«Каждый год, 31 декабря, мы с друзьями идем в баню…» Знаменитая фраза из не менее знаменитого фильма накрепко связала Новый год с банной тематикой, однако «ценные веники» фокусируют наше внимание исключительно на русской бане или родственной ей финской сауне. Но есть, как известно, варианты.

Жар под куполом Самый характерный элемент классической турецкой бани — купол, возведенный над центральным помещением. Купол испещрен небольшими окошками, создающими впечатление звездного неба. Они пропускают лишь небольшую часть солнечного света, а потому в бане царит полумрак. По внутренним стенкам купола стекает конденсат. Еще один характерный атрибут — курны, чаши для омовения. Они вытачивались из камня и не имели стока
Обжигающая купель В купель наливают довольно горячую воду (38 и 43°С), поэтому банный сеанс обычно не превышает 15 минут. Особое удовольствие может доставить купание в фурако под открытым небом. Сухая баня позволяет проводить гораздо более длительные процедуры. Лежа в горячих опилках, пропитанных ароматическими маслами, человек расслабляется и порой засыпает
В облаке пара Алтайская баня (иногда ее называют тибетской) греет человека облаком пара, напоенного ароматом лекарственных трав. Важное отличие от русской парной состоит в том, что в пар не приходится окунаться с головой, подвергая сосуды мозга рискованным нагрузкам

Уж греться — так греться. Что русская парная, что сауна сразу выдают свое северное происхождение довольно жестким характером: «прогреть кости» с мороза надо как следует, но в такой бане долго не высидишь. О том, какой стресс (весьма полезный в итоге) испытывает человеческий организм при температурах 70−100°С, «ПМ» писала в июне 2009 года. Бани, родившиеся в более мягких климатических условиях, работают с нашим организмом не так жестко и располагают скорее к неспешному наслаждению теплом, нежели к контрастным бодрящим процедурам.

Бани вместо библиотек

Турецкая баня (хамам), как известно, восходит к римским (а правильнее сказать, к греческо-римским) термам. Повторив судьбу многих достижений Античности, римская баня была практически забыта на Западе, но на Востоке новые хозяева — динамичные и бодрые кочевники — рачительно распорядились наследием римлян.

Пока Пророк не объяснил своим последователям, что баня — это хорошо, а рабы не признавали никакого иного мытья, кроме обливания холодной водой. Омовение в купели, по их мнению, приравнивалось к бултыханию в собственной грязи. Однако, вторгшись из Аравии на подвергшийся сильнейшему греко-римскому влиянию Ближний Восток, дети пустынь сумели кое-что оценить по достоинству. Но только кое-что.

По некоторым сведениям, захватив Александрию в 642 году, воины Пророка устроили большую помывку. Термы топились полгода без перерыва, причем в их печах горели ярким огнем пергаменты из библиотеки Птолемеев — эллинистических правителей Египта. Погибло не менее 700 000 свитков — такую цену заплатило мировое культурное наследие за приобщение арабов к бане.

Ласковое тепло

Надо сказать, что, позаимствовав у римлян саму идею расслабляющих процедур в не очень жарком, но очень влажном воздухе, народы Востока — арабы, а впоследствии турки — внесли в конструкцию самой бани довольно значительные изменения.

Римская цивилизация любила большие объемы и высокие своды — величественные руины терм имперского периода до сих пор поражают воображение. Турецкие бани уменьшились в размерах и едва ли не вросли в землю. Небольшие помещения с низкими, испещренными крошечными оконцами куполообразными потолками, царство полумрака — они больше походили на тайные святилища, нежели на предприятия общественного релакса. Если термы стояли в римских городах на почетном центральном месте, то первые арабские бани возводились на окраинах, буквально в пустыне. Со временем бани, получившие распространившееся по всему Востоку арабское название «хамам», стали пристраивать к мечетям, где они превратились в инструмент ритуального очищения.

Что же прежде всего объединяет римские и турецкие бани? То, что, в отличие от сауны и русской бани, печь тут находится не непосредственно в банном помещении, а под полом. В римских термах применялся гипокауст (буквально «жар снизу») — своеобразная система центрального отопления. Печь подогревала воздух и воду, а те, в свою очередь, двигаясь по специальным каналам в полу и стенах, согревали помещение бани. Арабы усвоили эту технологию, правда, некоторые восточные бани строились на теплых источниках и использовали геотермальное тепло. Другое сходство римской и классической турецкой бань заключается в определенной этапности принятия процедур. Традиционно терма делилась на несколько помещений с разной температурой воздуха в залах и воды в бассейнах, и прежде чем отправиться в самое жаркое помещение термы — кальдарий, римлянин обязательно посещал тепидарий- теплое помещение. Были еще фригидарий, где царила прохлада, и лаконик — комната с сухим жарким паром, то есть некое подобие сауны.

Мир красивого камня

В классических хамамах это деление отчасти сохранилось, правда, тепидарий из самостоятельного помещения превратился в нечто вроде предбанника для харара — аналога кальдария, центрального зала бани. В роли лаконика выступали специальные ниши в стенах харара, где воздух был суше и горячее.

В наши дни помимо классических турецких бань, выстроенных по всем правилам, существует и современный редуцированный вариант в виде одного-единственного помещения — харара. Кстати, важное отличие харара от кальдария состоит в том, что в центре последнего находился бассейн с горячей водой, а в турецкой бане в центре зала на постаменте установлена мраморная плита с подогревом — гебекташ. Посетитель укладывается на плиту — здесь его намыливают пеной и делают массаж. Необходимый конструктивный элемент бани — купол: влага из воздуха конденсируется на потолке, и если бы он был плоским, посетителей регулярно обдавала бы прохладная капель. В реальности же влага стекает по стенкам купола в специальные стоки.

Конечно, в современных банях восточного типа применяется не аналог гипокауста, а электрические парогенераторы. Но есть одна традиция, которую строители современных хамамов не только не нарушают, но и всячески развивают. Технологически представляя собой коробку из кирпича или бетона, турецкая баня обязательно должна быть богато украшена изнутри. Созерцание мозаик с восточными мотивами и переливающихся текстур цветного мрамора создает особое настроение, без которого посещение турецкой бани нельзя было бы назвать полноценным.

Богатый декор, который особо ценится на мусульманском Ближнем Востоке, несколько контрастирует с традиционной лаконичностью Востока Дальнего, а точнее — японской горячей бани. Здесь царствуют поверхности из натурального дерева.

Сладкий сон в опилках

Японская баня состоит из четырех элементов: две бочки-купели (фурако) и два продолговатых деревянных ящика (размеры 80х80х200 см), которые носят название офуро. Фурако наполняются непривычно горячей для европейца водой — в одной купели она нагрета до температуры 38 °C, а в другой — до 42−43. По мере знакомства с японским банным опытом переносить жар фурако становится легче, но вообще-то купели не предназначены для долгого сидения. Особенно важное требование — уровень воды в фурако должен находиться ниже уровня сердца человека, принимающего баню. Таким образом, в отличие от жаркой сауны, голова и сердце сильному температурному воздействию не подвергаются, что делает купание в фурако более безопасным для людей, имеющих проблемы с сосудами.

Офуро по форме ближе к привычной нам ванне, вот только воды в них нет. В таких ящиках проводятся два типа банных процедур. В первую офуро, которая ставится наклонно, под углом 45 градусов, насыпают кедровую стружку, иногда добавляя в нее ароматические масла. Офуро имеет устройство подогрева, так что стружка всегда теплая. Вторая офуро наполняется крупной гладкой галькой и тоже подогревается.

Посетителю бани предлагают зеленый чай, после которого начинается активное потоотделение — самое время лечь в кедровые опилки. Стружка впитывает пот, одновременно разогревая и массируя кожу, которая тем временем насыщается разнообразными микроэлементами. Лежание на теплом опилочном ложе так расслабляет и умиротворяет посетителя бани, что нередки случаи, когда клиент засыпает. Очнувшись от неги, он отправляется в душ, смывает ссебя остатки пота и стружки и переходит в другую офуро, установленную абсолютно горизонтально. Лежащему на подогретой гальке клиенту делают массаж с помощью тех же самых камешков.

Бочки с водой и с паром

После сеанса офуро можно последовательно погрузиться в фурако — сначала в ту, где температура воды меньше, потом в ту, что погорячее. Там посетителю делают массаж верхнего пояса конечностей. Стоит еще раз подчеркнуть, что фурако не предназначена для долгого сидения, хотя попадаются любители поплескаться в бочке подольше. И совершенно однозначно это не та баня, где моются. В фурако следует погружаться, предварительно тщательно вымыв тело, -никакие мочалки и мыло в купели не допускаются.

Среди предлагаемых на нашем рынке типов бань существует так называемая алтайская баня, или фитобочка. С японской фурако ее роднит вид деревянной бочки, а с турецким хамамом — пар. Человек усаживается внутрь алтайской бани (только голова выступает наружу), после чего включается парогенератор, нагнетающий внутрь бочки пар. По пути он проходит через колбу из нержавеющей стали, в которой на специальной решетке укладываются лекарственные травы. Этот фитопар, как считается, имеет оздоровительные свойства.

Возвращаясь к японской бане, можно сказать, что стандартная длительность банных процедур составляет около двух часов, а последовательность чередования офуро и фурако может меняться. Заканчивается все чайной церемонией, во время которой к чаю подается легкая еда вроде фруктов или суши.

Конструкция элементов японской бани проста, ибо уходит корнями в глубокую древность, однако коль скоро мы доверяем этим деревянным сосудам свое тело и здоровье, было бы интересно узнать, как и из чего их делают.

Дерево и клей

Как удалось выяснить, купели делают из трех видов древесины: дальневосточной липы, сибирского кедра и тика. Ранее фурако делали из дуба, но у дуба есть один серьезный недостаток — в его древесине огромное количество дубильных веществ. Поскольку купель никаким защитным слоем, кроме масла, покрывать нельзя (иначе она перестанет быть купелью), дубильные вещества выступают на поверхности фурако и на ней появляется слой, напоминающий битумный вар.

Иногда купель собирают традиционным бондарным способом: трапециевидные в сечении ламели делаются гладкими и прижимаются друг к другу за счет разбухания и стягивания обручами. Другая технология — соединение ламелей методом «шип-паз», что добавляет прочность конструкции, которой требуется удерживать до 2 т воды. Между собой деревянные планки проклеиваются эпоксидной смолой, и лишь в некоторых соединениях вместо смолы используется силиконовый герметик, обладающий определенной эластичностью, что становится важным при разбухании изделия. После того как «бочка» собрана и на нее надеты обручи, внутрь купели устанавливают необходимое оборудование — устройства нагрева и фильтрации, гидро- и аэромассажа.

К офуро требования не так высоки, ведь в них не заливается вода и стенки ящика практически не соприкасаются с кожей человека. При их изготовлении используются дуб, тик или липа, и здесь на первый план выходят не свойства конкретной породы древесины, а скорее соображения дизайна. Деревянные детали соединены шпунтами, так как герметичность здесь не требуется.

Если офуро эксплуатируется всегда в закрытом помещении, то японские банные купели могут быть вынесены и на открытый воздух, что нередко практикуется как в Японии, так и в России. В этом случае к купели подводят необслуживаемый теплообменник или проточный нагреватель воды.

Как бы ни была устроена баня и из какого бы уголка мира она ни пришла, польза ее очевидна: баня оздоравливает тело, позволяет расслабиться, снять усталость и одновременно ощутить прилив бодрости. А уж кому что милее — турецкий камень или японское дерево — вопрос вкуса и настроения. Попробовать стоит все.

Редакция благодарит представителей ООО «Горстройсервис» (японские бани) и ООО «КБ Стим» (хамам) за консультации при подготовке данной статьи

Статья «» опубликована в журнале «Популярная механика» (№12, Декабрь 2010).