Второго мая мир узнал, что Усама бен Ладен мертв и убили его бойцы американского спецназа. Нападающие не понесли потерь, не считая вертолета, который они взорвали сами. Стрельба, трупы, театрально поставленная сцена резни — пусть все знают, что здесь были «морские котики»…

Экипаж специального боевого катера совершает прыжок с самолета С-17. Сам катер на своем поддоне летит ниже парашютистов.
«Морские котики» на «машинах пустынного патруля» (Desert Patrol Vehicles) были первыми американскими военными, появившимися в 1991 году в Кувейте.

После Пакистана «котики» смотрят в будущее. Поглядев на их новое снаряжение, можно предсказать, где будут проводиться тайные спецоперации — на море, в небесах и на суше. «Морские котики» (Seals) — всего лишь акроним, составленный из слов «Sea, Air and Land» (море, воздух и суша), и эти легендарные воины действовали по всему свету еще задолго до встречи с бен Ладеном. Эту группу сформировал еще в 1962 году Джон Кеннеди, и с тех пор «котики» работают в любых ситуациях, какие только можно себе представить, пробираются в совершенно недоступные места, ведут разведку боем, организуют нападения на объекты первостепенной важности и занимаются боевой подготовкой спецподразделений союзников. Пентагон всегда возлагал на них серьезные надежды в ходе многолетней глобальной войны против террористических организаций. Когда командование спецопераций (SOCOM) подбирает бойцов для скрытно действующего подразделения Naval Special Warfare Development Group (еще его называют «команда № 6″), того самого, которое убило бен Ладена, кандидатов выдвигают только из числа «морских котиков». Встретившись с группой, которая совершила налет на резиденцию бен Ладена, президент Барак Обама назвал их самой лучшей боевой группой в истории.

В начале военной карьеры, прежде чем включиться в непрерывную карусель из тренировок и обретения боевого опыта, любой из «котиков» может проплыть 500 м за восемь минут и сделать сотню приседаний за две минуты. Почти все из них приходят на службу с хорошими навыками в снайперской стрельбе. Сейчас их подготовка все больше ориентирована не столько на профессию диверсанта-подводника, сколько на «разведывательные спецоперации», когда приходится скрытно действовать на суше в непосредственной близости от противника. Для такого дела требуется специализированное снаряжение, включающее бесшумные и закамуфлированные транспортные средства, роботы-разведчики и разнообразные средства слежения.

На море

Штат Флорида, Панама-Сити-Бич, вечернее солнце клонится к горизонту. Из ворот военно-морского учебного центра выезжает пикап Ford F-350. В кабине двое «котиков», одетых в штатское, а на прицепе — семиметровая толстая труба, спрятанная под добросовестно застегнутым зеленым маскировочным чехлом. Машина направляется к пирсу катеров береговой охраны, буксируя за собой сверхсекретный груз — «средство доставки «котиков»» (Seal Delivery Vehicle, SDV) Mk8 Mod1. Для любопытных зевак у «котиков» наготове правдоподобное объяснение — они, мол, сотрудники телеканала Discovery, приехавшие вести подводную съемку. На самом деле они едут на встречу с группой курсантов, чтобы провести занятия по управлению малогабаритной подводной лодкой. Для доставки к месту действия этот погружаемый аппарат должен крепиться в специальном контейнере на палубе настоящей, полноразмерной субмарины. Из 2600 «морских котиков», несущих службу в настоящее время, лишь 230 имеют квалификацию, позволяющую участвовать в операциях с подобными SDV.

SDV представляет собой подлодку мокрого типа: в рабочем положении она заполнена водой, а экипаж и пассажиры пребывают на борту в аквалангах. У аппарата нет ни боковых окон, ни «лобового стекла». Навигация под водой ведется по эхолокатору, а на поверхности — по GPS. «Представьте себе 200-литровый мусорный бак. Залейте его доверху ледяной водой, засуньте туда пульт от игровой приставки Xbox, потом заберитесь сами, закройте за собой крышку и сидите там часов 12, пока игра не закончится», — рассказывает ветеран «котиков», главный старшина Дэниел Джейкоб из Военно-морского учебного центра в Панама-Сити.

«Котики» лучше других знают, что аппарат Mk8Mod1, несколько доработанная версия оригинала 1976 года, давно уже устарел, и не помогут тут ни усовершенствованная электроника, ни навигационные системы. SOCOM уже 17 лет работает над заменой. Новый кандидат, 20-метровый «усовершенствованный аппарат для доставки «котиков»» (Advanced Seal Delivery System, ASDS), сможет брать на борт по крайней мере десять человек, которые будут находиться внутри в сухости и относительном комфорте. Когда же придет момент, чтобы его пассажиры сказали свое слово, «котики» в аквалангах будут выходить из ASDS через специальный шлюз.

В 2008 году на прототипе ASDS, существовавшем в единственном экземпляре, загорелась литий-ионная батарея. В результате пожара аппарат получил такие повреждения, что SOCOM решил его не восстанавливать. Сейчас запущены в разработку два новых проекта, предполагающие создание подлодок двух типоразмеров того же назначения. «Они будут поменьше ASDS, но скорость хода, дальность и длительность пребывания под водой будут обеспечиваться на том же уровне», — говорит контр-адмирал Эдуард Уинтерс, стоящий во главе Командования спецподразделений ВМФ и отвечающий за техническое обеспечение «котиков». Согласно бюджетной документации, уменьшенная версия может быть испытана в 2014 году. Эти подводные аппараты будут использоваться в тех сферах, которые стали традиционными для «морских котиков»: в обезвреживании противокорабельных мин и диверсиях против кораблей противника. В нынешних войнах боевые действия ведутся против довольно плохо вооруженных мятежников и редко выходят за пределы суши, однако подводная техника и построенные на ее использовании операции могут стать актуальны в свете африканского пиратства, а также растущей мощи китайского и иранского флотов.

Кроме того, SOCOM занят разработкой новых надводных судов, предназначенных для доставки «котиков» на поле боя. В ближайшие годы бойцы морского спецназа должны получить новый боевой катер среднего класса (Combatant Craft, Medium — CCM). Он придет на смену устаревшему катеру спецназа ВМФ с жестким днищем и надувными бортами, а более тяжелая модель заменит катер спецназа Mark V. «Фокус в том, чтобы удовлетворить заданным требованиям по грузоподъемности и при этом не потерять в скорости», — говорит К. Дж. Лозано, отвечающий за выполнение госзаказов в компании Willard Marine, тоже привлеченной к контракту.

Флотское начальство не слишком афиширует детали этого проекта, но уже ясно, что CCM во многих своих элементах будет больше походить не на катер, а на реактивный истребитель: это и сниженная поверхность рассеяния для радаров, и наголовные дисплеи с использованием систем «технического зрения», и легкий углепластиковый набор и обшивка, а также удобная и надежная система электродистанционного управления. (В 2008 году редактор Popular Mechanics, посетив военно-морскую базу прибрежных боевых действий в Литл-Крик, штат Виргиния, имел возможность порулить экспериментальным стеклопластиковым прототипом, используя для этого простейший джойстик, и убедился, что здесь можно обойтись без какой-либо специальной подготовки.) Теперь те, кто планирует спецоперации на воде, стараются, как и в авиации, шире использовать потенциал аппаратов с дистанционным управлением. Роботизированные плавсредства могут двигаться и над, и под морской поверхностью, их можно применять в особо опасных ситуациях, держать в боевых условиях многие часы и даже дни. Этот новый взгляд на вещи способен радикально изменить всю картину разведывательных операций, выполняемых «морскими котиками».

А пока «котики» довольствуются тем, что у них есть. На пирсе во Флориде они дожидаются заката, чтобы можно было без опасений расчехлить Mk8, потом трейлер осторожно спустят по наклонному бетонному пандусу, и подводная лодка закачается на волнах. Два курсанта в черных гидрокостюмах, в масках и с баллонами на спине заберутся внутрь черного цилиндра, пришвартованного рядом с пандусом. Затем все отсеки будут заполнены водой, экипаж задраит люки, и субмарина медленно погрузится в чернильную пучину, подернутую рябью. Сегодня вечером курсанты должны пройти под расположенным неподалеку мостом, полагаясь исключительно на показания эхолокатора. Приходит полночь, а поставленная задача еще не выполнена. «Котики» дрожат от холода в своих мокрых костюмах. Вот тут-то становится ясно, что главная причина, ограничивающая операции с применением SDV, — это небеспредельные возможности запертых внутри аппарата человеческих тел. «Если температура воды хоть немного ниже температуры вашего тела, то рано или поздно вы замерзнете, — говорит Джейкоб. — Вас не слушаются руки, отказывают ноги, хотя мозг продолжает фиксировать происходящее. Такая вот безрадостная перспектива». Впрочем, ситуация изменится, когда будут приняты на вооружение мини-субмарины нового поколения.

В небесах

«Морские котики» предпочитают действовать по ночам и так, чтобы на утро за ними не осталось ничего, кроме следов ботинок и свежих трупов. Вертолет, сожженный во дворе усадьбы бен Ладена, явное нарушение принципа.

Этот вертолет представлял собой модифицированный Black Hawk MH-60. Он принадлежал армейскому 160-му авиационному подразделению спецназа и управлялся его экипажем. У котиков» нет своих летательных аппаратов, так что добираться до полей сражений им приходится «на попутках», заказывая под конкретные задачи авиацию из других родов войск. Однако, когда речь идет о тайных операциях особой важности, «котиков» возят только летчики из SOAR160: это единственное армейское авиаподразделение, полностью нацеленное на спецоперации.

Задействованные в налете на Абботтабад вертолеты были специализированными машинами, но использованные в них технические идеи разрабатывались еще с 1960-х, когда Пентагон и ЦРУ заказали компании Hughes Tool построить аппарат, которому присвоили кличку «Тихоня» (The Quiet One). Уже тогда было известно, что шум несущего вертолетного винта можно несколько снизить, если подавить эффект взаимодействия между лопастью и воздушными вихрями, образованными предыдущей лопастью. В конструкции «Тихони» этот шум снижен за счет добавления одной лишней лопасти. В результате, сохраняя необходимую подъемную силу, можно несколько снизить скорость вращения винта, что ведет к снижению уровня шума.

На хвосте вертолета, взорванного во дворе усадьбы бен Ладена, пропеллер тоже имел одну дополнительную лопасть. Сейчас в авиапроме разрабатывают более эффективные способы подавления шума от несущих винтов. Eurocopter, к примеру, делает лопасти с подвижными закрылками на пьезоэлектрических приводах. Они способны 40 раз в секунду менять углы атаки, компенсируя негативные последствия от взаимодействия лопастей с воздушными вихрями.

«Морские котики» были пионерами в освоении легких беспилотников, запускаемых с руки. Примером может служить двухкилограммовый Raven, который дополнительно снабдили целеуказателем, способным направлять боевые самолеты F/A-18F для нанесения ударов. Беспилотник, которым сейчас пользуются «морские котики», 7-килограммовый Puma AE, может считаться шедевром в своей области. Он садится на сушу и на воду, а его стабилизированная камера автоматически отслеживает цели. Теперь уже от «котиков» не требуется вручную наводить камеру на цель — достаточно запустить самолетик в воздух и указать ему нужный объект.

Будущее беспилотной авиации для спецназа — крошечные автономные аппараты, замаскированные под птиц или даже насекомых. Они будут летать над зданиями и залетать в окна, ведя при этом видеосъемку. Сейчас в SOCOM проходит оценку «птицеподобный» беспилотник Maverick. «Это бесшумный и почти не отличимый от грифа-индейки аппарат, — говорит Джейсон Грживна, один из основателей компании Priora Robotics.- Такая птичка пролетит над вашей головой, а вы даже и не поймете, что за вами следят».

На суше

Эта стихия хорошо знакома «морским котикам» хотя бы по вьетнамской войне. Там они занимались подготовкой разведывательных подразделений, а они, как известно, иной раз творили расправу над местными крестьянами, поддерживавшими партизан Вьетконга. Ситуация усугублялась тем, что не всегда удавалось выяснить, кто прав, а кто виноват.

Сейчас ситуация изменилась, и правильный выбор цели становится первоочередной задачей. Ее решение подкрепляется широким выбором средств из арсенала передовой технологии. Теперь в распоряжении у «морских котиков» всегда имеются изощренные наборы тестов, которые естественнее было бы представить в руках не солдата, а эксперта-криминалиста. Это тампоны для снятия мазков на анализ ДНК, цифровые сканеры для дактилоскопии, анализаторы радужки глаза. С помощью этих приборов взвод может за считанные минуты решить многие проблемы.

Но чаще всего «котики» бывают задействованы в охоте на мятежных лидеров и главарей террористических банд, а это профессионалы, никогда не оставляющие за собой отпечатков пальцев или других биометрических следов. Для опознания таких целей необходима идентификация по ДНК, но Пентагон — увы! — не располагает пока еще системой цифровой кодировки результатов генетического анализа, если он проведен в полевых условиях (кстати, с отпечатками пальцев этот вопрос уже решен).

Приходится зафиксированные на бумаге результаты отправлять с курьером на базу, где имеется достаточно хорошо оборудованная лаборатория, способная провести сравнительный анализ. Так, Пентагону потребовалось четыре часа, чтобы идентифицировать ДНК бен Ладена по образцам, собранным бойцами из подразделения «котиков». Согласно заявлению SOCOM, это была самая быстрая генетическая идентификация, когда-либо проведенная этой службой. Возможность использовать оцифрованные результаты анализа ДНК для оперативной идентификации личности может стать принципиальной для подразделения «котиков», когда подтверждение идентичности преследуемой цели послужит основой для решения о начале наступления.

Многие опасные VIP-персоны имеют обычай часто менять машины или заводят двойников, обманывая таким образом и наземных агентов, и беспилотники, ведущие наблюдение сверху. Играя с врагом в кошки-мышки, «котики» используют «жучки» — миниатюрные устройства, испускающие электромагнитные сигналы. Но как наладить непрерывное слежение по этим сигналам? Решением проблемы могут стать наноспутники. В прошлом году SOCOM запустил четыре спутника, каждый из которых умещается на ладони. С помощью такой техники удобно следить за целями прямо с орбиты. В официальном сообщении не было сказано, используются ли сейчас эти спутники в оперативной деятельности. «Мы запустили их, чтобы продемонстрировать возможности получения сигналов от радиомаяков, отслеживания их координат и получения прочей информации, — говорит Дуг Ричардсон, ответственный за эту программу в структуре SOCOM, — и убедились, что система действует».

«Котики» умеют ценить новые образцы снаряжения, но понимают, что технические новинки решают отнюдь не все проблемы. Вице-адмирал Уильям Макрэйвен, проводивший планирование операции по уничтожению бен Ладена, пишет в своей книге 1995 года, посвященной работе спецназа: «Людьми должно двигать безграничное чувство личной преданности… В эпоху, когда, казалось бы, все решается высокими технологиями, мы часто забываем о роли личности, но помните — в этих операциях люди рискуют собственной жизнью».

Самое могущественное оружие, которым располагают «морские котики», это их разум и верность своему делу. Остальное — всего лишь технические средства.

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№9, Сентябрь 2011).