Коллекция старейших “матерей” может исчезнуть из-за коронавируса

Единственная в мире библиотека хлебных заквасок, которые хозяин долгие годы собирал по всему миру, может навсегда исчезнуть из-за режима изоляции, введенного на фоне пандемии коронавируса.
Коллекция старейших “матерей” может исчезнуть из-за коронавируса

Люди по‑разному снимают тревогу, расползающуюся по земному шару под ручку с новой коронавирусной инфекцией. Пока прогулки и физкультура на свежем воздухе для многих под запретом, вкусная еда становится одним из самых быстрых и доступных инструментов в борьбе за позитивный настрой. 

Отдельное место среди пищевых антидепрессантов занимает ароматная свежая выпечка. Гурманы особенно ценят хлеб и булочки из частных пекарен — вкус теста в них заметно отличается от вкуса изделий из теста промышленного. Секрет многих пекарей спрятан в темной и прохладной кладовке, где на почетном месте стоит маленькая баночка с хлебной закваской.

Закваска — это вода, мука и микроорганизмы. Бактерии или грибки (дрожжи) в процессе питания выделяют углекислый газ и “поднимают” тесто. От вида микроорганизмов и того, чем их подкармливают пекари, зависит вкус готовой выпечки. 

“Работа с закваской — это отчасти искусство, отчасти наука, — сказал Карл Де Смедт, хозяин единственной в мире коллекции заквасок, — Нужно поддерживать ту среду, в которой закваску создавали, иначе она потеряет исключительность”.

Де Смедт любовно зовет коллекцию заквасок “матерями” и постоянно ухаживает за ними: регулярно делит на части, выпекает хлеб и подкармливает оставшуюся в банке закваску. Если режим нарушить больше чем на 2 месяца, “мать” погибнет. Если же все делать правильно, можно сохранить резервные копии уникальных сортов хлеба для будущих поколений. 

Библиотека из 125 различных хлебных заквасок находится в деревне, в 87 км к юго-востоку от Брюсселя. Де Смедт собирал образцы с 2013 года и объездил 25 стран, навещая маленькие пекарни, пиццерии и кулинарные школы. Каждый год коллекция пополняется примерно на 20 заквасок. Основной критерий отбора — естественное брожение без применения коммерческих дрожжей. 

К дополнительным факторам отбора в необычную библиотеку относятся вкус готовых изделий и возраст “матери”. Радиоуглеродный анализ, когда по содержанию радиоактивного изотопа углерода и периоду его распада определяют возраст образца, здесь бессилен. Ведь состав закваски регулярно меняется из-за постоянной подкормки. 

“Закваска — душа многих пекарен, — говорит Де Смедт, — Когда пекарь делится закваской, то отдает свою душу, и ему незачем врать насчет ее возраста”.

Хозяин коллекции не видел ее с 24 марта, когда начался режим изоляции из-за коронавируса. Он планирует вернуться к закваскам, даже если придется нарушить режим. “125 мам требуют моего внимания — вот, что я скажу полицейским, если меня остановят на улице”, — пошутил он.