Промышленный дизайнер с мировым именем, создатель олимпийского факела и президент Центра промышленного дизайна и инноваций НИТУ «МИСиС» Владимир Пирожков — о технологическом бизнесе в России.
Владимир Пирожков: «Теперь нужно много работать и быть креативными!»
Владимир Пирожков

«Популярная Механика»: Владимир, то, что вы делаете в МИСиС — очень здорово. Как пришла идея запуска курса по технологическому предпринимательству?


Владимир Пирожков: Идея создания «Инжинирингового центра прототипирования высокой сложности» на базе НИТУ «МИСиС» пришла два года назад. Мы вместе с министром образования Дмитрием Викторовичем Ливановым пришли к выводу, что современное понимание промышленного дизайна, особенно в нашей стране, органично и неотрывно связано с новыми технологиями, производственными процессами и пониманием запроса заказчика из индустрии. Просто создания очередного факультета «Промышленный Дизайн» в современных реалиях недостаточно. Поэтому мы пришли к понятию «Технологический Спецназ». Это прикладная магистратура на базе мощного технологического университета с наиважнейшей опцией так называемой «цифровой фабрики» — лабораторией, способной строить функциональные промышленные прототипы высокой сложности. Например: интерьер штатного космического пилотируемого транспортного корабля нового поколения ПТК-НП совместно с РКК «Энергия»; сложнейшее кресло нового поколения для космонавтов в сотрудничестве с НПП «Звезда»; возможно, функциональный прототип лунохода и т. п. В процессе работы над реальными заказами от лидеров нашей индустрии центр сможет готовить конкурентоспособные инженерные кадры из талантливых ребят — успешных бакалавров лучших технологических вузов страны.


«ПМ»: В СССР дизайн был второстепенной составляющей продукта. Как бы вы оценили уровень современного российского промышленного дизайна? В чем его сильные стороны, чего не хватает?


В.П.: В первую очередь не хватает самой промышленности. Отсутствие заказов на высококонкурентный глобальный продукт — результат слабости обрабатывающего сектора нашей экономики. Вот почему технологическая составляющая все же играет ведущую роль. Дизайн следует рядом. Русский дизайн в мире ассоциируется с надежным и функциональным продуктом, выполняющим необходимые функции (АК-47, «Союз-ТМА», СУ-35…). Мы пока не в списке производителей гламурно-эстетской, набитой опциями линейки. Не хватает заказа на конкурентоспособность на мировом уровне. Не везде есть понимание культуры качества. Наши крупные промышленные производства переходят на цифровой формат проектирования. Это дает возможность быть в тренде. Есть и толковые ребята, которые в свое время уехали работать в лучшие западные инжиниринговые фирмы. Теперь пришло время их возвращать и готовить новых. Так что потенциал есть. Теперь нужно двигаться в общий мировой рынок со своим продуктом. Глобализация, однако!


«ПМ»: Правильно ли будет сказать, что одна из ваших целей как преподавателя — это учить молодых инженеров дизайнерскому чутью — наподобие того, что было у Стива Джобса, для которого было первостепенным то, как продукт выглядит?


В.П.: Можно и так сказать. С Джобсом параллелить, пожалуй, некорректно. Там другой масштаб! Но мы в основном создаем концепции неизбежного будущего, проектируем их и интегрируем уже существующие, зарекомендовавшие себя технологии в единый ЖЕЛАННЫЙ продукт. Производим его в виде функционального прототипа и предлагаем предприятиям совместно понять, как произвести его на их базе. Чаще всего дело идет к модернизации производственных участков, включая оборудование, производственные процессы и методики проектирования. Это то, что нашей промышленности сейчас очень нужно.


«ПМ»: Поскольку к вам на курс попадут далеко не все, кому это интересно, что можете посоветовать молодым технологическим предпринимателям: где и как создавать прототипы? как правильно — и когда уже уместно — привлекать финансирование? (просто складывается впечатление, что для некоторых российских стартаперов самоцелью стал запуск краудфандинговых кампаний на Kickstarter, Indiegoo и т. п. Очевидно, что люди рисуют красивые картинки, создают прототип — не обязательно работающий, и размещаются на таких площадках по принципу: «денег соберем, а там посмотрим». Например, есть российский стартап Healbe, к которому возникли претензии именно такого рода).


В.П.: Всегда нужно честно задать себе вопрос: ЗАЧЕМ я на самом деле ЭТО делаю? В основном современный молодой человек сфокусирован на получении быстрой прибыли. Все хотят «много и вчера». Много примеров быстрого обогащения вокруг. Распиаренный Цукерберг с виртуальным Фэйсбуком; мега-успешный Apple с ярким Джобсом; наши юные олигархи… Как все просто — раз, и ты успешен! Ребята, везде нужно много (!) работать! Только труд делает из леса дом и из обезьяны человека. Не Тахриры, Болотные и Майданы. Труд, упорство, терпение, время и профессиональное, ответственное отношение к выбранному делу. Нужен продукт! Желанный всеми и надежный. Тогда у вас есть позиция для равноправного диалога. Тогда у вас есть собственная база. Тогда вы сильная и здоровая страна, а не бедная и больная.


«ПМ»: Всего несколько технологических российских фирм известны на Западе — «Лаборатория Касперского», Abbyy Lingvo, но они вышли на международный рынок будучи уже состоявшимися «взрослыми» компаниями. На ваш взгляд, увидим ли мы примеры российских стартапов, которые станут успешны за рубежом? Или может быть уже есть такие примеры.


В.П.: Обязательно все будет. В большей или меньшей степени. Когда есть ЦЕЛЬ (читай СТРАТЕГИЯ), тактика выстраивается. А цель, похоже, вырисовывается: быть глобально конкурентоспособной страной, способной себя защитить, иметь право голоса в международных отношениях, выступать равноправным, сильным партнером среди лидеров, принимать решения, меняющие мир к лучшему. Если я правильно формулирую установку наших лидеров, то неизбежно большее внимание к высокотехнологичным стартапам, подающим надежды на конкурентную, а то и доминирующую роль в глобальной системе технологического лидерства. Активность в этой сфере налицо: Сколково; современнейшие технопарки в регионах; амбициозная космическая программа; колоссальные средства в развитие ВПК — локомотива технологий; острое внимание к высшему инженерному образованию. Наш «Инжиниринговый центр прототипирования высокой сложности» на базе НИТУ «МИСиС» тоже в этом ряду. Теперь нужно много работать и быть креативными! Наряду с адаптацией лучших мировых практик и процессов создавать уникальные свои! Только равноправное участие в глобальном соревновании даст возможность быть самодостаточной системой со своей базой и уважаемой партнерами точкой зрения.