В общем смысле химерами называют существ, составленных из частей других существ — тело льва, хвост змеи, крылья орла… Сказки? Но ученым удалось создать нечто очень близкое: в лаборатории выращены макаки, собранные из клеток сразу шести эмбрионов. Химеры чувствуют себя неплохо.

Химера по имени Року
Року и Хекс

Первые три химерических макаки-резуса — пара близнецов Року (Roku) и Хекс (Hex), а также их «собрат» Химеро (Chimero) — получены из шести различных эмбрионов весьма нежного возраста — четырехдневного. Ученые буквально расцепили едва начавшие делиться клетки эмбрионов, соединили их в других комбинациях и подсадили взрослым самкам для вынашивания.

Еще на уровне внутриутробного развития было показано, что все три обезьянки имеют гены всех шести эмбрионов: можно сказать, что у каждой из них — по 12 родителей. И притом все выглядят совершенно здоровыми и родились без каких-либо дефектов развития.

Химерические организмы — не новость: химерические мыши были получены еще в 1960-х, за ними последовали кролики, крысы, овцы… но Року, Хекс и Химеро — первые среди приматов. Получены они в лаборатории американского ученого казахского происхождения Шухрата Миталипова (Shoukhrat Mitalipov), и далеко не с первой попытки.

Поначалу они использовали для этого тот же подход, что сработал и на мышах. При этом «смешивающиеся» клетки находились в плюрипотентном состоянии и могли развиваться, дифференцируясь в зрелые клетки любых типов, кроме внешних эмбриональных тканей, которые требуются лишь в период развития зародыша, — например, плаценты. Этот путь не привел к успеху, и тогда ученые обратились к клеткам еще более раннего периода их существования, в тотипотентном состоянии: они могут превратиться вообще в любые клетки, включая и клетки эмбриональных тканей. И это сработало: на свет появились Року, Хекс и Химеро, приматы, у которых было по 12 родителей.

Под конец нельзя не добавить о том, чем будут продолжаться эксперименты Миталипова: ничем. Кампания, организованная борцами за права животных, заставила ученых прекратить исследования. Британский союз за отмену вивисекции (BUAV) выразил «глубокую обеспокоенность» проведением подобных исследований.

Миталипов на этот счет лишь замечает: «Невозможно все моделировать на мышах. Если мы хотим, чтобы клеточная терапия из лабораторий перекочевала в больницы и клиники, и работала не только на мышах, но и на людях, нам придется разобраться, как работают клетки приматов». Работать они могут действительно по‑другому: проблемы с плюрипотентными клетками, которые обнаружили ученые в этом исследовании — яркий тому пример.

По пресс-релизу Oregon Health & Science University