пор в ее стенах появилось подразделение, получившее название Passion for Innovation Institute, что можно перевести на русский как «Институт страсти к инновациям». Задача подразделения — предоставлять самые современные технологии 3D-моделирования для реализации некоммерческих проектов в области науки, культуры и образования. Одним из первых проектов в рамках новой инициативы стала проверка гипотезы французского архитектора Жана-Пьера Удэна о том, что пирамида Хеопса строилась изнутри. Согласно господствующим в науке воззрениям, для доставки тяжелых каменных блоков и панелей на верхние ярусы стройки использовалась внешняя насыпь с очень пологим уклоном. Удэн не спорил с тем, что тяжести поднимали наверх по пологим наклонным путям, однако предположил, что такие пути могли иметь вид коридоров, проложенных в теле самого сооружения: они как бы опоясывали строящуюся пирамиду. После окончания стройки эти коридоры были заложены камнем. Проверить гипотезу с помощью археологических методов практически невозможно — для этого понадобилось бы разобрать уникальный памятник, на что, естественно, никто не пойдет. И Удэн пришел в «Институт страсти к инновациям». С помощью CATIA — программного пакета собственной разработки — в Dassault Syst? mes построили 3D-модель пирамиды Хеопса с предполагаемыми наклонными рампами внутри. Была также смоделирована возможность подъема 60-тонных каменных балок с помощью противовеса, опускавшегося вниз по одному из наклонных коридоров. Нельзя сказать, что с тех пор гипотеза Удэна стала общепризнанной — многие египтологи имеют против нее серьезные возражения, однако техническая возможность описанного способа строительства пирамиды была доказана. С тех пор в «институте» сделано немало интересного — например, полные 3D-модели всей долины Гизы и Парижа в историко-архитектурной перспективе. Последним на сегодня крупным проектом стал D-Day — документирование с помощью виртуальной реальности техники, участвовавшей в операции «Оверлорд» (кодовое название высадки в Нормандии).

Из дерева — в «цифру»

Чем это отличается от рисования компьютерной игры на тему Второй мировой войны? Тем, что специалисты Dassault Syst? mes поставили себе задачу не только спроектировать некую виртуальную среду, в которой можно было бы воссоздать работу исторических технических средств, но и построить виртуальные модели образцов техники союзников, достоверные до последнего винтика. Фактически речь шла о том, что называется reverse engineering, разве что воссозданные модели не предполагалось вновь воплощать в дереве, бетоне и металле.

Дерево упомянуто не случайно — как уже говорилось, техника для высадки готовилась в тяжелых экономических условиях, и дефицитный металл, необходимый для пушек, танков, самолетов и автомобилей, приходилось экономить. Планер WACO-G4A для выброски воздушного десанта имел каркас из тонких металлических трубок, все остальное — обшивка, крылья, хвостовое оперение — было сработано из ткани и дерева. Десантники вспоминали потом, что во время полета внутри планера был слышен страшный рев от буксировавшего аппарат к месту высадки бомбардировщика B-47 — звукоизоляция-то никакая. Крылья делались из фанеры, и не только потому, что так легче и экономнее.

Фото

Ландшафт территорий, прилегавших к нормандскому побережью, был таков, что найти ровную, без препятствий, площадку для посадки в большинстве случаев не представлялось возможным. Планер налетал на деревья, а непрочные фанерные крылья легко ломались и частично гасили удар, уберегая экипаж от перегрузок. Немудрено, что такой хлипкой конструкции не суждено было пережить годы. В распоряжении специалистов Dassault Syst? mes оказались микрофильмы с чертежами планера, однако качество съемки местами совершенно не позволяло прочитать цифры. Благо, в городе Granite Falls, штат Миннесота, удалось отыскать WACO, воссозданный группой энтузиастов. Туда была привезена аппаратура для лазерного сканирования, планер разобрали и деталь за деталью переносили его в виртуальную реальность.

Другой знаменитый транспорт высадки в Нормандии — десантный катер LCVP (аббревиатура расшифровывается как «средство для высадки транспорта и личного состава»). Катер был спроектирован американским конструктором и предпринимателем Эндрю Хиггинсом на основе малоразмерных судов, пригодных для передвижения по болотам. LCVP массово производился с 1935 по 1950 год, но в оригинальном виде их практически не сохранилось: ведь катер был целиком деревянным за исключением металлической рампы на носу, которая выполняла также роль противопульного щита. Благодаря ничтожной осадке плоскодонное судно могло доставить 36 десантников прямо к самому берегу.

Интересной особенностью конструкции катера был дополнительный гидродинамический руль, который устанавливался позади винта и позволял судну развернуться после высадки десанта и отправиться за новым взводом. Для создания точной виртуальной копии французам пришлось отправиться в Новый Орлеан, где располагалось предприятие Хиггинса, и поработать в архивах с сохранившейся технической документацией.

Порт на пляже

Наиболее технически сложным моментом реконструкции стало воссоздание искусственной гавани Mulberry B. Готовясь к высадке, союзники не рассчитывали захватить какой-либо из существовавших на побережье портов — немцы ждали такого хода и хорошо позаботились об обороне удобных гаваней. С другой стороны, подвести к пляжу, особенно в условиях то прибывающей, то отступающей во время отливов воды, тяжелый морской транспорт с автомобилями, пушками и танками не представлялось возможным. Британцы решили обхитрить врага и создать искусственные гавани. Чтобы устроить акваторию, защищенную от волн, была построена искусственная дамба из специальных железобетонных кессонов, а также затопленных судов гражданского назначения. Внутрь был заведен плавучий пирс, к которому могли причаливать корабли с большой осадкой. Далее от пирса к пляжу Арроманш был протянут мост, поставленный на бетонные понтоны. Бетон — необычный материал для плавучих конструкций, но металл, как уже говорилось, приходилось экономить. Понтоны оборудовались стойками и во время отлива могли опираться на дно, а при приливе — всплывать. Плавучий мост был для своего времени настоящим техническим новшеством, а разработал его британский военный инженер майор Алан Беккет. Кстати, другая искусственная гавань, Mulberry A, была построена у пляжей печально знаменитого сектора Omaha и использовалась американцами. Однако ее плавучие элементы не были надежно заякорены, и шторма сделали гавань непригодной.

Фото

Для создания виртуальной модели порта Mulberry B были использованы архивные материалы — чертежи, описания, аэрофотосъемка времен Второй мировой. Интересно, что неоценимую помощь Dassault Syst? mes оказал сын Алана Беккета Тим, который пошел по стопам отца и тоже стал инженером. 3D-модель Mulberry? B позволяет не только увидеть конструкцию в статике, но и понаблюдать, каким образом шла выгрузка техники и как она передвигалась с пирса к берегу. А вот в войну с помощью этой сверхдетальной реконструкции поиграть не получится: немецкую технику и довольно изощренные оборонительные сооружения вермахта в Dassault Syst? mes воссоздавать пока не стали. Французские программисты и не ставили перед собой задачу разрабатывать военную игру и кого-то развлекать. Их проект D-Day — это прежде всего образовательная программа и очень интересный способ наглядного документирования исторических событий с помощью виртуальной реальности. Очень хотелось бы однажды увидеть в 3D столь же тщательно проработанные эпизоды отечественной военной истории.

Статья «Виртуальный день "Д"» опубликована в журнале «Популярная механика» (№7, Июль 2014).