Формула в городе: организация

Формула в городе: организация

Про «Формулу-1», казалось бы, написано все. Трудно пересчитать материалы «ПМ», так или иначе имевшие отношение к королеве автоспорта. Тем не менее, когда компания Johnnie Walker, партнер команды Vodafone McLaren Mercedes, пригласила нас на Гран-При Сингапура, мы согласились, не колеблясь ни секунды. Потому что гонка в Сингапуре проводится в центре большого города в темное время суток, то есть ее организация требует особого подхода. Как обеспечить безопасность и комфорт в подобных условиях?

История знала целый ряд городских Гран-при. В современном календаре «Формулы-1» три уличных этапа- в Монако, Сингапуре и испанской Валенсии, где проходит Гран-при Европы. Раньше городские гонки принимали Даллас, Детройт, Лас-Вегас, Аделаида (Австралия) и т. д. В первой половине XX века львиная доля автогонок проходила именно по городским улицам, что было чревато серьезными авариями, гибелью зрителей и пилотов и в конце концов — просто неудобствами для местных жителей. Но на дворе XXI век, и сегодня организация Гран-при в городе потрясает своим размахом, качеством и технической подготовкой сотрудников. По сути, на Гран-при в эти дни работает весь город.


Равномерность развития

Помимо того, что Сингапур — гонка ночная и городская, имеется тут и третья особенность: движение против часовой стрелки. Из 19 этапов сезона в 15 автомобили едут по часовой стрелке, и лишь в четырех случаях — против. Раньше на 99% автодромов было принято движение именно по часовой стрелке, и «нарушителем порядка» являлся разве что бразильский Интерлагос. Сегодня количество нестандартных автодромов растёт. В пресс-службе McLaren нам рассказали, что раньше многие гонщики были «накачены» неравномерно. То есть при большинстве правых поворотов (при движении по часовой стрелке) шея была чуть массивнее справа, а левое плечо — чуть выше. Теперь приходится равномерно тренировать обе половины тела.


Запретная зона

Как и в Монако, в Сингапуре гонки проходят по центральным, самым известным и загруженным улицам города. Происходи дело где-либо на окраине, не было бы проблем: перекроешь одну развязку, а к услугам водителей — еще десять. Но проспект Раффлз, Стэнфорд Роуд, Сэнт-Эндрюс Роуд — это исторические улицы в сердце города. Здесь расположено старое здание верховного суда, ныне занятое правительственными учреждениями, любимый туристами парк Эспланаде и прочие достопримечательности. Движение автотранспорта в тесном государстве (по плотности населения Сингапур — второе после Монако государство в мире, 6783 чел/км2) весьма напряженное. Тем не менее за три дня уикенда я не увидел ни одной пробки, ни одного конфликта, ни одного злого полицейского (все добрые). Связано это в первую очередь с грамотно продуманной стратегией перекрытия улиц.

При взгляде из кабины вертолета освещенные улицы образуют абсолютно точную карту трассы. Освещение остается ярким в течение всей ночи, когда улицы открываются для движения обычного автотранспорта.

Территория трассы захватывает не только улицы, по которым проходит гонка, но также несколько соседних кварталов для размещения объектов инфраструктуры — от магазинов и закусочных до пожарных и полицейских расчетов. Немало места занимают также временные трибуны, боксы команд, административные здания.

Территория огорожена почти четырехметровым сетчатым забором. Там, где гоночная трасса непосредственно контактирует с жилой площадью города, забор закрыт непрозрачной пленкой. Сделано это не в целях безопасности, а во избежание бесплатного просмотра гонки. Впрочем, мест, где можно прокрасться и посмотреть «Формулу-1», не заплатив ни копейки, достаточно: например, офисы небоскребов или номера отелей, расположенные на верхних этажах. Впрочем, спланировано все так, что обзор будет очень сомнительным. Лучше купить билет. Тем более это можно сделать в кассе прямо перед гонкой (дефицита не наблюдается).

Большая часть трассы находится внутри отделенной зоны, не контактируя с внешним миром. Второй «линией обороны» служит временное метровое заграждение, расположенное примерно в двух метрах от высокого защитного забора. Если сетка защищает и зрителя, и гонщика, то низкое ограждение предназначено в первую очередь для того, чтобы зрители не висели на высоком, не просовывали в ячейки сетки мусор, не отвлекали пилотов. Таким образом, ближе, чем на два метра, к трассе подойти невозможно. За порядком следят полицейские.

Фотографы. Простой зритель подойти к трассе в упор не может: в двух-трех метрах (в зависимости от места) от основной сетки расположен второй ограничивающий забор. Доступ к трассе, помимо маршалов и пожарных, имеют официальные фотографы FIA. Для них вдоль трассы организованы специальные защитные «карманы».

Вход на территорию обеспечивают десять ворот (КПП). На каждом билете — штрихкод. Первый сотрудник его сканирует во избежание подделок, затем просят открыть рюкзаки или сумки и обыскивают с помощью металлодетектора. Скорость работы сумасшедшая, на каждом гейте работает до полусотни человек. Одних только проверяющих сумки — десяток-полтора сотрудников. Очередей, соответственно, нет.

Территория поделена на четыре зоны. В зависимости от стоимости билетов можно попасть в одну, две, три или все четыре зоны. У нас был доступ везде, и это очень удобно. Помимо собственного сидячего места на трибуне, можно найти удобную точку обзора на free stand, «свободной стоящей площадке»; таких площадок-трибун множество по всему периметру трассы.

Через трассу есть несколько переходов — чтобы можно было попасть во внутреннюю зону или просто срезать дорогу, не обходя вокруг. Переходы глухие, с них наблюдать гонку нельзя. Это преследует две цели: во‑первых, на боковой поверхности перехода можно разместить рекламный баннер, а во-вторых, будь боковина сетчатой, во время гонки там возникло бы чудовищное столпотворение, чреватое неприятностями. Поэтому по серому железному желобу хочется пройти как можно быстрее — и это правильно.

Для работы аккредитованных FIA фотографов сделаны специальные «клетушки», примыкающие непосредственно к сетке. Внутри клетушек в заборе есть горизонтальная прорезь, позволяющая фотографировать или снимать видео.

Освещение. На мощных фермах, поставленных вдоль всей трассы, размещены прожекторы освещения и динамики; фермы монтируются и демонтируются буквально за двое суток — правда, при достаточном количестве рабочих.

Внимание! Объезд!

Одной из важнейших задач организаторов было обеспечение нормального движения по городу во время уикенда. Есть несколько путей реализации этой задачи — и организаторы блестяще совместили их на Гран-при Сингапура.

В частности, трасса не перекрыта по ночам. Хотя Сингапур и называется «ночным этапом», самое позднее событие на трассе (собственно, воскресная гонка) завершается в 23:00 плюс некоторое время на подиум и послегоночную эйфорию. Сразу по окончании гонки трассу открывают для обычных машин — работы по уборке территории продолжаются уже «в режиме города». В ночь с пятницы на субботу (и с субботы на воскресенье) открываются не все части трассы, но большинство возможных. В особенности те участки улиц, по которым непосредственно трасса не проходит, но которые попали в закрытую зону из-за своего местоположения.

На каждом шагу в городе (в магазинах, отелях, ресторанах, киосках) можно взять распечатанные схемы движения обычного автотранспорта на период Гран-при, карты объездов, измененное расписание городского общественного транспорта. На каждом перекрестке или развязке, где движение хоть сколько-нибудь изменилось (например, перекрыта одна из веток или произошло сужение дороги), стоят несколько (обычно три-четыре) полицейских, показывающих машинам «ехать» или пешеходам «идти». Никаких спецзнаков, кстати, там не принято, просто показывают обычными жестами, мол, давай-давай. Необходимость в увеличении количества полицейских вынуждает власти нанимать на период Гран-при так называемых auxiliary police, дополнительные подразделения. Это аналог советских дружинников, оплачиваемых из госбюджета.

Педро де ля Роза, тест-пилот McLaren, рассказал нам много интересного. В частности, о том, как гонщики забывают пить. Во время гонки, особенно такой жаркой как сингапурская (температура воздуха +30°C), пилот теряет огромное количество воды, и организм требует пополнения запасов. Всем любителям гонок известно, что в шлем встроена подающая трубочка, и при нажатии на кнопку на руле вода поступает прямо пилоту в рот. «Только в Италии, например, где есть длинные прямые, проблем не возникает, — рассказал Де Ля Роза. — А в Монако, где ты работаешь на пределе все два часа гонки, пить просто забываешь!» Разные пилоты, как оказалось, борются со склерозом по‑разному. Некоторые просят гоночных инженеров раз в полчаса требовать по рации: «Пей! Пей сейчас!» Иным вывешивают таблички из боксов, а самые забывчивые пишут слово drink фломастером на рукаве комбинезона. Потому что забыл попить один раз, второй, и через полтора часа предельной концентрации под жарким солнцем может просто «повести» в сторону, и всё — авария. История F1 знала случаи сходов пилотов от перегрева, причём не только в далёкие пятидесятые, но и в наше время.

Да будет свет!

Темнеть начинает довольно рано, около семи. К восьми часам вечера уже темно, а гонка стартует в 21:00 (субботняя квалификация и того позже — в 22:00, но она и длится час, а не два). Таким образом, важным моментом становится освещение трассы.

К сожалению, поговорить со специалистом-осветителем нам не удалось: занятость в дни Гран-при чудовищная. Но субъективных ощущений тоже вполне хватило. Во всяком случае никакого отличия между гонкой днем и гонкой ночью нет. Тест-пилот HRT Нараин Картикеян, пойманный за руку в боксах, сказал, что ночью даже проще, потому что ты точно знаешь, как и откуда падает свет и он равномерен по всей длине трассы. А во время солнечной гонки то лучи бьют в лицо, то, наоборот, попадаешь в тень и ничего толком не видишь.

Прожектора размещены по всей длине трассы на расстоянии порядка двух метров друг от друга. Установленные на мощных фермах, они направлены вниз и чуть скошены к дорожному полотну, чтобы на трассе не возникало теней. Это важный момент: пилот может принять случайную тень за обломок и вильнуть в сторону там, где этого делать не следует. Вокруг трассы освещение довольно скромное — например, набережная Марина Променад вообще никак не освещена. Впрочем, это и не обязательно, мощный свет от прожекторов трассы «достреливает» и досюда.

Электричеством трассу обеспечивает не только энергосистема города, но и автономные дизель-генераторы Denyo. Они выполняют страховочную функцию и снабжают энергией те части трассы, где подключение к городским сетям затруднительно.

На тех же фермах, что и прожекторы, размещены громкоговорители. Голос комментатора (на английском) слышен практически в любом уголке трассы. Сидя на трибуне над главной прямой, ничего, кроме проносящихся с чудовищным визгом машин, не видишь, и почти всю гонку приходится смотреть на больших экранах (они тоже повсюду) в сопровождении комментариев.

В Сингапуре запрещено курить на улицах, бросать мусор, плевать, есть, выгуливать домашних животных в общественных местах — и потому там невероятно чисто. Это касается и трассы. Казалось бы, 300 000 человек, концерты Шакиры и Боя Джорджа, гигантский праздник Гран-При, и при этом стерильная чистота, ни одного нетрезвого, никакой толпы, прохладительных напитков хватает на всех. Всё-таки в F1 предъявляются очень высокие требования к организации — и они неукоснительно соблюдаются.

Внутри паддока

Компания Johnnie Walker обеспечила нам свободный проход в паддок (правда, только в пятницу, когда журналисты не могут серьезно помешать команде; в субботу работа кипит по полной, и уже не до прессы). Вдоль паддока идет линия командных кафе, у каждой конюшни — свое. Тут обсуждают все вопросы — от стратегии гонки до последних успехов национальной сборной по футболу. Перед каждым кафе — выносные столики. Перейдя через небольшую асфальтированную аллею, попадем в святая святых — боксы. Шины лежат снаружи, около боксов, потому что внутри очень мало места. Чтобы никто ненароком не подсмотрел секреты команды, боксы предваряются лабиринтом из пластиковых ширм и бдительно охраняются.

Температура внутри боксов как минимум на 7−10° выше, чем на улице. Пот заливает глаза, работать практически невозможно. Даже если бы кому-то захотелось обойтись без перчаток, он бы не смог: руки тут же становятся скользкими. Причин тому несколько. Во‑первых, тут невозможно установить кондиционер, так как помещение в сторону трассы открыто (к слову, все 100% закрытых помещений в Сингапуре кондиционированы). Во‑вторых, на крошечную площадь приходится два десятка снующих туда-сюда людей и две машины, двигатели которых почти все время работают.

Еще одна вещь, показавшаяся интересной. Когда во время телетрансляции передают переговоры между боксами и гонщиком, слышны помехи, нечеткости, обрывы связи. Но на самом деле связь идеальная. То есть, надев наушники, не слышишь ничего, кроме голоса пилота (опробовано лично!), причем такой кристальной чистоты, что позавидует обладатель самой крутой аудиосистемы. Помехи существуют только для сторонних «ловцов» той же частоты.

В заключение

Практически любой цивилизованный город может принять Гран-при. Необходимо лишь хорошее асфальтовое покрытие. Остальное зависит от грамотной организации и общего уровня культуры. Рельеф не мешает, а придает гонке особый шарм — доказательством тому служит Монако.

Насколько реальным был знаменитый проект гонки вокруг Кремля? Объективно говоря, фантастичнее некуда. По крайней мере, на данный момент достичь точности и продуманности, продемонстрированной властями Сингапура, в нашей столице невозможно. Надежда — на трассу в Сочи. Все-таки специально построенный для F1 автодром имеет гораздо больше шансов принять королеву автоспорта, чем городские улицы. Просто город имеет некий шарм, которого никогда не достигнуть профессиональным трассам. И потому городские гонки всегда будут в календаре чемпионата мира, что бы ни случилось.

Редакция выражает благодарность команде Vodafone McLaren Mercedes и ее официальному партнеру, компании Johnnie Walker, за предоставленную возможность посещения Гран-при Сингапура.

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№12, Декабрь 2011).
Комментарии

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь,
чтобы оставлять комментарии.