Мы живем на Земле, в понятном всем трехмерном материальном мире. Но наша жизнь породила необычные связи, опутывающие всех нас и все предметы вокруг. Это права. Каждый предмет может быть чей-то, а другое лицо, пытающееся им воспользоваться, неминуемо должно вступить в правовые отношения с владельцем.
Борис Мызников о гонке патентных вооружений
Борис Мызников, руководитель патентного бюро «Боровик»

Мы к этому привыкли и как-то вполне уже свыклись с необходимостью оформлять права собственности, договора передачи прав и прочее. А теперь делаем еще один шаг в сторону от привычного. Оказывается, мы живем еще и в мире идей, в мире совершенно абстрактных понятий, которые неосязаемы, да и о существовании которых практически никто не знает. Даже специалистам не так просто проявить этот на самом деле уникальный мир — мир интеллектуальной собственности, планету Патентов! Но он также подчиняется аналогичным правовым законам, как и обычный материальный мир, в нем также все опутано правами! Только согласитесь, что прописать законы такого невидимого мира намного сложнее.

А мы, патентные поверенные и патентные специалисты, являемся проводниками в «потусторонний мир». Мы как Хароны перевозим через реку Стикс заявки, подаем их в ФИПС, и забирают потом оттуда патенты — волшебные грамоты, суть которых мало кто до сих пор полностью понимает. А тут все ясно: мы перевозим в своих лодках самое настоящее оружие! Оружие в конкурентной патентной борьбе. А вы не знали, что патент — это не просто красивая бумажка? Это серьезно, причем с ним можно не только выиграть, но и проиграть. Например, если вы с пистолетом кинулись против танка.

После патентов появляются материальные предметы — товары и устройства, которые «содержат» или «не содержат» в себе эти самые существенные признаки, описанные в формуле патента. То есть мы сравниваем в принципе несравнимое — материю и абстрактные понятия. И вы уже понимаете, что тут просто непроходимое поле для затяжных споров в суде, где каждый будет доказывать в свою сторону. Можно ли «вон то отверстие» назвать впадиной? Ведь впадина может быть и сквозная.

Суды, и только они служат той благодатной почвой, на которой возможно проявить все большее соответствие одного мира другому. А суды можно выиграть, а можно и проиграть. И тогда проигравший платит за все.

У нас в стране, как вы понимаете, суды — дело пока еще все равно единичное. Наша патентная система много лет развивалась при социализме, где вся собственность принадлежала государству, и единственная задача изобретателя была получить авторские отчисления. Это до сих пор откликается в головах некоторых патентных старожилов, кто много лет провел при старом режиме. Они и сейчас пишут патенты ради самих патентов (читай — гонорара), нисколько не оглядываясь, что так давно уже нельзя! Время ориентироваться на суды. И пока у нас мало практики, наша система оглядывается на Запад, и все больше пытается с ней уровняться. Но что же там?

Мы живем в небольшой части планеты Патентов, удаленной от основных материков, не совсем в затерянном мире, как зулусы какие-нибудь, но недалеко от них. В самом деле, по количеству подаваемых заявок мы совсем незаметны: доля России в общем количестве подаваемых заявок на выдачу патентов составляет, по данным Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС), около 2%.

И нам из нашей гримерки мало что видно из происходящего на большой сцене. И только отголоски миллиардных исков в патентных спорах между Apple и Samsung будоражат полосы газет. Ух-ты! Миллиард! Но именно там находится наше будущее, именно туда мы идем и уже сейчас можем посмотреть, какие проблемы у них в патентной системе.

А проблем там немало, оказывается. И — что удивительно — стоит вопрос о существовании самой патентной системы! Слышите? Уже раздаются голоса: а нужна ли нам вообще эта планета Патентов? И что же они могут привести в оправдание такой странной точки зрения? А на самом деле довольно много убедительных фактов!

Вспомните, на заре гонки патентных вооружений (помните, я говорил вам, что патент — это оружие?) основатели Apple и Microsoft не вполне серьезно вообще относились к патентной защите, поскольку это обходилось, а то отсуживалось, и все это было несерьезно. И только потом все стали вооружаться, чтобы просто на них не могли нападать. Ты им иск, а они тебе сто! В результате ты иск просто отзываешь, подписывая мировую, понимая, что столько расходов на адвокатов не потянуть.

И система породила патентных троллей, которые стали просто паразитировать на патентах, выкачивая деньги из экономики. Недавние исследования Бостонского университета подтвердили, что в период после 1990 года патентные тролли ежегодно обходятся только одной американской экономике в 500 миллиардов долларов!

Все чаще стоит вопрос: а не заходим ли мы в дебри? В те самые, куда нам вообще не нужно? Последние исследования показали, что если каждая фирма, производящая софт в Америке, захотела бы проверить: не попадает ли ее продукция под новые патенты, выданные только за последний год, то пришлось бы занять работой 2 миллиона патентных поверенных, работающих полный рабочий день. Это составило бы проблему, так как в США зарегистрировано только около 40 тысяч патентных поверенных и агентов в соответствии со сведениями Патентного ведомства США. Но если бы и нашлись 2 миллиона патентных поверенных, готовых работать изо всех сил, то почасовая оплата в 371 доллар (средняя ставка патентного поверенного, подсчитанная Американской ассоциацией прав интеллектуальной собственности), привела бы к общим затратам на гонорары в 1,5 триллиона долларов или около 10% ВВП США. И это при том условии, что поверенные не будут тратить более 10 минут на анализ одного патента.

А все потому, что фирмы подают сотни заявок на все, что угодно. Потом патентные поверенные «куют» из всего этого «оружие», которого уже скопилось на третью мировую патентную войну! И процесс продолжается без остановки! Хотя тенденции к снижению темпов уже намечаются: специалисты считают, что год от года количество подаваемых заявок будет неуклонно падать. Последние годы рост числа подаваемых заявок в основном обеспечивался за счет Китая, который активно догонял США. И теперь ему уже не так актуально продолжать набивать свой патентный портфель. Хотя, если честно, ему и раньше не так это было нужно. Китай — самый активный игрок на рынке воровства технологий! Тысячи хакеров Китая воруют секреты производств чего только можно! Согласно расчетам фирмы ASIS International, годовая стоимость украденной у компаний интеллектуальная собственность составила в США 300 миллиардов долларов. Экстраполированная на весь мир, эта цифра составит более 1 триллиона долларов.

А все потому, что некоторые считают, что патент — это слабая защита! Получая патент, ты одновременно вынужден раскрыть свою технологию. Но патент ты можешь оплатить в нескольких странах, в десятке стран максимум! А это значит, что во всех остальных любое лицо может, прочитав ваш патент, использовать его совершенно беспрепятственно!

У нас пока все тихо, патентные тролли — пока еще вымышленные существа, их почти никто не видел, и в них никто не верит. Что-то между Несси и снежным человеком. Кризиса патентов никто не чувствует. Все идет своим чередом. Так что спокойно работаем, товарищи! Готовим заявки и подаем в Роспатент! Да, потом повесим на стенку. И что? И пусть висит. Ведь вы же помните, что это оружие на самом деле. А вдруг когда-нибудь, в конце пьесы, оно выстрелит?