Это, конечно, не Шекспир, но все-таки. Выяснилось, что некоторые обезьяны способны творчески изменять крики, которыми они предупреждают сородичей об опасности, придавая своим «словам» новые, ранее не свойственные значения.
Обезьянья речь: «Крак», «хок» и «бум-бум»
Мартышки Кэмпбелла используют «суффиксы», чтобы менять смысл слов

Более того — оказалось, что обезьяны в дикой природе, придумывая новые слова, оставляют на их конце определенный известный звук, что позволяет (с определенным допущением) сказать, что они используют суффиксы. Впрочем, о реальной схожести этих конструкций с человеческой речью можно поспорить.

Исследование проводилось на мартышках Кэмпбелла (Cercopithecus campbelli), чья забавная мордочка с оранжевой опушкой на лбу сделала их популярными героями открыток. Живут они во влажных лесах западной Африки и, как и многие другие виды обезьян, используют различные крики в качестве сигналов, предупреждающих сородичей о разных видах опасности. К примеру, нечто вроде «хок» (вы можете услышать, скачав небольшой файл в WAV-формате) соответствует появлению орла, «крак» (WAV-файл) — леопарда, а «бум» — другим опасностям, не связанным с хищниками, скажем, падению с дерева толстого сука.

Известно также, что мартышки эти способны комбинировать имеющиеся в их арсенале звуки, придавая им более сложный смысл. К примеру, в ситуации не слишком высокой опасности они повторяют «бум-бум», добавляя затем «крак» или «хок». Другие мартышки понимают, что хищник наблюдается, но пока находится на безопасном расстоянии, и необходимости срочно сматываться нет.

Однако до сих пор ученые с сомнением смотрели на гипотезы о том, что мартышки способны видоизменять сами «слова» из стандартного набора: считается, что сама анатомия не дает им достаточной свободы для сложной вокализации. Меняет ситуацию недавнее исследование французского приматолога Альбана Лемассона (Alban Lemasson), который с коллегами провел 2 года в африканском Кот д’Ивуаре, изучая речевые особенности мартышек Кэмпбелла.

Для начала выяснилось, что слов в «языке» этих мартышек не 3, а целых 6. Кроме того, оказалось, что расширение словарного запаса обезьянок происходит почти так же, как и в большинстве человеческих языков — а именно, прибавлением специфического суффикса в конце имеющегося слова. Речь о звуке «уу»: «хук-уу» (WAV-файл) и «вак-уу» используются для предупреждения о разного рода необычных событиях в древесной кроне, где они обитают, будь то приближение орла или белки-летяги. Менее специфичное слово «крак-уу» (WAV-файл) служит для привлечения внимания к любым вообще интересным событиям. «Для формирования слов, — делает вывод Лемассон, — обезьяны используют суффиксы. Насколько я знаю, для коммуникационных систем животных такое показано впервые».

В своей работе французские ученые показали и способность мартышек к творческому формированию слов с новыми, ранее не существовавшими значениями. Видимо, крайне плотно населенная и мало предсказуемая среда обитания с ограниченной видимостью вынудила их в ходе эволюции выработать соответствующие механизмы звукового общения. «Уверен, что если мы продолжим работу, мы обнаружим у обезьян еще более интересные речевые способности», — говорит Лемассон.

С другой стороны, коллеги французского приматолога смотрят на вещи более критически. По их мнению, результаты, конечно, весьма интересные, но проводить прямую параллель с человеческим языком было бы самонадеянно. Чтобы доказать это, потребуется, по крайней мере, показать, что и сородичи обезьян реагируют на слова соответствующим образом, различая наличие или отсутствие «суффиксов». И если это действительно окажется так, то, возможно, Лемассон с коллегами совершили действительно важный шаг вперед в понимании такого загадочного процесса, как появление и развитие человеческого языка.

Вообще, высшие животные нередко удивляют ученых своими поразительными умственными способностями. Вспомним хотя бы поразительное умение воронов пользоваться инструментами, о котором мы писали в заметке «Птичий разум».

По сообщению ScienceNOW