Как показало новое исследование, шимпанзе и орангутаны, как и человек, способны отслеживать состояние своей осведомленности, оценивать, достаточно ли им наличного знания для решения задачи, и, исходя из этого, искать дополнительную информацию. Это частично подтверждает гипотезу, что у обезьян также есть способности к метапознанию.

Pixabay

Всем нам знакома следующая ситуация: мы покидаем дом, уже закрываем дверь — и вдруг задаемся вопросом, выключена ли плита. Несмотря на раздражение, мы все же можем легко разрешить проблему — вернуться в квартиру и перепроверить. Этот простой пример иллюстрирует одну важную форму мышления — метапознание, или способность давать отчет о своих познавательных процессах. Прежде чем вернуться домой, мы пытаемся оценить, помним ли мы о состоянии плиты или нет. Осознав, что не помним, мы тут же начинаем искать дополнительную информацию. У людей этот процесс (мониторинга собственного мышления) очень гибкий и применяется в самых разных случаях.

Ученые из Института эволюционной антропологии Общества Макса Планка и Сент-Эндрюсского университета решили узнать, как поведут себя человекообразные приматы в подобной ситуации.

Авторы работы исследовали шимпанзе и орангутанов. Испытуемые обезьяны должны были определить точное местоположение желаемого объекта (который находился за небольшой перегородкой на столе). В одном случае животные заранее знали, где находится объект; в другом — нет. Главный вопрос заключался в том, будут ли обезьяны оценивать свои знания о местонахождении объекта до принятия решения и искать дополнительную информацию в случае, когда не знают, где лежит желаемая вещь. Результаты экспериментов подтвердили предположение авторов работы: обезьяны вытягивались, смотрели поверх перегородки — то есть искали дополнительную информацию, — прежде чем принять решение.

По мнению некоторых ученых, на основании исследования можно предположить наличие у обезьян метакогнитивной оценки наличной информации (как и у человека в примере с плитой). Другие же специалисты подходят к вопросу более скептично: они считают, что схожее с человеком поведение обезьян в аналогичной ситуации не означает, что животные отслеживают свои умственные процессы. Например, такое поведение может быть всего лишь частью стратегии по поиску пищи.

Чтобы проверить и это предположение, ученые посмотрели, зависит ли поведение шимпанзе и орангутанов от типа желаемого объекта — пищи или же инструмента. Оказалось, что поиск дополнительной информации у испытуемых не был привязан к конкретному паттерну — так, они вели себя одинаково в обоих случаях. Таким образом, это подтверждает идею, что метакогнитивные способности обезьян схожи с человеческими. По словам Маттиаса Олритца (Matthias Allritz), соавтора работы, один из главных возможных выводов из данного исследования заключается в следующем: поиск информации человекообразными приматами — это нечто большее, чем ненаправленная активность в надежде обнаружить пищу. Как отмечает другой автор Кристоф Вёлтер (Christoph Völter), результаты дают основание полагать, что обезьяны также могут отслеживать состояние осведомленности и гибко используют данную способность для заполнения пробелов в своем знании.

Исследование было опубликовано в журнале Scientific Reports.