Новое исследование Тель-Авивского университета указывает на то, что культурная активность, например, использование языка влияет на наши процессы обучения, возможность собирать информацию и делать связи между данными.
Изучение языков и культурная активность меняют структуру мозга

«Мы полагаем, что на длительных временных отрезках некоторые аспекты мозга должны изменяться, чтобы соответствовать различной культурной активности, — говорит глава исследования, профессор Арнон Лотем. — Влияние культуры на когнитивную эволюцию фиксируется через небольшие модификации развивающегося обучения и механизмов приобретения информации. Их координированное действие улучшает возможность мозговой сети поддерживать обучающие процессы в таких культурных феноменах, как язык или производство инструментов».

«Наш новый вычислительный подход к изучению человеческой и животной когнитивности может объяснить, как человеческая культура сформировала эволюцию человеческого мозга, — продолжает профессор Лотем. - Мозг — это не жесткая познавательная машина, нет, он функционирует благодаря коэволюционирующим механизмам обучения и приобретения данных с определенными параметрами памяти, которые вместе образуют сложную сеть, поддерживающую целый набор когнитивных способностей».

Чтобы обучаться, мозг подсчитывает статистику данных, которые вбирает из окружающей среды, наблюдая за распределением данных и определяя уровень связей между ними. Новая модель обучения приобретает ограниченное окно памяти и конструирует ассоциативную сеть, которая представляет частоту связей между данными.

Компьютер помнит всю полученную им информацию. Но наш мозг развился так, что он ограничивает количество информации, которую получает и запоминает. Модель профессора Лотема предполагает, что наш мозг делает это «намеренно», то есть фильтрация данных — это интегральный элемент процесса обучения. Более того, ограниченная рабочая память может помогать в задачах, требующих экстенсивного вычисления. И это может объяснить, почему у нас память меньше, чем даже у шимпанзе.

Работа с большим окном памяти дает слишком большую вычислительную нагрузку на мозг. Например, человеческий язык представляет собой большую нагрузку с вычислительной точки зрения. Когда мы слышим цепочку слогов, то должно сразу просмотреть большое число возможных комбинаций для идентификации знаменитых слов.

И таким образом язык сам по себе начал формировать по‑иному человеческую сеть когнитивности. Например, если человеку надо провести лишь малую идентификацию, например, между двумя типами деревьев в лесу, никаких больших вычислительных возможностей не требуется, и мозг формируется совершенно иначе.