В классических вестернах плохие парни стреляют первыми — и первыми погибают от антагонистов, представляющих «добро с кулаками». Теоретическое обоснование этому феномену можно найти у самого Нильса Бора, и теперь оно проверяется нейробиологами на практике.
Плохие парни начинают и выигрывают: Наука против вестерна
Ли Ван Клифф – главный «плохой парень» классических спагетти-вестернов и частый противник Клинта Иствуда

Великий Нильс Бор был, видимо, большим поклонником голливудских вестернов. По крайней мере, он дал себе труд подумать над тем, почему хорошие парни в этих лентах всегда побеждают в стрелковой дуэли, и выдвинул собственную гипотезу. По его мнению, начав выхватывать оружие, прицеливаться и стрелять первым, плохой парень вынуждает соперника действовать реактивно, машинально, бездумно — и это действие оказывается более быстрым, чем исходное.

Впрочем, не стоит забывать, что Бор был великим физиком, а совсем не нейрофизиологом, и у современных нейрофизиологов в лице британского профессора Эндрю Вельчмана (Andrew Welchman) мнение несколько иное. Именно такой вывод делает ученый из проведенных недавно экспериментов.

В ходе их Вельчман проводил виртуальные дуэли: ставил двух добровольцев друг против друга, а роль прицеливания и выстрела играло нажатие кнопок — надо было снять палец с первой, поочередно нажать вторую и третью, и затем снова вернуться к первой. Как и в настоящих вестернах, никакого сигнала к старту не подавалось. Просто в один момент более слабый духом — или более решительный — дуэлянт решал, что время пришло. И тогда второй, увидев движение соперника, спешил тоже «выстрелить» и успеть раньше оппонента.

Результат действительно удивляет: начавший «выстрел» вторым доброволец в среднем завершал весь набор действий на 21 мс быстрее, чем противник. По мнению Эндрю Вельчмана, это говорит об интересной глубинной особенности нашего мозга: действия, которые формируются как реакция, занимают меньше времени, чем те, интенция которых появляется непосредственно в мозге. Выходит, Бор был прав? Да, но не совсем.

«Хорошим парням» требовалось определенное время, чтобы реакция сформировалась, и оно занимало в среднем 200 мс — полностью нивелируя преимущество в скорости. В тестах они всегда проигрывали. «Будет чрезвычайно сложно двигаться так быстро, чтобы отыграть время реакции», — поясняет ученый.

По его мнению, существует и подходящее эволюционное объяснение повышенной скорости реактивных движений: нашим предкам оно потенциально давало драгоценные спасительные секунды при появлении неожиданной опасности. «Волевое и реактивное действие, — комментирует работу французский нейробиолог Флориан Важак (Florian Waszak), — отличаются в самой своей основе. Вся система развивалась таким образом, что реакции более быстры, хотя достается это потерей в точности движений».

И в самом деле, в опытах Эндрю Вельчмана было показано, что «хорошие парни» оказывались куда менее аккуратными в нажатии кнопок, чем «плохие». Что дает добру еще меньше шансов выжить в условиях настоящей дуэли.

Впрочем, добро продолжает жить даже в нашем жестоком мире. Об одном неожиданном его проявлении читайте в нашей заметке «Помогите роботу».

По публикации New Scientist