Отчего еще на ранних этапах своего рождения наша милая планета не погибла, упав на Солнце, до сих пор остается загадкой для ученых. Впрочем, предложена модель, объясняющая механизмы, защитившие от гибели наш, тогда еще совсем беспомощный, мир.
Тайна рождения: Счастливая температура
Земля, снятая камерой OSIRIS, расположенной на борту европейского зонда Rosetta

Если говорить коротко, то спасла нашу Землю температура. Точнее, температурный градиент, существовавший в те годы (около 4,6 млрд лет назад) вокруг Солнца, который заставил молодую планету мигрировать в сторону от звезды, пока ее притяжение пыталось вернуть Землю обратно. В конце концов планета оказалась балансирующей на дистанции, где эти центробежные и центростремительные силы уравновешиваются, в том самом месте, где мы обитаем по сей день. Ну а подробности — ниже.

Небольшие твердые планеты земного типа формируются из протопланетного облака газа и пыли, вращающегося вокруг молодой звезды. Вращение придает этому облаку плоскую форму диска, и за миллионы лет его материя формирует сгустки все большей величины и плотности — зародыши будущих планет (планетозимали). Зародыши эти, разумеется, не остаются неподвижными и перемещаются в пределах газопылевого диска, ведомые гравитацией и иными силами. По всем расчетам и моделям, практически все они гибнут уже на этом этапе, как икринки трески, «сожранные» могучим притяжением материнской звезды.

Но что спасло от такой участи нашу Землю? Этим вопросом вплотную занялся астроном из Нью-Йорка Мордехай-Марк МакЛоу (Moredecai-Mark Mac Low). Вместе с коллегами они предложили новую модель миграции планетозималей внутри протопланетного диска, модель, которая объясняет, казалось бы, парадоксальную «живучесть» некоторых из них.

По мнению МакЛоу, все дело в том, что предыдущие модели не учитывали того очевидного факта, что температура протопланетного диска, окружающего звезду, не остается одинаковой по мере удаления от звезды. Да и участки разной плотности, поглощая разное количество излучения, должны прогреваться неравномерно. Все это создает сложный температурный градиент в газопылевом скоплении, градиент, который МакЛоу с коллегами включили в расчет при построении собственной уточненной модели поведения зародышей планет.

И действительно, оказалось, что этот новый фактор в корне меняет поведение планетезималей, нередко заставляя их перемещаться ровно в противоположную (относительно предыдущих результатов моделирования) сторону. В протопланетном диске можно выделить зоны, в которых миграция происходит как к звезде, так и от нее — а также самые важные для нас области равновесия, где центробежные и центростремительные силы уравновешивают друг друга. «Оказавшись здесь, — поясняет МакЛоу, — планеты, по большей части, здесь и остаются».

Со временем диск полностью исчезает, поглощенный притяжением окружающих космических тел. На его месте остаются несколько замечательных новых планет, на одной из которых — к нашей большой радости — со временем может появиться жизнь.

О некоторых других удивительных странностях молодых лет нашей планеты и Солнечной системы читайте: «Тонкости рождения».

По публикации Space.Com