Америка — одна из великих космических держав — сегодня практически не представлена на высокодоходном рынке коммерческих запусков. Здесь давно первые скрипки играют Россия, ЕС и Китай. Однако новые частные компании из Нового Света готовы побороться за свою долю рынка, а заодно и вывести космическую индустрию на принципиально новый уровень. Что они готовы для этого сделать?

Космодром Куру во Французской Гвиане С наблюдательной платформы, расположенной в 5 км от стартовой площадки, можно разглядеть огненную вспышку и шлейф дыма за ракетой Ariane 5. Лишь несколько секунд спустя доносится грохот, характерный для запуска двигателя. Ракета длиной 50 м раздирает воздух своим острым наконечником, издавая едва выносимые свист и шипенье, садящееся солнце придает дымному следу светящийся оранжевый оттенок. Полезный груз, выводимый на орбиту, — спутник EchoStar весом 6 т — один из крупнейших когда-либо построенных аппаратов такого типа.
Майкл Гасс, президент и гендиректор United Launch Alliance «От компании Arianespace никто не требует, чтобы она приносила прибыль. Не было такого года, когда они нормально сводили концы с концами. Их хронический дефицит покрывается из средств Европейского космического агентства».

Это уже 49-й подряд успешный запуск ракеты Ariane 5, который проводит компания Arianespace. Благодаря столь высокой степени надежности компания выдвинулась в лидеры на поприще, где конкуренция с каждым годом набирает обороты. Космодром, предлагающий клиентам все необходимые услуги, страховка, обеспеченная на государственном уровне, финансовая поддержка со стороны ряда стран Евросоюза — все это также укрепляет позиции корпорации.

Европейское космическое агентство (ESA) ежегодно субсидирует компанию на $130 млн — просто для того, чтобы она не сталкивалась с проблемами при подведении бухгалтерского баланса. Многие сегодня даже и не подозревают, что основная доля услуг привычной для всех спутниковой связи обеспечена космической техникой, которую выводят на орбиты ракеты Евросоюза.(Единственным весомым исключением можно считать систему GPS, функционирование которой обеспечивают американские Военно-воздушные силы.) Почти половина принадлежащих американцам коммерческих спутников запускается с космодрома Куру, и эта площадка находится в ведении Евросоюза.

Космодром, затерянный в джунглях Французской Гвианы, не единственное место в мире, где компании из различных государств проводят запуски спутников по заказам частного сектора. На открытом рынке выставлены предложения России и Китая, а впереди нас ждет ужесточение конкуренции за счет выхода на рынок новичков, таких как Япония и Индия, тоже активно поддерживаемых своими правительствами.

Плач по шаттлу

В США же сегодня происходит нечто совсем иное: новые частные компании, получающие скромную поддержку со стороны государства, но при этом работающие полностью на свой страх и риск, выходят сейчас на сцену, где действуют устоявшиеся правила коммерческих космических запусков.

Если эта новая поросль выживет, она, набрав силу, заметно снизит расценки на запуски, и околоземные орбиты станут активно использоваться и для связи между удаленными районами, и для обслуживания персональных электронных гаджетов, и для создания новых рабочих мест в сфере хайтека.

И это начало космической гонки нового типа, о которой многие из нас не слышали и даже не догадываются.

Когда в июле 2011 года стартовал челнок Atlantis, публика, присутствовавшая на космодроме на мысе Канаверал, не могла сдержать слез. Начиналась последняя экспедиция, которая ставила точку в программе Space Shuttle, и все это происходило за год до того, как на орбиту выйдет EchoStar 17. Это был величественный старт.

Ранним утром космический корабль с ревом ушел в прогалину среди грозовых облаков, унося на борту запасы, необходимые для того, чтобы Международная космическая станция (МКС) смогла профункционировать до 2012 года.

В 2011 году эти слезы на глазах у массы зрителей были вполне объяснимы. Вывод последнего космического челнока из эксплуатации был наглядным знаком того, что Америка упускает из рук лидерство в космической сфере. На мысе Канаверал техники разбирали стартовые установки, а списанные челноки готовили для передачи в музеи.

В том году ни с одного американского космодрома не было произведено ни одного коммерческого запуска — и это на фоне очень выгодной мировой конъюнктуры. 2011 год стал пятым подряд годом устойчивого роста в этой сфере с общим годовым оборотом, достигшим суммы в $180 млрд. Это привело к господству космических перевозчиков из России, Европы и (в несколько меньшей степени) из Китая, причем все эти компании поддерживались своими правительствами.

Нет, мыс Канаверал исправно продолжал функционирование в качестве космодрома. United Launch Alliance (ULA), совместное предприятие, принадлежащее аэрокосмическим гигантам Lockheed Martin и Boeing, на регулярной основе проводило запуски государственных спутников и космических зондов. Однако нацеленность ULA на американские госзаказы не оставляет этой организации ни возможностей, ни желания предлагать свои услуги на коммерческом рынке. А ценник в $270 млн за один запуск не способен переманить клиентов у российских или европейских космических перевозчиков.

Инкубатор для дерзких

В 2013 году ситуация на мысе Канаверал изменилась. Этот космодром, овеянный исторической славой, начинает выступать в новой роли. Он становится чем-то вроде инкубатора, в котором могут найти свою ячейку многочисленные новые компании, мечтающие дотянуться до околоземных орбит. Здания, когда-то занятые службами, поддерживавшими программу космических челноков, по мере освобождения предоставляют кров таким новым частным космическим компаниям, как Sierra Nevada или Space Exploration Technologies (SpaceX).

В имеющихся на сегодня зданиях размещаются две упомянутые компании, но интерес проявляют и другие новички, так что администрация штата Флорида выискивает возможности построить еще один космодром по соседству с федеральным полигоном. Новый порт должен строиться непосредственно с учетом новых требований, чтобы несколько смягчить существующий конфликт между графиками запусков американских ВВС и коммерческих космических перевозчиков (Пентагон, разумеется, имеет приоритет).

Частные космические фирмы строят здесь свои собственные пусковые установки и налаживают работу собственных ЦУПов. Это совершенно новая схема для развития бизнеса, и только Соединенные Штаты пока что решились ее опробовать.

Большая часть новичков в этом бизнесе — частные предприниматели, вкладывающие в ракетные системы свои личные средства. Этим «сделавшим себя» магнатам, пришедшим из других, самых разных сфер, вполне по плечу внушительные стартовые расходы. Кроме того, они исполнены уверенности, что их революционный, новаторский подход дает им очевидное преимущество перед устоявшимися и закосневшими национальными космическими программами.

Пришествие IT-миллиардеров

В прошлом году Ричард Брэнсон объявил, что компания Virgin Galactic готовится использовать свой самолет LauncherOne для вывода спутников на орбиту — предполагается, что ракеты будут запускаться прямо с самолета, когда он достигнет достаточной высоты. Судя по всему, базой для компании Virgin послужит тот же самый мыс Канаверал.

Еще одна группа состоятельных инвесторов (среди них один из основателей компании Microsoft Пол Аллен и знаменитый авиаконструктор Берт Рутан) учредила в апреле 2012 года компанию Stratolaunch — она также намерена использовать для запусков тяжелый самолет-носитель, который станет базироваться на мысе Канаверал.

Лидером всей этой группы является SpaceX. Эту поистине революционную компанию основал миллиардер Элон Маск, который заработал свое состояние на создании системы интернет-платежей PayPal. В 2012 году SpaceX обрела мировую известность благодаря своему успешному рейсу на Международную космическую станцию, а монополия ULA на государственные космические грузоперевозки была нарушена, когда в конце того же года SpaceX выиграла тендер на два госзаказа. Этот космический перевозчик предлагает свои услуги и в частном секторе. Перебивая контракты у Европы, России и Китая, он сумел затормозить растущее отставание США на рынке коммерческих запусков.

На самом-то деле коммерческие запуски составляют 70% в общей программе этой компании. Тем не менее основная часть доходов SpaceX поступает от NASA. Полеты на Международную космическую станцию приносят больше денег, чем запуск спутников, так как они подразумевают не только оплату ракеты-носителя, но и средства, выделенные на разработку, постройку и эксплуатацию космического аппарата.

«Arianespace и SpaceX — это две компании, наилучшим образом подготовившиеся к будущей гонке, — говорит Марко Касерес, эксперт в аэрокосмической области при Teal Grup. — У них установлена самая разумная ценовая политика и наиболее диверсифицированный спектр предложений». SpaceX запрашивает за один запуск $160 млн — это примерно на 100 млн ниже расценок, принятых в Arianеspace и ULA.

Созвездие новых идей

Прогуляйтесь вокруг стартовой площадки SpaceX на мысе Канаверал (компания арендует ее у ВВС США), и вы своими глазами увидите, как новое мышление ведет к снижению расходов и повышению производительности труда. В отличие от конкурентов, SpaceX собирает свои ракеты, устанавливая их в горизонтальном положении. В результате здесь избавились от высоченных сборочных цехов, какие можно увидеть и на мысе Канаверал, и на космодроме Куру.

На космодроме во Французской Гвиане огромный тягач буксирует поставленные вертикально ракеты Arianespace вместе с пристегнутыми к ним разгонными ступенями от сборочного цеха прямо до стартового стола, и это путешествие проходит с черепашьей скоростью.

Инженеры в SpaceX упростили эту технологическую процедуру. Их ракеты доставляются из цеха на стартовую площадку на специальном транспортере, который в конце пути переводит их в вертикальное положение. Тот же транспортер служит и стапелем, поддерживающим ракету в горизонтальном положении, покуда в цеху ведется ее сборка.

Так она и лежит, когда ее по рельсам везут на стартовую позицию, а в вертикальное положение ее разворачивают только перед самым стартом. В результате и персоналу работать намного легче, и накладные расходы остаются в приемлемых рамках.

В ракете Falcon 9, которой пользуется компания SpaceX, ступени отделяются с использованием шаровых шарнирных узлов. Это выглядит как новшество в сравнении с традиционными для ракетной техники пиропатронами. Если запуск откладывается, обычные пиропатроны необходимо разряжать. SpaceX избавилась от таких забот, и при задержках с запуском ракету просто кладут на бок и спокойно откатывают в цех, где можно разобраться с возникшими проблемами.

Так, в частности, происходило во время первого запуска, осуществленного компанией. Этот прошлогодний перелет на Международную космическую станцию был поначалу отменен, а запустили ракету на несколько дней позже. Такая отсрочка не привела к задержкам на недели или месяцы, как это, скорее всего, получилось бы у других космических перевозчиков.

Преимущества компании SpaceX видны и в том, как она обеспечивает себя ресурсами, необходимыми для запусков. Основные перевозчики, действующие сейчас на рынке, приобретали комплектующие, относительно низкие цены на которые определялись высоким спросом со стороны программы Space Shuttle. Но как только последний челнок сняли с эксплуатации, цены на комплектующие сразу же резко возросли. Компанию SpaceX такие колебания конъюнктуры не страшат, так как большую часть необходимого «железа» здесь производят собственными силами.

«Когда я только основал SpaceX, мы почти все необходимое покупали на стороне, — рассказывает Маск корреспонденту Popular Mechanics, — однако со временем мы все больше и больше полагались на собственные внутренние ресурсы. Причина простая: принимая по наследству чужие компоненты, вы наследуете вместе с ними и чужую ценовую политику».

Девиз: дешево и надежно

SpaceX пока не вывела ни одного аппарата на геостационарную орбиту (пролегающую существенно выше, чем орбита МКС). Тем не менее владельцы таких спутников сами готовы предоставить компании шанс и расшевелить конкуренцию в этой области. «У европейцев, китайцев и русских нет стимула для снижения расценок на такие услуги, поскольку их компании всегда получают те деньги, которые запрашивают, — говорит Касерес.

— Но теперь на сцену выходит SpaceX, и уж она сумеет оказать необходимый нажим. Вы еще увидите, как расценки постепенно пойдут вниз. На мой взгляд, в этом и будет состоять основной вклад этой компании в развитие нашей индустрии».

И действия SpaceX уже приносят свои плоды. В ноябре прошлого года французские законодатели, обсуждая вопросы капиталовложений в новые технологии, заявили о своей поддержке плана, нацеленного на ускоренную замену ракеты Ariane 5. Один из членов французского сената сказал журналистам, что дешевые рейсы, предлагаемые компанией SpaceX, представляют реальную и серьезную угрозу. «Эту новую американскую компанию строят буквально с нуля и нацеливают конкретно на получение прибыли, — отметил он. — Попав в хозяйство SpaceX, вы чувствуете себя как в магазине IKEA».

С другой стороны, для клиента цена не всегда самый важный фактор. «Если вы хотите выглядеть солидным игроком, необходимо обеспечить высокую надежность, — говорит Стефaн Гунари, космический аналитик группы Northern Sky Research. — Выходя на рынок, каждый новый претендент должен доказать это с максимальной убедительностью».

SpaceX дорого заплатила за эту истину. В рейс 2012 года, отправленный на МКС, она в качестве дополнительной загрузки прихватила небольшой спутник связи Orbcomm. При запуске вырубился один из двигателей ракеты Falcon 9. Это не помешало кораблю долететь до Международной космической станции, но спутник Orbcomm был выпущен на слишком малой высоте и через четыре дня упал на землю, сгорев по пути дотла.

Тем не менее Falcon 9 наглядно всем продемонстрировал, что он является единственной ракетой, способной вывести полезный груз (речь идет о грузовой капсуле Dragon) на орбиту даже в аварийной ситуации.

Этот случай поднял большой переполох в кругах космического бизнеса, и результатов ведущегося сейчас силами SpaceX/NASA расследования о причинах аварии все ждут с нетерпением. Владельцы коммерческих спутников тоже настроены на перемены, но не готовы рисковать собственными космическими аппаратами. Боб Бушман, старший вице-президент компании Hughes Network Systems, занимающейся производством спутников, отмечает, что нередко вывод на орбиту обходится дешевле, чем сам спутник.

Бушман — ветеран на этом поприще, и он лучше других понимает, что наличие выбора между несколькими космическими перевозчиками снижает риск неувязок. «У компании Arianespace самый лучший послужной список, однако мы играем в серьезные игры, — говорит он, — в которых не хотелось бы ставить на одну-единственную лошадь».

Фантастические амбиции

Конкуренция необходима, и она откроет новые возможности для американских компаний — такие, которые сейчас использует SpaceX. Ее руководители на первое место выдвигают честолюбивый замах и соответствующее ему агрессивное планирование. К 2017 году в компании надеются построить собственный космодром. Уже закуплены территории в Техасе неподалеку от Браунсвилля, присмотрены участки в Джорджии и Флориде, а также обсуждаются возможности строительства в Пуэрто-Рико и на Гавайях.

«Если бы в наших бизнес-планах мы ориентировались на уровень Arianеspace, мы упустили бы шанс взлететь намного выше», — говорит президент SpaceX Гвинн Шотвелл. Сейчас по числу запусков компания планирует вдвое обогнать Arianеspace. По словам Шотвелла, цель SpaceX состоит в том, чтобы запуски ракет проходили в столь же рутинном порядке, как работа в обычном аэропорту.

Оздоровление американской космической индустрии, возможно, приведет к такому будущему, о котором мечтали авторы научно-фантастических романов. Ракеты постоянно стартуют с множества космодромов, бум в индустрии становится локомотивом экономики, новое поколение инженеров с готовностью берется за разработку космического аппарата, всегда готового к взлету, и эта работа щедро оплачивается.

В Виргинии школьники смотрят, как от взлетной полосы отрывается самолет LauncherOne, а между двумя его фюзеляжами висит ракета со смонтированным на ней спутником связи.

Техасцы устраивают пикники рядом со стартовой площадкой SpaceX — их привлекает щекочущий нервы рев при взлете ракеты Falcon Heavy. Над ее последней ступенью расположена частная космическая станция с лабораториями для ученых и салонами для туристов.

Такая вот, приближенная к космосу Америка будет весьма напоминать надежды и фантазии, царившие в 1960-х. Игроки поменялись, но картина осталась все той же. И при таком подходе космическая отрасль будет выглядеть не просто бизнесом. Она станет основой для исполнения давно лелеемой, но пока несбывшейся мечты.

Статья «Космическая гонка-2» опубликована в журнале «Популярная механика» (№5, Май 2013).