В Москве множество монументов, но ни один из них не вызывает столько дискуссий и склок, сколько памятник Петру Первому работы Зураба Церетели. Уже 15 лет он остается одним из самых спорных сооружений Москвы. Можно придерживаться разных мнений, но одного отнять нельзя: с точки зрения инженерии «Петр» — это уникальная, невероятно сложная и весьма оригинальная конструкция…

Постамент изнутри напоминает декорацию к классической игре «Змеи и лестницы». Справа — свободно висящие грузы, удерживающие такелаж в «условно-стабильном состоянии».

Попасть внутрь «Петра» непросто: как сооружение, подведомственное «Гормосту», памятник тщательно охраняется, и разрешение на его посещение требует целого ряда подписей и печатей. Но встретили нас в итоге радушно, провели по всем закоулкам памятника, поделились схемами и чертежами и только внутрь парусов не пустили, так как без альпинистской подготовки туда не добраться. Нашими экскурсоводами были Дмитрий Шредер, промальпинист и бессменный смотритель комплекса в течение уже 13 лет, и Салкарбек Шамканов, руководитель ИПГ по надзору и эксплуатации главного монумента ГУП «Гормост». Итак, добро пожаловать на борт царского корабля!

Внешняя сторона

Памятник «В ознаменование 300-летия российского флота» представляет собой парусное судно, вознесенное на высоту 30 м. Палуба находится на уровне 33,6 м, а за штурвалом стоит 18-метровый император Всероссийский Петр I (который и при жизни отличался немалым ростом). Набережная на подходе к «Петру» перекрыта, сам монумент тщательно охраняется. Связано это в основном с вандалами, которые так и норовят раскрасить основание скульптуры в неподобающие цвета или даже отпилить что-либо от бронзовых облицовочных листов — тем более что бронза, пошедшая на монумент, высококачественная и достаточно дорогая. С деревянной палубы островка непосредственно на постамент попасть нельзя: он отделен от прогулочной части фонтаном.

Фонтан самый обыкновенный: под деревянным настилом расположены три мощных насоса, забирающих воду из Москвы-реки и подающих ее по распределительным трубопроводам на насадки. Единственная проблема — серьезная засоренность реки: сороудерживающие решетки на заборниках приходится чистить гораздо чаще, чем на обычных городских фонтанах. Итак, смотритель перебрасывает через фонтан временную металлическую лестницу, мы перебираемся и через крошечную квадратную дверцу попадаем внутрь. Сразу становится темно и страшно.

Ниже плинтуса: башня

На расчетной схеме памятник представляет собой консоль, защемленную в основании. Технически монумент делится на две части — многогранную башню-основание (от 0 до 33,6 м) и закрепленную в ней мачту (от 33,6 до 94 м). Решетчатая башня — это несущий элемент постамента. Ее основные составляющие — восемь колонн, расположенных на окружности диаметром 6,14 м. Нагрузка передается на фундамент через базы колонн и мощные анкера (диаметром по 7 см каждый). Толщина опорной плиты фундамента — около 5 см, «Петр» имеет значительный запас прочности и может противостоять любым нагрузкам. Через каждые 2,4 м в башне для обслуживания имеются кольцевые площадки шириной 0,85 м, они же служат диафрагмами жесткости несущего каркаса постамента. Внутри кольцевых площадок расположены лестничные марши.

Нагрузки, которые приходится выдерживать несущим конструкциям «Петра», можно подразделить на две группы: ветровые и вызванные собственным весом монумента. Скульптура целиком вместе с постаментом весит более 2000 т, причем нагрузка эта приложена с небольшим эксцентриситетом (защемленная мачта снесена назад относительно центра окружности, на которой расположены колонны), соответственно, возникает изгибающий момент от собственного веса мачты. Но основные напряжения все-таки создаются ветром. Так как скульптура нестандартная и произвести расчет по существующим нормам для зданий и сооружений было невозможно, конструкторы пошли по оригинальному пути. Специалисты института механики МГУ им. Ломоносова изготовили модель и исследовали аэродинамические свойства монумента в трубе, как тестируют гоночный автомобиль. Полученные ими результаты и послужили ориентиром для проектировщиков.

Есть и еще один вид нагрузок, который пришлось предусмотреть при конструировании: это гололед. Расчетный срок службы «Петра» — 100 лет (высшая категория). Соответственно, вероятность оледенения за такое длительное время высока, и скульптура способна выдержать вес ледяного слоя в 2,5 см толщиной! Для сравнения: во время московского ледяного дождя зимой 2011 года слой достигал едва ли 0,5 см.

Выше крыши: мачта

Мачта, защемленная на высоте 33,6 м, не менее важный несущий элемент, нежели башня. Она представляет собой полую трубу диаметром 1 м и принимаемую нагрузку передает не фундаменту, а собственно башне. Первоначально планировалось, что мачта не будет укреплена дополнительными подкосами, но в процессе расчетов выяснилось, что без них не обойтись. В итоге получилась система, напоминающая трехгранную пирамиду. Сама фигура Петра в сравнении со всем монументом весит не так уж и много — порядка 110 т, у нее свой каркас, и она просто прикреплена к мачте в нескольких точках касания. Масса мачты, к слову, вместе с подкосами составляет около 70 т.

К несущим конструкциям — башне и мачте — прикреплены так называемые фахверковые элементы, на которых держатся бронзовые детали. Для изготовления каждого бронзового элемента в мастерской скульптора делают отдельную форму. Так как детали достаточно сложны, пришлось повозиться и инженерам-конструкторам, чтобы рассчитать фахверковые балки индивидуально для каждого элемента. Бронзовые детали, в свою очередь, не несут почти никакой нагрузки, кроме собственного веса и невыносимой тяжести художественного образа.

Интересна схема крепления такелажа. Тросы вант — гибкие, их нижние концы пропущены в палубные отверстия и уходят вниз, в постамент. Там на них укреплены полуторатонные грузы, свободно болтающиеся в отведенном для них пространстве. Такая система позволяет сделать напряжения стабильными, ванты не провисают благодаря достаточной массе грузов и не испытывают перегрузок при сильных колебаниях мачты от ветра.

Отдельно стоит упомянуть Андреевские флаги — на памятнике их укреплено 15 штук, 12 — на носах ростральных кораблей, один на бушприте, один на корме, и один — самый большой — на верхушке мачты. Флаги поворотные; сначала мы предположили, что вращение обеспечивается электродвигателями, но нет, движутся флаги свободно, по ветру. Представьте себе: самый мощный флаг имеет размеры 3 х 7 м и весит более 5 т!

Требует ухода!

Дмитрий Шредер рассказал нам много интересного о работах, которые постоянно приходится проводить, чтобы монумент нормально функционировал. Например, для обеспечения вращения флагов их регулярно нужно смазывать. Под каждым флагом имеется по три штуцера, раз в несколько месяцев Дмитрий отворачивает их и запускает туда новую порцию смазки. Причем если к флагу на бушприте пройти достаточно просто, то дорога к остальным требует альпинистской подготовки и опыта.

Для того чтобы попасть в паруса или в фигуру Петра, приходится по подкосам мачты забираться на самый верх, а затем спускаться на веревках. Почему люк сделан в голове, а не в ноге статуи? Все просто: царская нога подкачала — видимо, плохо кормили. Вообще, для обслуживания «Петр» сложен. Смотрителю иногда нужен даже спелеологический опыт, к примеру, чтобы пробраться внутрь носовой части корабля для ее чистки.

Несколько лет назад смотритель проводил массированную войну с птицами. Вороны пристрастились вить гнезда в вантах, гадили, портили внешний вид, превращая памятник в иллюстрацию к «Ночному дозору» Сергея Лукьяненко. Шредер не убивал птиц, он стрелял из пневматики шумовыми пульками, и через некоторое время «воронье радио» донесло информацию до столичных птиц. Памятника стали избегать: шумное, неудобное, неприятное место для гнездования.

Что будет с Петром?

Этот вопрос частенько поднимается в прессе — и по телевизору, и в журналах, и в блогах. Ответ прост и логичен: ничего не будет. Перенести скульптуру физически невозможно, разве что разрезать болгаркой сваренные элементы, а затем снова их варить на новом месте. Причем все расчеты пойдут прахом: другое место, другой фундамент, другие цифры.

На данный момент памятник «В ознаменование 300-летия российского флота» — одно из самых высоких подобных сооружений в мире (замыкает десятку). Причем места с первое по четвертое и с восьмого по девятое в этом списке занимают статуи различных будд и бодхисаттв, расположенные в Китае, Японии и Мьянме. Так что среди «нормальных» памятников небуддистского плана «Петр» честно держит четвертое место.

История о том, что «Петр» — это переделанный Колумб, изначально сделанный Церетели для США и непринятый там, — в большей степени байка. Для того чтобы в этом убедиться, достаточно сравнить модели этих двух монументов, намеренно поставленных рядом в галерее скульптора в Москве. Они имеют схожую композицию, но не более того; так же композиционно схожи все памятники сидящим на лошадях императорам. Проект «Петра» разрабатывался индивидуально, причем в конструировании принимали участие, помимо мастерской Зураба Церетели, специалисты пяти различных институтов.

Памятник можно — и нужно — совершенствовать. В нью-йоркской статуе Свободы есть смотровая площадка, как и в некоторых других значительно более низких монументах. На палубе петровского ботика достаточно места, и виды оттуда открываются потрясающие. Смотровая площадка могла бы стать великолепным аттракционом для туристов, не хуже Эйфелевой башни или «Лондонского монумента» работы Кристофера Рена. А ростры, которые на данный момент служат лишь элементами облицовки, не так уж сложно превратить в балконы.

Но даже без искрометного шоу монумент «В ознаменование 300-летия российского флота» — это потрясающей сложности инженерное сооружение и — да простят нас недовольные читатели — эффектный и красивый памятник. Напомним, что Эйфелеву башню тоже хотели снести первые 20 лет ее существования. А потом она незаметно превратилась в символ Парижа.

Статья «У царя в голове» опубликована в журнале «Популярная механика» (№1, Январь 2012).