Слова, вынесенные в заголовок, могут кому-то показаться странными. Разве в космосе воюют? Разве ударные средства космического базирования не запрещены? Да, к счастью, боевых ракет и лазерных пушек на орбитах пока нет. Однако, как показывает опыт последних лет, приготовления к военному конфликту или крупномасштабным маневрам начинаются с перегруппировки космических аппаратов разведки и связи. Так что за космосом нужен глаз да глаз.
Война начинается в космосе: космическая связь
Объекты комплекса оптико-электронного слежения за космической обстановкой, расположенного в районе города Нурек (Таджикистан).

В наши дни иметь оперативную информацию об изменении космической обстановки не менее важно, чем располагать средствами раннего предупреждения о ракетном нападении. И хотя космические державы в соответствии с международными договорами оповещают друг друга о запусках космических аппаратов, их назначение далеко не всегда до конца «прозрачно».

Вот пример: одно из государств запускает искусственный спутник Земли, который, как официально объявляется, будет использован для мониторинга поверхности нашей планеты, скажем, в интересах службы погоды. Но далее с аппаратом происходят странные метаморфозы: спутник разделяется на три отдельных блока, которые расходятся по разным орбитам, образуя в небе равносторонний треугольник, и начинают работу, результаты которой скорее окажутся интересными не метеорологам, а военным. Тут, как говорится, доверяй, но проверяй. А чем это можно проверить?

В ожидании битв на орбите

У нашей страны такие средства есть. 25 лет назад, тогда еще в составе ПВО СССР, был образован Корпус контроля космического пространства. В те годы тема противодействия ударным средствам, создававшимся в рамках американской Стратегической оборонной инициативы, рассматривалась как весьма актуальная, а потому в задачи корпуса входил не только контроль окружающего космоса, но и организация противодействия космическим силам вероятного противника.

В рамках корпуса была создана специальная часть, на вооружении которой должны были находиться истребители спутников (ИС): эта система прошла испытания и успешно поразила восемь учебных целей на орбите. Затем настали иные времена, холодная война завершилась, и согласно соответствующим договорам между СССР и США от ИСов пришлось отказаться, что, однако, не сделало орбитальный мониторинг менее важной задачей. Корпус, дислоцированный в Подмосковье, в районе Ногинска, был преобразован в дивизию, а затем в Главный центр разведки космической обстановки.

Разумеется, отдельные инструменты наблюдения за ближним космосом существуют у нескольких стран, однако всеобъемлющие системы контроля космического пространства есть только у России и, как нетрудно догадаться, у США. Эффективность таких систем напрямую зависит как от качества и количества средств наблюдения, так и от географии их расположения.

По последнему пункту нам с американцами соперничать трудно: имея базы и зависимые территории по всему земному шару, США способны обеспечить мониторинг в непрерывном режиме большего количества секторов околоземного пространства. Интересно, что одним из важнейших элементов американской системы стала создававшаяся еще с начала 1960-х годов так называемая космическая изгородь (space fence).

«Изгородь» представляла собой ряды излучающих и принимающих УКВ-антенн, протянувшиеся через всю территорию Соединенных Штатов — от Калифорнии до Джорджии примерно на широте 33 градуса. В минувшем августе это уникальное сооружение было отключено по команде американского правительства, которое решило, что «изгородь», способная различать объекты с поперечником 10 см на высоте до 30 000 км, слишком дорого обходится американским налогоплательщикам.

Правда, это вовсе не означает, что США отказались от космической разведки: во‑первых, у них есть другие средства, а во-вторых, начиная с 2009 года ведущие американские компании в сфере «оборонки» уже получили $500 млн на разработку «изгороди» нового поколения. А что же есть у нас?

Ближе к звездам

Главный центр разведки космической обстановки войск воздушно-космической обороны РФ действует круглосуточно и производит около 70 000 измерений в день. В его каталоге около 10 000 объектов — от МКС до наноспутников и мелких фрагментов «космического мусора». Данные поступают в Центр как от собственных средств, так и от других служб, ведущих наблюдение за небом. Среди них первым делом стоит отметить систему предупреждения о ракетном нападении (СПРН), включающую в себя РЛС «Воронеж», «Волга», «Днепр», «Дарьял». Командный пункт Обеспечение безопасности воздушного и космического пространства требует круглосуточного внимания и сложнейшей аналитической работы.
Также в Центр приходит информация от радиолокационных средств позиционного района ПРО, созданного вокруг Москвы, — к ним относятся РЛС «Дон-2Н» и «Дунай-3У». Используются данные со станций слежения за космическим пространством, построенных на базе квантово-оптической системы «Сажень-Т». Она представляет собой телескоп, оснащенный оборудованием для лазерных измерений наклонной дальности и угловых координат по отраженному солнечному излучению. Центр получает информацию и от учреждений Российской академии наук.

Собственные средства Главного центра РКО — инструменты оптические, радиолокационные, а также радиотехнические, которые позволяют прослушивать космос в пассивном режиме. Оптические и радиолокационные средства дают возможность прежде всего следить за перемещениями объектов на околоземных орбитах, а радиотехнические помогают узнать нечто о функционировании космических аппаратов.

«Благодаря радиотехническим средствам, — говорит начальник Центра полковник Александр Логвиненко, — мы можем судить о состоянии космического аппарата — включен он или выключен. Предположим, официальные инстанции некоего государства объявляют: такой-то спутник выведен в резерв. Мы слушаем его в радиодиапазоне, и оказывается, что аппарат включен на полную мощность. Значит, нам что-то недоговаривают».

Уникальный радиотехнический комплекс «Момент», работающий в интересах Центра, расположен здесь же, в Подмосковье, а вот оптические и радиолокационные средства, нацеленные на экваториальную область (орбита любого космического аппарата неизбежно проходит через экватор), стоят ближе к югу, в горах, где ночами темное небо, редко бывают дожди и воздух необыкновенно прозрачен.

Один из комплексов оптического и радиолокационного наблюдения расположен в Карачаево-Черкесии, в районе станицы Зеленчукская. Установленное здесь оборудование позволяет вести наблюдение за небом в оптическом диапазоне даже при свете дня. Другой комплекс работает на Памире в районе города Нурек (Таджикистан). После распада СССР объект перешел в собственность нового независимого государства, однако с 2005 года станции и командный пункт переданы России, а земля под ними сдается российским военным за символическую арендную плату.

Конечно, для повышения эффективности работы Центра количество и географию средств наблюдения необходимо расширять. Ведь чем больше секторов неба находится под наблюдением, тем чаще в их поле зрения попадает тот или иной космический аппарат. Как рассказал полковник Логвиненко, в период до 2020 года специалисты по разведке космической обстановки рассчитывают получить более компактные и эффективные квантово-оптические инструменты. Цепь таких станций протянется через всю страну от Калининграда до Находки. С их помощью можно будет смотреть вглубь космоса не на 40 000 км, как сейчас, а на 70−80 тысяч.

На боевом дежурстве

Командный пункт Главного центра разведки космической обстановки похож на центр управления полетами в миниатюре. Те же сосредоточенные лица людей за мониторами, те же большие экраны на стене: на них показаны траектории космических аппаратов. Работа здесь идет семь дней в неделю и 24 часа в сутки, но это не означает, разумеется, что ежесекундно каждый космический объект размером больше футбольного мяча находится под пристальным вниманием.

Обычно офицерам Центра выдается задание отследить передвижения каких-то конкретных объектов, интересующих те или иные инстанции. Это могут быть иностранные разведывательные аппараты или ракетно-космические эксперименты Северной Кореи. Отдельный интерес представляет бурно развивающаяся китайская космическая программа.

Правда, есть объект, который находится под постоянным контролем. Это Международная космическая станция. Чтобы не подвергать риску экипажи МКС, необходимо своевременно обнаруживать угрозы станции со стороны «космического мусора» и выдавать рекомендации по корректировке ее траектории. По‑настоящему серьезные угрозы возникают не так часто (примерно раз в несколько месяцев), однако права на ошибку у «космических разведчиков» нет. В частности, в прошлом году всерьез рассматривался вариант экстренной эвакуации экипажа с МКС ввиду вероятного столкновения станции с фрагментом отработанной ракетной техники. Новые мощности Чем больше всевозможных технических средств находится в распоряжении войск воздушно-космической обороны РФ, тем больше информации о космической обстановке можно получить в реальном времени. Главный центр РКО использует данные не только собственных средств, но и РЛС системы предупреждения о ракетном нападении. На фото строительство загоризонтной РЛС нового поколения типа «Воронеж-М».
Однако специалистами Центра были проведены расчеты, которые показали: станция в безопасности, столкновения не будет. Бывают и курьезные случаи. Однажды средства наблюдения обнаружили вблизи МКС объект непонятного происхождения. Он возник как бы ниоткуда, его приближения к станции никто не заметил. Вскоре эту тайну удалось разгадать: в роли НЛО выступил ящик, потерянный космонавтами во время работ в открытом космосе. Из-за разницы масс орбиты станции и ящика слегка разошлись, и оба объекта продолжили полет на некотором расстоянии друг от друга.

Еще одно приоритетное направление для Центра — контроль за схождением с орбиты крупных космических объектов, представляющих потенциальную опасность. Например, с ноября 2011 года по январь 2012-го проводился повитковый контроль и анализ состояния неудачно запущенного космического зонда «Фобос-Грунт» (несшего 8 т ядовитого топлива). В итоге был дан точный прогноз даты и места падения космического аппарата.

Аналитическое подразделение Главного центра РКО выглядит совсем как офис какой-нибудь фирмы: столы, перегородки, дисплеи с клавиатурой и мышью. Но именно здесь происходит самое главное: офицеры-аналитики высочайшей квалификации оценивают в онлайн-режиме изменения космической обстановки и докладывают свои выводы вышестоящему начальству. Разумеется, аналитикам помогает вычислительная техника.

Местный ВЦ, построенный, по утверждению сотрудников Центра, полностью на отечественной элементной базе (используется платформа «Эльбрус»), оснащен специальным ПО, которое обрабатывает большой массив поступающих данных в автоматическом режиме. Но для окончательной оценки событий на околоземной орбите обязательно требуется постоянное присутствие опытных офицеров-аналитиков.

Эти люди, несмотря на сугубо интеллектуальный характер работы, находятся на боевом дежурстве и даже носят оружие. Приказ на выдачу срочной оценки космической обстановки в том или ином регионе может поступить в любое время дня и ночи. Например, минувшим летом руководством Министерства обороны РФ была объявлена внезапная проверка боеготовности войск Восточного военного округа.

Столь же внезапно Центру была выдана команда провести оценку изменения активности иностранных космических аппаратов в связи с беспрецедентными в новой российской истории учениями. В ответ на вопрос о том, что же удалось увидеть в космосе в ходе выполнения приказа, помощник начальника Главного центра РКО полковник Алексей Руденко сообщил следующее: «Могу лишь сказать, что территория Российской Федерации в течение практически 100% времени находится под контролем иностранных разведывательных систем космического базирования. Что касается нашей работы в ходе учений в Восточном округе, то все задачи, поставленные перед Центром, были успешно выполнены. Подробности относятся к закрытой информации».

Статья «Война начинается в космосе» опубликована в журнале «Популярная механика» (№10, Октябрь 2013).