Люди удивительно предсказуемы. Как бы печально это ни звучало, наши реакции подчиняются своим законам — но так же непреложно, как все предметы подчиняются закону притяжения. Вот эти законы.
Человеческое, слишком человеческое: Этот предсказуемый разум
Люди предсказуемы

Самое удивительное, что практически все эти законы общеизвестны. Однако мало кто принимает их во внимание для объяснения чужого — а тем более своего поведения. Большинство людей воспринимает их, просто как забавные и иронические афоризмы, не более того. А зря.

Один из таких законов — принцип Питера, согласно которому «в иерархической организации любой работник поднимается до уровня, где он становится некомпетентным». Мы разбирали действие этого принципа в статье «Прогрессирующий непрофессионализм». Действительно, математики показали, как этот закон проявляет себя в иерархической структуре — это не просто циничный взгляд на вещи, а реально действующее правило жизни.

Второй принцип, который обязательно следует принимать во внимание каждому манипулятору — пресловутый закон Паркинсона. Породивший целое направление в юморе, он звучит так: «Работа занимает все время, отпущенное на нее». Как и следовало ожидать, статистические исследования и математическое моделирование и тут подтверждают полную справедливость этого утверждения.

Из закона Паркинсона следует и еще один работающий принцип: «время, которое в организации затрачивается на обсуждение вопроса, обратно пропорционально его важности». Этот принцип можно рассматривать, как одно из следствий закона Сейра, по которому эмоциональность любой дискуссии обратно пропорциональна важности ее темы.

Паркинсон и его последователи — действительно мудрые люди, и на их счету масса житейских наблюдений, справедливость которых может заметить любой наблюдательный человек. Взять хотя бы его «коэффициент неэффективности», описывающий «жизненный цикл кабинета», в ходе которого число членов комиссии, совета или любого другого бюрократического органа непрерывно растет, пока не достигает определенной величины — по данным Паркинсона, эта цифра находится между 19,9 и 22,4, а по более современным оценкам составляет ровно 20. После этого совет или комиссия в целом вообще неспособны выработать общее решение.

Но отвлечемся от мистера Паркинсона, тем более что мы все-таки довольно сложные системы и управляемся целым рядом законов. Очередной в этом ряду — «синдром студента»: «все делается в последнюю минуту». Со справедливостью этого принципа не согласятся разве что самые организованные люди. Для большинства откладывание дел можно назвать проблемой номер один, особенно в тех случаях, когда человек не уверен в собственных силах. Все делается в последнюю минуту перед дедлайном.

«Синдром студента» настолько распространен, что некоторые опытные специалисты по управлению проектами учитывают этот эффект и никогда не назначают слишком длинные сроки на выполнение больших задач. Иначе исполнители будут откладывать работу до бесконечности, и принявшись за нее слишком поздно, не успеют в срок. Такие проекты лучше разбивать на ряд более простых и кратких заданий: так рекомендует авторитетный журнал International Journal of Project Management.

По мнению некоторых знатоков «синдром студента» может быть связан с общей тенденцией недооценивать время, необходимое на выполнение задачи. Это описывает иронический закон Хофштадтера: «По закону Хофштадтера, задача займет больше времени, чем вы рассчитывали, даже приняв во внимание закон Хофштадтера».

Еще один непреложный закон нашей психики и нашего общества — принцип Парето, который мы уже разбирали во всех деталях («Математика неравенства»). Впрочем, это печальное правило уже ни для кого не новость, вкратце оно звучит так: «80% ресурсов принадлежат 20% владельцев» и распространяется буквально на всё и вся. Что в капиталистической Америке, что в коммунистическом Китае или в нашей стране с ее уникальным общественно-политическим строем — везде 80% богатств обладает 20% населения (или около того), и виной тому — не жадность этих немногих, а сами законы, управляющие структурой общества.

Но принцип Парето касается не только финансовой стороны жизни. Показано, что он работает для большинства систем, хотя и в несколько другой формулировке: «20% причин порождает 80% событий». К примеру, 20% посетителей нашего веб-сайта совершает 80% переходов по страницам.

Следующий закон — гипотеза Салема, по которой «техническое образование формирует предпосылки для креационистских взглядов». Или, как упрощенно она формулируется, «самые убежденные креационисты — люди с техническим образованием». Кажется, это лишь не самый забавный выпад в сторону техников, от которых автор гипотезы Брюс Салем (Bruce Salem), видимо, натерпелся.

Однако в 1982 г. появилось исследование, в котором действительно было показано, что большинство видных сторонников креационизма получили техническое образование. В их числе и сам Генри Моррис (Henry Morris), которого можно назвать отцом «научного» креационизма. Подтверждают это и более поздние работы, в частности, продемонстрировавшие, что в составе исламских экстремистских групп превалируют именно технически образованная «интеллигенция».

Понятно, что креационизм и терроризм — вещи совсем разные, однако объяснение обоим фактам может быть общим. По мнению Салема, это может быть отсутствие социальной ответственности за последствия своих научных и технических работ — и, как следствие, своих действий в области религии и псевдонауки. Еще одна причина — вовлеченность таких ученых в работу со сложными системами, какую-нибудь, неравновесную термодинамику, которая порождает психологическое стремление к поиску простых и окончательных ответов.

В любом случае, вопрос о причинах этого явления слишком сложен для этой заметки, и мы перейдем от креационизма и от прошлого — к будущему. Возможность его предсказания интересует каждого, а для некоторых это еще и работа. Такие футурологи часто предлагают весьма детальные и уверенно изложенные картины будущих событий, раз за разом, несмотря на то, что уровень сбывшихся предсказаний остается крайне невелик.

Обычной темой подобной футурологии сегодня являются те или иные революционные технологии, которые вот-вот в корне изменят нашу жизнь — или, скажем, позволят людям жить вечно. Это может быть как физическое бессмертие, так и более экзотические идеи — например, «загрузить» нашу личность и память в компьютер и продолжить существование исключительно в виде битов и байтов. К примеру, известный изобретатель и футуролог Рэймонд Курцвейл (Raymond Kurzweil) обещает подобные технологии примерно к 2045 г.

Этому посвящено еще одно из правил человеческого бытия, известное под названием закона Мейс-Гарро. Он гласит, что дата, к которой предсказатель относит появление подобных технологий, относится заведомо к сроку, когда самого предсказателя уже не будет на свете — или он будет в глубоко преклонном возрасте. К примеру, в 2045-м тому же Рэю Курцвейлу исполнится (долгих ему лет) 97.

Эту особенность Патти Мейс (Pattie Maes) из MIT заметила еще в конце 1980-х, вдоволь наслушавшись своих коллег, поддавшихся моде на подобные идеи. Она заинтересовалась вопросом и подсчитала, что большинство предсказаний описывают события, приходящиеся на время, когда предсказателю будет за 70 лет. Публиковать свое наблюдение она не стала, но вскоре к аналогичному выводу пришел журналист Джоэль Гарро (Joel Garreau), описавший этот эффект, получивший в итоге имена этих двух наблюдательных людей. В современном виде закон Мейс-Гарро звучит так: «дата предсказания о революционном изменении находится как можно дальше от настоящего момента, но в пределах предполагаемого времени жизни предсказателя». Не верите? Проверьте сами.

По публикации New Scientist Life