«Мы присутствуем при рождении новой театральной профессии — режиссер виртуальной реальности. Он будет работать над тем, чтобы созданные компьютером персонажи на равных взаимодействовали с живыми актерами, а граница между реальным и воображаемым мирами становилась абсолютно неразличимой».

Легкость на подъем «Виртуальные» декорации строятся из стандартных металлических ферм, тканевых экранов и десяти видеопроекторов. Технологически простая установка собирается и настраивается за два часа, а в сложенном виде помещается в один грузовик. Добавьте к этому двух артистов и пару десятков технических специалистов — и получите спектакль, который с легкостью может объехать весь свет.
Образы Люди без лиц, носороги, гигантский надувной труп — все это образы, почерпнутые из произведений французского драматурга румынского происхождения Эжена Ионеско, одного из основоположников абсурдизма.
Шоу большой науки «Мистер и миссис Мечта» — не единственный эксперимент Dassault Syst? mes, не имеющий прямого отношения к промышленности. Грандиозный проект Paris 3D Saga засветился в многочисленных новостных сюжетах как один из самых масштабных научных проектов и в то же время одно из самых ярких уличных шоу. Совместно с ведущими историками страны инженеры Dassault построили точнейшие 3D-модели Парижа разных исторических периодов, от начала нашей эры до наших дней. Результат этой титанической работы был продемонстрирован в центре французской столицы на девяти экранах общей площадью 500 м².
Оживший стол- шикарный пример точнейшего взаимодействия реальных танцоров с объектами виртуального мира.

Слова под заголовком принадлежат не кинорежиссеру и не театральному критику. Автор цитаты — Мэди Тайоби, вице-президент компании Dassault Syst? mes. Французская компания Dassault — один из мировых лидеров в области программного обеспечения для нужд промышленности. Ее история началась в 1981 году с разработки систем автоматизированного проектирования.

Один из самых известных ее продуктов — SolidWorks. К началу 2000-х компания могла предложить полный арсенал софта для управления жизненным циклом продукта. Речь идет о проектировании изделия, виртуальных симуляциях и тестах, разработке технологической линии для массового производства и даже визуализации производственных цехов. Благодаря этим программам технологи и заказчики могут буквально увидеть и испытать будущий завод в мельчайших деталях еще до того, как заложен первый камень фундамента.

Компания является частью холдинга Dassault, который, помимо прочего, производит гражданские и военные самолеты. Все это говорит о том, что Dassault Syst? mes так же далека от балета, как, скажем, Airbus от оперы.

Тем не менее в марте следующего года французская IT-компания вместе с театром танца Pietragalla-Derouault обещают явить миру самое высокотехнологичное хореографическое шоу в истории.

Волшебная комната

Состав действующих лиц в данной технологической авантюре не может не вызывать уважения. Главный хореограф, режиссер и один из всего двух танцоров шоу — прославленная балерина Мари-Клод Пьетрагалла, прима Парижской оперы, основатель собственного театра современного танца Le Theatre du Corps. Второй танцор — бессменный партнер Мари-Клод на сцене и в жизни, ее супруг Жульен Деруа. Остальные тысячи персонажей пьесы — виртуальные.

Зрителям, которым посчастливится побывать на премьере танцевального спектакля «Мистер и миссис Мечта», предстоит увидеть, как главный герой парит в космосе в невесомости, а затем с бесконечной высоты падает на землю, прямо на сцену; как многотысячная армия, уходящие за горизонт легионы виртуальных персонажей танцуют синхронно с живыми артистами; как обеденный стол оживает и, изгибаясь в самые причудливые формы, перебрасывается с героями стаканами; наконец, как за считаные мгновения времена года сменяют друг друга.

Не стоит думать, что «Мистер и миссис Мечта» — это представление двух артистов, танцующих на фоне киноэкрана. Особенность шоу в том, что герои находятся внутри трехмерной виртуальной реальности. Картинка из воображаемого мира проецируется на четыре экрана: задник, две боковые стены и пол. Четыре плоскости проекции позволяют создавать иллюзию бесконечного пространства с полноценной трехмерной перспективой.

Зрители смотрят на экраны, демонстрирующие виртуальную реальность в определенных ракурсах, под разными углами. Это значит, что изображение должно выводиться на каждый экран с точно рассчитанным искажением, и это вполне достойная задача для специалистов в области 3D-моделирования.

На самом деле экранов больше, чем четыре: каждый из них разделен на несколько частей, которые могут немного смещаться относительно друг друга. Это необходимо для исполнения трюка с подменой, когда виртуальная копия героя на экране незаметно сменяется реальным актером и наоборот. В момент выхода артиста на сцену экраны слегка раздвигаются, чтобы предоставить ему проход.

Технология проецирования виртуальной реальности на экраны может показаться простой, но в ней немало подводных камней. К примеру, экспериментируя с классическими белыми экранами, специалисты Dassault Syst? mes заметили, что противостоящие друг другу «стены» засвечивают друг друга, снижая общую четкость картинки. Решение проблемы оказалось простым и остроумным: вместо белого экрана использовали серый, который дает менее яркую, но более четкую картинку.

Еще одна важная особенность оборудования шоу состоит в том, что оно компактно, быстро разворачивается, не предъявляет особых требований к сцене и может быть установлено в любом театре или концертном зале за пару часов. Одно дело — построить волшебную комнату (так называют свою проекционную технологию в Dassault) в стационарном исследовательском центре, и совсем другое — собрать комплект оборудования, который помещается в грузовой контейнер и может объехать весь свет в гастрольном туре.

Танцующая реальность

Второе и более важное отличие 3D-шоу от кино заключается в технологии или даже философии производства. Кино снимают на кинокамеры, 3D-кино снимают на 3D-камеры, в данном же случае все изображение было нарисовано 3D-художниками с нуля.

Для кино пишут сценарий, составляют план съемок и следуют ему с точностью до минуты. «Мистер и миссис Мечта» — это почти импровизация. Все начиналось с танца Мари-Клод и Жульена. Они создавали художественные образы и воплощали их в движениях, находясь в девственно белой комнате. Отталкиваясь от языка тела, они придумывали сюжет и описывали художникам свои фантазии, а те буквально на ходу рисовали вокруг артистов виртуальные картины.

«Это был необычный, нелинейный процесс, — делится впечатлениями Жульен Деруа. — Дождавшись вдохновения, мы сочиняли хореографию сцены, а затем ждали неделю или две, пока технология подоспеет за нашими идеями».

Удивительно, как художники и технологи смогли позволить танцорам свободно выражать себя, вместо того чтобы загонять их в рамки сценария. Представьте себе шоу, в котором артист импульсивно, почти хаотично передвигается по сцене, подсвеченный снизу плазменным облаком. При этом траекторию движения определяет именно танцор, а инженер за сценой, держа в руках модель сцены на планшетном компьютере, «ловит» его пальцем, пытаясь точно повторить его путь.

В создании виртуального «зазеркалья» использовались и классические кинотехнологии, в частности motion сapture, или захват движения: все танцующие на экранах виртуальные персонажи копируют движения Жульена Деруа. В некоторых сценах использованы реальные съемки. А вот система, отслеживающая движения танцоров и соответственно подстраивающая изображение в реальном времени, — ноу-хау Dassault Syst? mes.

Шоу не повторится никогда

Предпремьерный показ шоу состоялся в середине июня, за девять месяцев до официальной премьеры. Журналистов попросили не комментировать сюжет спектакля, чтобы не портить интригу для будущих зрителей. Разрешили обмолвиться лишь о том, что шоу позаимствует систему образов из произведений драматурга-абсурдиста Эжена Ионеско, спроецировав их на жизнь человека XXI века. Герои танцуют под электронную музыку композитора Лорана Гарнье с вкраплениями классических произведений, поданных в весьма неожиданном ключе. От себя можно добавить лишь то, что «Мистер и миссис Мечта» производит очень сильное впечатление.

Однако не стоит завидовать пишущей братии: шоу, которое в следующем году увидят зрители, наверняка будет разительно отличаться от предпремьерного показа. Мари-Клод Пьетрагалла и Жульен Деруа фонтанируют идеями, инженеры Dassault Syst? mes не устают оперативно воплощать их в жизнь, и останавливать этот процесс никто не собирается даже во время гастролей. По словам Мэди Тайоби, «скорее всего, спектакль, с которым мы доедем до Пекина, будет минимум на треть отличаться от премьеры, которую мы покажем в Париже».

Статья «Электронное закулисье» опубликована в журнале «Популярная механика» (№8, Август 2013).