Пористость астероида, которая наблюдается не на всей его поверхности, поможет лучше понять процесс образования планет.
Астероид Рюгу оказался слишком рыхлым
T. Okada et al / Nature

Космический аппарат Hayabusa 2 во время облета астероида Рюгу измерил температуру его поверхности и обнаружил, что его бо'льшая часть остается холодной. Синие области на снимке соответствуют температуре около 27 °C, а желтые — около 57 °C. Красные точки, температура которых оказалась равной 87 °C, являются плотными валунами.

Выходит, что астероид Рюгу — легкий и пушистый, а значит пористый, пришли к выводу ученые, опубликовавшие свое открытие в журнале Nature. «Это что-то вроде сублимированного кофе, — говорит Тацуаки Окада из Японского агентства аэрокосмических исследований. — Если ранние протопланеты имели схожую структуру, это значит, что они образовывались очень быстро».

Будучи древним астероидом, богатым углеродом, Рюгу считается капсулой истории Солнечной системы. Чтобы изучить ее, Hayabusa 2 исследовал Рюгу с июня 2018 года по ноябрь 2019 года и взял два образца его грунта, которые планируется доставить на Землю.

В частности, Hayabusa 2 наблюдал за тем, как поверхность астероида впитывает и удерживает тепло, что является ключом к пониманию его состава и структуры. Плотные камни медленно нагреваются и дольше удерживают полученное от Солнца тепло, а более пористые камни нагреваются быстро и остужаются столь же стремительно, словно песок на пляже.

Согласно составленной температурной карте Рюгу, 50% поверхности астероида — пористая, выяснили Окада и его коллеги. Даже большинство больших валунов на астероиде кажутся пористыми.

Эта воздушность подтверждает идею о том, что Рюгу представляет собой груду щебня, образовавшуюся после разрушения более крупного космического тела около 700 миллионов лет назад. Новые же наблюдения позволяют предположить, что разрушившееся тело тоже могло быть пористым. «Это может быть общей чертой астероидов и даже планетезималей в ранней Солнечной системе», — говорит Окада.

По словам ученого, пористые протопланеты могут распадаться и снова образовываться гораздо проще, чем более плотные. Это означает, что «сроки формирования планет могут быть пересмотрены» — планеты могли сформироваться быстрее, чем предполагали ученые прежде.