Международная группа ученых пришла к выводу, что благодаря единым стандартам образования российская школьная программа, в отличие от американской, лучше защищена от атак креационистов — приверженцев божественного происхождения человека.
Россия оказалась защищена от креационистов лучше США

Исследователи сравнили взаимоотношения общества и эволюционной теории в обоих государствах и выяснили, что, хотя технологическое развитие, культура и религиозная среда значительно влияют на учебные планы, именно разрозненность в управлении делает уязвимым школьное образование в США. Исследование опубликовано в журнале Theory in Biosciences.

Вера в то, что мир и человек в том числе был создан Богом или иной разумной силой, является неотъемлемой частью большинства религий. Подобные взгляды на происхождение Вселенной объединены общей идеей творения, или креационизмом. Сама по себе эта концепция не вступает в конфликт с наукой, поскольку вопрос веры решается каждым человеком самостоятельно. Однако попытка выдать учение о творении за науку и внедрить его в школьную программу создает опасность для всего естественнонаучного образования. Именно этим занимаются сторонники радикального «научного креационизма». В то же время большинством ученых это направление признано псевдонаучным, поскольку его нельзя верифицировать и фальсифицировать.

В новой статье историки науки из Йенского университета в Германии и Университета ИТМО в России сравнили, как складывались отношения между эволюционной теорией и обществом в США и России — как советской, так и современной. По мнению исследователей, о взглядах обывателей и государства на происхождение человека можно судить по тому, что преподают в школах.

Опросы показывают, что в последние годы в США и России число граждан, поддерживающих преподавание креационизма наряду с теорией эволюции, одинаково растет. Однако этот процесс отражается только на американских учебных планах, поскольку те строятся на законах отдельных штатов.

В некоторых областях США эволюционная теория до сих пор преподносится как слабая гипотеза. «Когда мы сравнили образовательные стандарты Калифорнии и Техаса, оказалось, что они значительно разнятся как по количеству часов, отведенных на изучение теории эволюции, так и по терминологии. Например, если в Калифорнии учащиеся должны принимать эволюцию как научный факт, в Техасе ученикам достаточно уметь объяснить видовое разнообразие в рамках дарвиновской теории», рассказывает Георгий Левит, научный сотрудник Йенского университета, доцент кафедры социальных и гуманитарных наук Университета ИТМО.

Таким образом, мировоззренческие настроения в отдельном регионе, которые не всегда отражают позицию и технологическое развитие всей страны, локально влияют на школьную программу, полагают ученые.

В то же время российская система образования имеет централизованный аппарат управления и еще не утратила сильную естественнонаучную базу, унаследованную от СССР. Такая система, по мнению ученых, лучше защищена от точечных атак креационистов. Ее устойчивость подтверждается и тем, что в России известен только один судебный процесс по делу «о нарушении прав человека путем безальтернативного навязывания теории Дарвина». Причем закончился суд неудачей истцов — Марии и Кирилла Шрайбер.

В США подобные иски подаются регулярно и зачастую удовлетворяются на уровне штата. Наиболее часто с системой образования судятся евангеликане. «Недавние исследования Pew Research Center подтвердили, что евангеликане, свидетели Иеговы и мормоны наиболее радикально относятся к теории эволюции. На другом полюсе — буддисты, индусы и иудеи, в то время как католики, традиционные христиане и основная часть протестантов находятся посередине», поясняет Элизабет Уоттс, научный сотрудник Йенского университета.

По мнению ученых, причина радикального настроя евангеликан в том, что они трактуют Библию буквально, используя так называемый литералистский подход. Традиционная же религия, католическая или православная, способна мирно сосуществовать с эволюционной теорией, оставаясь в стороне от прямого противопоставления научного и божественного.

Само креационистское движение непрерывно эволюционирует. «Если еще 30 лет назад религиозные активисты использовали термин «креационизм», то позже стали говорить о «теории творения», а сегодня уже продвигают «академическую свободу». Получая отпор в одном месте, креационисты меняют тактику и заходят с другой стороны. Но мы можем снизить их влияние, усилив единство образовательных стандартов», заключает Уве Хоссвельд, профессор Йенского университета и Университета ИТМО.