Когда на наших дорогах, на которых и так тесно, появляются мощные тягачи, волокущие на длинных трейлерах негабаритные грузы, мало кто испытывает от этого радость. Однако нельзя не увидеть в этом и хороший знак: если кто-то везет гигантские турбины, прессы, трансформаторы, строительные машины, значит, такая техника нужна российской экономике. Но легко ли возить тяжести в России?

Техника для перевозок негабаритных грузов выглядит впечатляюще, если не сказать царственно. Могучие дизельные тягачи с двумя, а то и тремя ведущими осями тянут за собой прицепы, полуприцепы и модульные колесные платформы самых разных конструкций. В этой сфере законодатели мод — иностранные производители, вроде немецкой Goldhofer или бельгийской Fayonville. Они, а также российские предприятия в Челябинске и Твери предлагают широкий спектр платформ для перевозки негабаритных грузов разных размеров и типов. Например, для длинномерных грузов вроде кран-балок, длинных труб или бетонных конструкций делаются полуприцепы с раздвижной центральной балкой, что позволяет удлинить прицеп, сохраняя его в виде единой жесткой конструкции. Другой вариант — так называемый роспуск. В этом случае от платформы полностью отделяется задняя тележка, а груз (например, та же труба) выступает в качестве несущей конструкции прицепа. Прицепы и полуприцепы для перевозки негабаритных тяжелых грузов выпускаются в основном в безбортном варианте (если речь не идет о транспорте для некоторых специальных задач), что позволяет укладывать на площадки грузы, значительно превышающие по ширине сам прицеп. Впрочем, если ширины прицепа не хватает, а груз при этом весит порядка сотен тонн, используются так называемые модульные колесные платформы. Как следует из их названия, эти модули можно собирать воедино, получая буксируемую платформу практически любой длины, а также и ширины, — ведь модульные платформы могут монтироваться как друг за другом, так и в ряд. Для удобства погрузки и для уменьшения габаритов груза по высоте вся прицепная техника делается по низкорамной схеме с высотой платформы в диапазоне 0,5−0,9 м.

Порулим вдвоем

Одним из «моментов истины» для автопоезда длиной несколько десятков метров становится вписывание в повороты среди жилой или индустриальной застройки. Для облегчения маневрирования колеса оси прицепных платформ способны совершать подворот вслед за входящим в поворот тягачом. Причем если на некоторых конструкциях оси совершают такой подворот инерционно, то в прицепах более сложных конструкций осями управляет гидравлика.

Когда тягач поворачивает, датчики, установленные на поворотном круге, фиксируют поворот и подают команды на гидравлические устройства, которые, в свою очередь, «рулят» осями. На многих современных прицепах для транспортировки негабаритных грузов предусмотрено также управление осями прицепа с отдельного пульта. В условиях горного серпантина или узких улиц городов Западной Европы поворот автопоезда осуществляется с участием двух человек — водителя тягача и оператора прицепа, который подает команды осям прицепа с пульта и поддерживает связь с водителем по рации. Некоторые полуприцепы типа Fayonville Variomax оснащаются так называемыми маятниковыми осями (независимая подвеска колесных пар по обеим сторонам прицепа), что позволяет перевозить тяжелые грузы, преодолевая неровности грунта, например на стройплощадке, без существенного крена всей конструкции. Стоит также добавить, что низкорамная прицепная техника, как правило, имеет аппарели для въезда самоходных объектов. В иных случаях погрузка осуществляется с помощью кранов.

Иными словами, качественная техника, с помощью которой можно перевозить негабаритные грузы, вполне доступна транспортным компаниям. Однако эксплуатация ее в российских условиях имеет, разумеется, свою специфику, определяемую главными российскими бедами — дорогами и… законодательно-бюрократическо-коррупционной составляющей.

Не хватает простора

При перевозках негабаритных грузов, особенно на дальние расстояния, главный вопрос обычно — не на чем везти, а как. И пусть шоссе — это не железные дороги с их жесткими габаритами, прежде чем куда-то что-то отвезти, требуются замеры и расчеты. Например, средняя высота проходящих над дорогами путепроводов — 4,5 м. Таким образом, если высота груза больше 4 м (а надо ведь еще учесть высоту прицепа), под мост он не пролезет. Значит, надо как-то выходить из положения, например составлять маршрут так, чтобы этот мост объехать. Или на пути может попасться ЛЭП с высотой проводов над землей 6 м. Если при этом перевозимый груз в высоту достигнет 5,5 м, ЛЭП надо отключать, иначе, как легко догадаются наши читатели, все может закончиться фатально и для груза, и для тягача, и для водителя. Чтобы отключать ЛЭП или временно снимать провода на железнодорожных переездах, автопоезд должны сопровождать автовышки и экипаж электриков. Есть еще проблема грузоподъемности мостов, и если мост по своим параметрам не способен пропустить, скажем, стотонный автопоезд, его надо либо дополнительно укреплять, либо использовать так называемый накидной мост, который собирается из металлических конструкций и ставится поверх существующего с опорой на берега реки или борта насыпи. Отдельная тема — обеспечение безопасности дорожного движения. По существующим правилам, если ширина груза превышает 4 м или длина автопоезда — 30 м, необходимо сопровождение машины ГИБДД. Ведь порой при движении по обычной для России двухполосной дороге автопоезд с грузом шириной 4−6 м фактически перекрывает движение в обе стороны. В этом случае его передвижение состоит из этапов. Трасса перекрывается, автопоезд проходит некий участок, затем съезжает с дороги и пропускает поток, потом опять возобновляет движение.

Грозный экскаватор

Надо ли после этого говорить, что перевозка крупногабаритных грузов — дело чрезвычайно дорогое и хлопотное, требующее, естественно, получения спецразрешения многочисленных согласований в Росавтодоре, органах ГИБДД, организациях, управляющих энергосетями и мостами. Казалось бы, все эти согласования, подписи и печати должны гарантировать безопасность негабаритных перевозок, но на деле, как это часто бывает в знакомой нам реальности, все обстоит несколько иначе.

В 2006 году в Рязанской области произошла авария с участием тягача с прицепом, перевозившего тяжелую строительную технику. Высота стрелы стоявшего на прицепе экскаватора превышала высоту нижней кромки железнодорожного моста, то есть тягач с грузом попросту не вписывался в габариты. Однако, если бы экскаватор установили хотя бы согласно правилам (то есть стрелой назад), то, возможно, последствия аварии оказались бы не столь масштабными — стрелу просто оторвало бы. Однако тяжелая строительная машина стояла на прицепе как раз так, как правила не велят. В результате, когда автопоезд проезжал под мостом, экскаватор буквально встал на дыбы и сдвинул один из пролетов моста. Именно в это время по мосту ехал товарный состав с наполненными бензином цистернами. Несколько цистерн сошли с рельс, топливо воспламенилось и начался мощный пожар. Другой примечательный случай был отмечен в центре Барнаула, когда КрАЗ с негабаритным грузом налетел на трамвайные провода и обрушил на землю две бетонные опоры, одна из которых расплющила газетный киоск. К счастью, в обоих случаях обошлось без жертв, но даже эти происшествия наглядно демонстрируют, насколько опасными могут быть перевозки негабаритных грузов, если их организаторы решили сработать «на авось».

Финны нам не указ!

«Такие случаи с перевозками негабаритных грузов, к сожалению, происходят регулярно, — говорит генеральный директор московской компании «Inter-car» Роман Карп. — А все из-за того, что государство все время стремится что-то ужесточать, с чем-то бороться, а надо бы — упорядочивать. В Финляндии, чтобы организовать перевозку, компания делает запрос по электронной почте, и через несколько дней по той же электронной почте ей присылается счет и разрешение. Это разрешение распечатывается на принтере, и можно, оплатив счет, отправляться в рейс. Никто никаких печатей и подписей не собирает. Если сотрудников дорожной полиции интересует подлинность разрешения, они вводят его номер в электронную базу и проверяют. В России же на получение разрешения (если речь идет об автопоезде до 44 т) может уйти две-три недели. Если же планируется спецпроект по перевозке крупнотоннажного груза на дальнее расстояние, бюрократическая волокита растянется на месяцы. И еще один момент. В процессе получения спецразрешений Росавтодор обязан просчитать заявленный маршрут с точки зрения высоты и грузоподъемности мостов, необходимости пересечения линий электропередач, характеристик дорожного покрытия и т. д. Однако почему-то выходит так, что Росавтодор иногда предписывает такой маршрут, по которому вовсе не везде можно проехать. Поэтому ответственность за промерку маршрута ложится на перевозчиков. И, к сожалению, участились такие случаи, особенно в кризисные годы, когда перевозчики игнорируют необходимость промерки маршрута. Эти организации берутся везти, а потом думают, как это сделать».

Металл на серпантинах

Долгие и сложные согласования, излишне высокая, по мнению перевозчиков, плата за износ дорожного покрытия и желание сэкономить на промерке маршрута толкают иные транспортные компании в дебри «черных» и коррупционных схем. При этом фирмы, готовые работать «по-белому», страдают из-за демпинга незаконопослушных перевозчиков. Если на рынке предлагается цена второе ниже той, что включает в себя легальные платежи, заказчик зачастую предпочтет именно ее, увеличивая тем самым вероятность происшествий типа рязанского или барнаульского. Есть еще одна причина, по которой негабаритные перевозки становятся зачастую источником потенциальной опасности: износ парка прицепов.

«Это общая беда нашей экономики, но отрасли крупногабаритных перевозок она касается в особенности: многие транспортные компании, стремясь соблазнить заказчика низкой ценой, игнорируют такое понятие, как амортизационные отчисления, — объясняет Роман Карп. — В их тарифы эти отчисления просто не вмещаются. А между тем современный прицеп служит не так уж долго. В идеале он должен окупиться за три года, через пять он уже требует серьезного ремонта, а через семь его надо списать по остаточной стоимости на металлолом. Если прицеп эксплуатируется, например, на строительстве в Сочи, то надо понимать, что при крутых поворотах на горных серпантинах и перепадах высот металл платформы подвергается значительному скручивающему усилию и изнашивается весьма интенсивно. Реальный срок службы его еще меньше. Тем не менее в отрасли повсеместно используется отслужившая свое техника, в том числе построенная лет 40 назад».

Поход на восток

При всех перечисленных организационных и технических проблемах отрасли негабаритные перевозки в России, по мнению представителей перевозчиков, ведутся весьма активно. И хоть в богатой водоемами России существует и используется альтернатива в виде речного и морского транспорта, в ряде случаев автотранспорт практически незаменим, ибо даже построить специальную дорогу к месту выгрузки окажется дешевле, чем прорыть туда же канал. Сегодня в нашей стране при наличии некоторого внутреннего трафика важным направлением негабаритных перевозок является ось «запад-восток». Производящая в весьма ограниченных количествах промышленное оборудование Россия везет машины, емкости, трансформаторы для строящихся или модернизирующихся заводов. Загрузившись в морских портах европейской России, тягачи тащат огромные детали будущих производств в глубь страны, преодолевая мосты, переезды, ЛЭП и некоторые особенности нашего общественного устройства.

Благодарим компании «Inter-Car» (Москва) и «ТИС Груп» (Санкт-Петербург) за содействие в подготовке материала

Статья «» опубликована в журнале «Популярная механика» (№2, Февраль 2011).