Боулинг любят многие. Почему бы не сходить вечерком, не развеяться, не побросать шары — так обычно формулируется причина похода в игровой клуб. Но мало кто задумывается о том, какие непростые механизмы скрываются за кулисами боулинга и чем отличается любительская игра от профессионального спорта. Редакция «ПМ» поставила себе целью во всем разобраться.

Распределительный механизм Кегли движутся по направляющим и «сбрасываются» в соответствующий лоток установочного стола.
Двигательный блок пинспоттера Виден мотор свипа (уборщика). Мотор дистрибьютора — слева за кадром, установочного стола — справа.
Автоматическая смазочная машина Kustodian ION Sport Edition предназначена, помимо нанесения масла, для того, чтобы мыть и пылесосить дорожки. По сути, это большой робопылесос с дополнительной функцией смазки. Машины довольно дороги, и во многих небольших боулингах масло наносится вручную, с помощью механических устройств.
Тренировочные машины Во многих боулингах можно увидеть странные устройства, напоминающие то ли вешалки, то ли машинки для снукера. Это тренировочные устройства для спортсменов. Например, иногда поперек дорожки устанавливается специальное зеркало, позволяющее шару пройти под ним, но закрывающее от игрока кегли. Оно преследует две цели — во‑первых, игрок видит себя и отрабатывает позу, а во-вторых, учится играть по таргетам и рисунку дорожки. Другое устройство — это рамка с ремешками. Установив ее поперек дорожки, тренер может выставить свисающий до самой поверхности ремешок в определенную позицию и потребовать от ученика бросать так, чтобы шар при броске задевал ремешок, а затем уже шел к кеглям — таким образом отрабатывают траекторию.
Установочный стол пинспоттера только что поднялся, поставив кегли на пиндек. Внутри пинспоттера прячется еще один комплект плюс две запасные кегли.
Снаряд для игры Шары для боулинга могут быть обычными и спортивными. Обычный шар полностью уравновешен, его ядро — однородная сфера. Спортивный же шар имеет так называемый весовой блок — асимметричную часть ядра, влияющую на поведение шара и позволяющую проводить его по нестандартным траекториям.

История игры в кегли насчитывает несколько тысяч лет. В разное время от нее отделялись схожие забавы — аналогичное происхождение имеют, например, русские городки, да и французский петанк, какими бы разными они ни казались с первого взгляда. Боулинг — это, по‑видимому, наиболее распространенная и регламентированная разновидность кегельных игр, имеющая все шансы в ближайшее время попасть в олимпийскую программу. Обычные игроки, приходя в клуб, редко заостряют внимание на том, что происходит после того, как шар сбил кегли и исчез во тьме в конце дорожки. В следующий раз он становится объектом интереса, лишь вернувшись к игроку через боллифт (или возвратник). Тем не менее механика эта очень занимательна и по степени сложности не уступает станкам на каком-либо высокотехнологичном производстве.

За кулисами

Мы открываем неприметную дверь с надписью «Служебное помещение» и попадаем в святая святых: за декоративной стенкой, нависающей над дальним краем дорожек, стоят в ряд двенадцать пинспоттеров — комплексных машин, которые принимают шары, отправляя их обратно к игроку, и кегли, сортируя их и выставляя в исходную позицию после удара. Пинспоттер (или пинсеттер) изобрел в 1936 году Готтфрид Шмидт, сотрудник компании AMF, и по сей день остающейся одним из мировых лидеров в производстве оборудования для боулингов. Раньше кегли вручную устанавливал специальный сотрудник — пинбой. В московском боулинге «Самокат», который мы выбрали в качестве наглядного пособия, стоит оборудование основного конкурента AMF — компании Brunswick. Между пинспоттерами разных фирм есть определенные различия, о которых расскажем ниже.

Когда шар сбивает кегли, вся эта куча-мала скатывается в поддон транспортного механизма, напоминающего широкую беговую дорожку (или на жаргоне — «ковер»). На некоторой высоте над ней нависает планка-ограничитель (отбойник или «подушка») — упавшие кегли проезжают под ней, а вот более высокий шар остается. Из-за небольшого наклона транспортной ленты вправо шар скатывается в возвратный механизм и уходит к игроку.

Пинспоттер напоминает ткацкий станок с огромным количеством непонятных с первого взгляда элементов — валов, шестерен и моторчиков. Но когда начинаешь прослеживать путь одной кегли от транспортной ленты до исходной позиции на пиндеке (площадке на дорожке, куда выставляются кегли перед броском), все становится проще. С транспортного механизма кегли подхватывает элеватор — своеобразный лифт с полками. Он поднимает их наверх — в распределительный механизм (или дистрибьютор), напоминающий положенную на бок елку и отправляющий каждую кеглю в соответствующий ей сегмент установочного стола (стол иногда называют «челноком», так как именно он опускается вниз, устанавливая кегли на пиндеке). Там же, на установочном столе, расположены датчики, оценивающие, сколько кеглей упало. У Brunswick они механические (определяют, на месте ли кегля, дотрагиваясь до нее), а у AMF — оптические.

Интересно, что в каждом пинспоттере 22 кегли — два полных комплекта плюс две кегли. Комплектов два — для ускорения. Пока один сортируется в машине, другой уже устанавливается на пиндек. Две дополнительные кегли служат той же цели: дело в том, что угловые кегли треугольника, номера 7 и 10, для установки должны пройти самый длинный путь по распределителю и часто «опаздывают», то есть из-за них задерживается установка всего треугольника. Две «лишние» кегли создают избыток, позволяющий ускорить процесс.

Последний элемент — это уборщик, или свип, специальная планка, которая сметает на транспортную ленту упавшие кегли и предохраняет устройство от случайного броска во время установки треугольника.

Шар, в свою очередь, скатившись с транспортного механизма, попадает под ускоритель, представляющий собой постоянно и очень быстро вращающуюся резиновую ленту. Ускоритель отправляет шар по желобу к игроку (сам желоб расположен между дорожками и накрыт декоративной крышкой). А в начале дорожки шар подхватывается боллифтом и поднимается наверх — вперед, в игру!

Интересно, что пинспоттер имеет четыре независимых электродвигателя, приводящих соответственно распределитель, уборщик, установочный стол и ускоритель шаров. Почему не объединить их в общий силовой агрегат? При разделении обязанностей уменьшается износ, да и заменить маленький электродвигатель в случае поломки проще, чем большой.

…и на сцене

Значительное количество заблуждений связано не только с внутренними механизмами боулинга, но и с тем, что находится на виду — с самой игрой! Например, первый вопрос, который я задал, звучал так: почему даже мировые чемпионы по боулингу, игроки высочайшего класса, не выбивают страйк за страйком, то есть не сбивают постоянно все кегли, а чаще всего справляются с задачей в два захода? Ведь все выглядит так просто!

Вот тут-то и обнаруживается ряд подводных камней. Во‑первых, дорожка смазана специальным маслом, причем не вся, а примерно до середины (длина смазанного участка определяется конкретными параметрами боулинга и правилами турнира, а наносится масло вручную либо специальной машиной). Масло выполняет как функцию защиты дорожки, так и спортивную: в начале броска шар не катится, а скользит, как камень в керлинге, и лишь попав на несмазанную часть, начинает катиться. Шары бывают разных типов, но современные профи в основном играют так называемыми спортивными шарами с реактивным покрытием, ядро которых имеет неправильную, хотя и жестко регламентированную форму. Это позволяет закрутить шар так, чтобы он ударил в центральную кеглю не «в лоб», а под углом — только так можно сделать правильный страйк.

Так вот, пока шар идет по маслу, он собирает смазочный материал на свою поверхность, а затем размазывает его по сухому участку — это называется «выносом масла». Таким образом, уже следующий шар, пущенный ровно по той же траектории и с той же силой, будет закручиваться несколько иначе ввиду изменения скользящих свойств поверхности. Да, профи может запустить по одной траектории хоть сотню шаров, но в цель попадут лишь первые несколько. Поэтому траекторию приходится постоянно корректировать, что и приводит к ошибкам. На данный момент мировой рекорд по страйкам подряд составляет 36 — его установил в 1997 году американец Джереми Сонненфельд. Напомним, что в одной игре десять раундов плюс два дополнительных броска, если десятый фрейм взят с одного удара-страйка. То есть Сонненфельд сделал три идеальные игры (так называемые perfect game). Стоит учитывать и то, что масло меняет свои свойства в зависимости от температуры; например, в профессиональных (а не развлекательных) боулингах в США поддерживается порядочный холод (+19°С).

Еще один момент, влияющий на успех, — это «настройка» самого шара. Обычные игроки пользуются любыми шарами, а вот профи имеют 10−15 индивидуальных шаров — как кии у бильярдистов. Индивидуализация достигается в первую очередь специальным высверливанием отверстий — точно под пальцы конкретного игрока, с расчетом идеального расстояния между фалангами. Вообще, сверление шаров в профессиональном боулинге — это что-то из разряда искусства, поскольку отверстия влияют на поведение шара на дорожке. Более того, изначально одинаковые шары тоже имеют небольшие различия — по массе, по расположению ядра. Эти параметры указаны на упаковке, и профессионалы подбирают шары под себя даже из абсолютно одинаковой линейки. А при сверлении с противоположной стороны шара иногда делают дополнительные отверстия — для достижения равновесия.

На точность удара влияет даже начальное положение кеглей! Пинспоттер ставит кегли с точностью плюс-минус миллиметр, и этого хватает, чтобы изменить траекторию отскока. Так что тонкостей в боулинге хоть отбавляй, и выбивать страйк за страйком бесконечно не может даже робот. К слову, такие роботы существуют и используются производителями оборудования для тестирования масла, покрытия и т. д.

Россыпь фактов

В боулинге работает целый штат сотрудников, и если инструкторы обычно у всех на виду, то механики — это настоящие бойцы невидимого фронта. Старший механик «Самоката» Олег Чернов, наш консультант, рассказал множество всяких фактов и мелочей «из жизни закулисья». Например, у механиков бывают профессиональные травмы. Нередко шар застревает в возвратном желобе, если перед ним туда попадает кегля (так случается). Чтобы его извлечь, нужно снять кожух — и если в этот момент невнимательный игрок запустит шар по соседней дорожке, тот при возврате может ощутимо ударить работающего механика. Впрочем, такое происходит лишь по недосмотру. Игроки тоже травмируются исключительно по глупости — например, фолят, заступая за линию броска, а там — смазано. И падают.

Мы спросили: а может механик повлиять на игру, если его подкупить? Олег, подумав, ответил утвердительно: теоретически — да. Например, в момент удара шаров о кегли подбить тонким прутом незадетую. Другое дело, что никому это не нужно — в боулинг играют честно, потому что без честности — никакого азарта.

Интересны и мелкие детали, незаметные с первого взгляда. Например, дорожки выложены аккуратными дощечками — так вот, это вовсе не элемент дизайна. Дощечек ровно 41 штука, каждая шириной по одному дюйму. В некоторых точках на них нанесены маркеры (таргеты), чтобы игрок лучше ориентировался в траектории шара. Профессионалы вообще не смотрят на кегли — они бросают, глядя на поверхность дорожки, на дощечки и таргеты, и этого хватает для идеальной точности. Чтобы выбить страйк, лучше всего запускать шар таким образом, что бы он пришел к «пирамиде» кегель по 17-й дощечке и ударил первую кеглю под углом 5−7 градусов.

Дорожки имеют едва ощутимый наклон от игрока к пинспоттеру — перепад высот на всю длину составляет не более 12 мм. Наклон нужен, чтобы слабо брошенные шары докатывались по желобам до установочной машины. Вообще, все размеры регламентированы очень жестко — например, дорожка имеет длину 18 228 мм и ширину 1668 мм.

Рамки статьи не позволяют перечислить разнообразные особенности боулинга, о которых обычно не задумываются те, кто пришел просто получить удовольствие. Профессионалы же тратят годы на оттачивание различных компонентов — от расчета траекторий в зависимости от выноса масла до сверления шаров. Профессиональный спорт — это труд. Хотя труд очень приятный.

За помощь в подготовке материала редакция выражает благодарность боулингу «Самокат», лично его генеральному директору Дмитрию Арешкину и старшему механику Олегу Чернову

Статья «Попасть в десятку» опубликована в журнале «Популярная механика» (№4, Апрель 2014).