Американский и немецкий лингвисты нашли в английском языке закон и порядок и очень удивились. Оказывается, в отсутствие регулирующих институтов, надзорных органов и даже словарей английская грамматика веками успешно упорядочивала сама себя.
В английской грамматике нашли порядок

Тем, кто только начинает изучать английский язык, знакомо чувство отчаяния из-за невозможности угадать по звучанию слова его верное написание. Возникла даже поговорка: «Пишется Манчестер — читается Ливерпуль». Одни и те же звуки английского языка могут записываться самыми разными способами. Английский и французский лидируют среди языков с алфавитной системой по количеству слов, которые звучат одинаково и которые можно различить только на письме: например, pare (стричь), pair (пара) и pear (груша). И неудивительно: по сравнению с положением в других европейских языках, в английском царит настоящая анархия. Ни в одной англоговорящей стране нет института, который определял бы, как нужно правильно говорить и писать по‑английски. Во Франции с 1735 года работает учреждённая герцогом Ришелье Французская академия, в задачу которой входит регулирование языка и выработка норм и составление словарей. Проблемами итальянского языка занимается флорентийская Академия делла Круска, основанная еще раньше — в 1582 году. Языковую норму иврита определяет Академия языка иврит в Иерусалиме. В нашей стране работает Институт русского языка им. Виноградова РАН, который не берёт на себя функцию регулятора великого и могучего, но вполне может дать экспертную оценку и ответить на вопросы носителей о текущем состоянии языковой нормы. Фото В английском языке норма определяется локально, исходя из установившихся в регионе языковых практик. Например, американские СМИ пишут слово judgment («суждение») без буквы e после g, а британские — с ней: judgement, делая исключение только для узкого значения «судебное решение», в котором слово записывается на американский манер. При этом нельзя сказать, что американцы пишут безграмотно, а подданные королевы соблюдают норму или наоборот: оба варианта верны. Тем не менее, английский язык, как и всякий другой язык — это система, и у неё есть свои законы. В мартовском номере журнала Американского лингвистического общества Language было опубликовано исследование, о котором сегодня заговорили все мировые СМИ: его авторам удалось доказать, что за кажущейся анархией английской грамматики (а именно, правописания суффиксов) стоит строгий порядок, выработавшийся как будто сам собой, без вмешательства надзорных органов. Лингвисты сосредоточились на четырех популярных суффиксах, при помощи которых образуются прилагательные: -ous (nervous), ic (acidic), -al (final) и -y (funny). Сейчас они выглядят одинаково во всех версиях английского, от Канберры до Лондона и от Кейптауна до Сан-Франциско, но ещё несколько столетий назад встречались самые разные варианты. Так, например, суффикс -ous мог писаться как ose, ows, is, ys, es, ouse, us и даже owse. Исследовав множество текстов на английском языке начиная с самых ранних памятников литературы, лингвисты пришли к выводу о том, что унификация формы происходила без влияния институтов и академий на протяжении нескольких столетий. Кроме того, составители словарей, грамматик и книгопечатники, которых обычно упоминают как главных реформаторов языка, появились намного позже, чем наметилась тенденция к унификации. С точки зрения языкознания результаты исследования английских суффиксов интересны в первую очередь как пример произвольного превращения хаоса в систему; механизм этого превращения лингвистам ещё только предстоит объяснить. На практике результаты работы могут помочь упорядочить изложение английской грамматики в учебниках для носителей и иностранцев.