Наша Солнечная система быстро мчится сквозь облако межзвездного вещества, которое, по всем законам, вообще не должно существовать. Лишь теперь становится понятным, как такое возможно.

Исследователи использовали данные миссии Voyager, которая исследует самые дальние границы Солнечной системы. Об этих аппаратах, их судьбе и открытиях мы уже писали в статье «К далеким пределам». Теперь же данные, собранные зондами, помогли ученым обнаружить мощное магнитное поле за границей Солнечной системы. По их мнению, именно оно удерживает то самое облако, которого, вроде бы, не должно быть. Впрочем, давайте обо всем по порядку.

Облако вещества, сквозь которое движется Солнечная система, называется местным (или локальным) межзвездным облаком. По расчетам, оно имеет около 30 световых лет в ширину и состоит из тонкой смеси водорода и гелия, раскаленной до внушительных 6 тыс. градусов Цельсия. Мы вошли в него, по разным оценкам, от 44 до 150 тыс. лет назад — и покинем еще через 10−20 тыс. лет.

Облако представляет собой не более, а менее плотную среду, нежели обычная межзвездная. В нем не более 0,1 атомов на см3, примерно впятеро меньше, чем в «нормальной» галактической среде. На нас оно, видимо, не оказывает никакого воздействия, поскольку его частицы легко отклоняются солнечным ветром и магнитным полем Солнца.

Что же смущает ученых в этом? Дело в том, что около 10 млн лет назад сравнительно неподалеку от нас состоялся колоссальный звездный фейерверк, когда взрывы одна за другой породили целую группу сверхновых. Это создало колоссальный пузырь раскаленного до миллионов градусов газа, который полностью окружает и нас, и все местное облако. Мощное давление газа должно было бы уничтожить облако — либо сжать, либо разнести в клочья — однако что-то удерживает его от коллапса. Ни плотности, ни температуры самого облака для противостояния такому воздействию недостаточно.

Лишь теперь становится ясным, что спасает локальное межзвездное облако (для краткости будем называть его ЛМО) от гибели. Данные, собранные дальними зондами Voyager, показали, что оно создает куда более мощное магнитное поле, чем кто-либо мог предположить: оно составляет 4−5 мкГс. Это примерно в сотню тысяч раз слабее магнитного поля Земли, но вполне ощутимо для того, чтобы удерживать облако от разрушительного внешнего воздействия.

Стоит заметить, что за примерно 30 лет, прошедшие с момента запуска зонды Voyager забрались очень далеко, давно пересекли орбиту Плутона и приближаются к межзвездному пространству — однако до него еще не добрались, и сами по себе не находятся в ЛМО. Однако они все ближе к нему, и понемногу собирают все больше информации о нем.

В настоящее время аппараты приблизились к дальним границам Солнечной системы, находясь во внешних слоях гелиосферы — колоссального «пузыря», протянувшегося примерно на 10 млрд км. Создается гелиосфера давлением солнечного ветра и магнитным полем звезды, она эффективно защищает нас от космического излучения, газопылевых облаков и других «неприятностей» дальнего космоса. Аппараты Voyager в настоящий момент находятся как раз в тех областях, где давление солнечного ветра, ослабев, понемногу уступает внешнему давлению межзвездной среды. Именно этот момент и стал ключевым для того, чтобы изучить облако ЛМО.

Только находясь в этой невероятной дали удалось уточнить размеры гелиосферы, а значит — подсчитать давление межзвездной среды, которое именно на ее границе создает баланс давлению солнечного ветра. Расчеты и показали, что часть этого давления создается магнитным полем силой примерно 4−5 мкГс.

Все это может свидетельствовать о том, что не только ЛМО, но и другие газовые облака в наших окрестностях могут быть носителями магнитного поля, и при встрече с более «намагниченным» облаком гелиосфера неминуемо сожмется. Подобные события, конечно, не происходят моментально и занимают до тысяч лет — как раз достаточно, чтобы Солнечная система перешла из одного облака в другое. В итоге гелиосфера пульсирует, как нечто живое.

По информации NASA