Bene diagnoscitur, bene curatur, — говорили античные врачи. «Хорошо диагностируется, хорошо лечится», — вторят им современные коллеги. Эта истина в медицине остается непреложной многие века
Гадание по резонансу: Биорезонансная диагностика

Диагностика всегда была особым искусством. Долгое время докторам приходилось довольствоваться опросом (сбором анамнеза), осмотром, ощупыванием (пальпацией), простукиванием (перкуссией) и прослушиванием (аускультацией).

Открытие немецкого ученого В.К. Рентгена, получившего Нобелевскую премию по физике, стало началом эпохи визуализации. Не делая разрезы, не проникая в естественные отверстия организма, стало возможным увидеть, что творится там, внутри.

Однако любые «картинки» не имели ценности без правильной интерпретации. С одной стороны, это потребовало повышения профессионализма врачей, с другой — еще больше отдалило пациентов от понимания происходящего.

Резонанс ядерный и биологический

Этим возникшим противоречием не преминули воспользоваться мошенники разных мастей, особая активность которых пришлась на начало эпохи информационных технологий — конец XX — начало XXI века. Параллельно с реальными диагностическими методиками, как грибы после дождя, стали появляться псевдодиагностические, маскирующиеся под новейшие достижения науки.

Явление резонанса широко используется и в науке, и в обычной жизни. Не обошлась без него и медицина. В нашем организме есть огромное количество атомов водорода, ядро которых состоит из одного-единственного протона. Если воздействовать извне мощным магнитным полем, происходит изменение ориентации магнитного момента (спина) протона. По характеру изменений можно точно установить, в каких тканях находится тот или иной атом водорода.

Компьютерная обработка позволяет визуализировать данные и выстроить картинку среза организма или конкретного органа в любой плоскости. Например, современные модификации методики позволяют отслеживать нейронные связи, фиксировать активность определенных центров головного мозга в реальном времени. Не зря это изобретение было отмечено Нобелевской премией в области медицины (Пол Лотербур и Питер Мэнсфилд, 2003).

Если есть магнитный ядерный резонанс, то почему бы не быть биологическому? Кому первому пришла в голову такая мысль — доподлинно неизвестно. Но объявления «40 врачей за один час» прочно обосновались на всех российских столбах и автобусных остановках, разбежались по газетам и интернет-сайтам.

Начнем с явлений, лежащих в основе этой диагностической методики. В профильной литературе и на сайтах встречаются такие понятия, как «шкала частот живых организмов и тканей», «торсионные поля», «информационные поля», «квантовая энтропийная логика», «квантовая хромокинетика». Весь этот понятийный аппарат создан с нуля и с существующими научными, экспериментально доказанными данными никак не связан.

Описания принципа работы биорезонансных приборов очень тяжелы для восприятия, они перегружены бессвязной псевдонаучной терминологией. Если попытаться максимально упрощенно перевести их на русский язык, получится примерно следующее. Все клетки нашего организма колеблются. Разные типы клеток колеблются по‑разному. Существуют некие эталонные частоты для здоровых тканей, а также для различных патологических состояний. Если неким образом воздействовать на организм извне, сравнивая получаемые сигналы от клеток с эталонами, то можно добиться резонанса при совпадении определенной частоты колебаний клетки с частотой колебаний, записанной в эталоне. Таким образом можно идентифицировать тот или иной процесс, а также различные живые организмы — бактерии, грибки, гельминты и т. п., — находящиеся внутри человека.

Вопросы, которые не смущают

Теоретически все это звучит достаточно логично и даже чем-то напоминает описание принципа МРТ. Если бы не целый ряд «но».

Во‑первых, как удалось определить, что есть норма, а что есть патология? Вопрос этот до сих пор не разрешен медициной хотя бы потому, что норма оказывается понятием относительным и строго индивидуальным. Несмотря на то что информационная составляющая у всех людей одна — мы говорим в данном случае о геноме, — на Земле нет двух абсолютно одинаковых по всем параметрам людей. Даже однояйцевые близнецы различаются.

Во‑вторых, откуда взялись частотные эталоны, если состояние даже одного отдельно взятого человека ощутимо изменяется в течение суток? Теоретически, нужно было бы провести частотную перепись всего населения планеты. Желательно не только в здравии, но и в болезни. Точнее, в разных болезнях. Кто-нибудь слышал о подобном проекте?

Эти вопросы ничуть не смущают биорезонансных диагностов. Они говорят о том, что нужно отказаться от традиционного понимания болезней, а судить по нарушениям энергоинформационного обмена клеток. Именно поэтому биорезонансная диагностика якобы может «засекать» патологические процессы на самой начальной стадии, еще в зародыше. И тогда путем тонкой коррекции настроек организм можно вернуть в нормальное состояние.

А коррекция эта проводится с помощью биологически активных добавок. В этом случае якобы не требуется грубых вмешательств со стороны «тяжелой химической артиллерии» — лекарств, а достаточно «мягкого натурального» воздействия БАД. Или специальным образом заряженных энергоинформационных препаратов, записанных на пилюли из молочного сахара.

Все бы ничего, но при попытке дальнейших расспросов — например, о сути нарушений, об их физиологической и биохимической основе, об устройстве датчиков, о происхождении эталонов — разговор возвращается к «метастабильным системам», передовым технологиям, понимание которых доступно лишь избранным, итак в бесконечном цикле.

И с доказательной базой проблемы. Оценить специфичность и чувствительность методики не представляется возможным, а без этого невозможно определить ее диагностическую ценность.

Избавление — на месте!

Суть диагностики проста: пациент садится перед экраном компьютера, в программу вводятся его жалобы, анамнез, результаты лабораторных исследований — в общем, вся имеющаяся медицинская информация. Затем на голову обследуемого надеваются наушники и запускается программа. Около 30−40 минут на экране мелькают картинки из базы данных, где специальными пиктограммами отмечены патологические очаги. Врачу, точнее оператору, как его принято называть, при этом вменяется в обязанность находиться от пациента на расстоянии как минимум одного метра, чтобы «не пересекались биополя».

Пиктограммы варьируются от желтого треугольника до черного квадрата. Чем темнее цвет, тем выше «показатель энтропии» и тем хуже обстоят дела в данном органе или ткани. После завершения «расшифровки сигналов головного мозга» перед оператором появляется перечень возможных патологий у данного человека. Точнее, это называется «списком эталонов по убыванию спектральной схожести». Не забыли? Ведь аппарат сравнивал непонятно откуда взятые эталоны с частотами, зафиксированными у пациента. Чем меньше цифра спектральной схожести, тем больше вероятность, что данное заболевание есть.

Список обычно немаленький, несколько десятков пунктов. Ошарашенный страшными диагнозами человек готов на очень многое, чтобы от них избавиться. Избавление обычно предлагается на месте — прописывается курс биологически активных добавок. Причем за отдельную плату можно проверить их совместимость с вашим организмом. По эталонным частотам, конечно же. А если доплатить еще, то часть нарушений можно скорректировать прямо из компьютерной программы. Например, избавить человека от грибка, обнаруженного бдительным триггерным датчиком в тканях головного мозга.

Проверим стул

Вменяемые врачи, которые случайно попадают в эту систему, достаточно быстро начинают понимать, что главное во всем диагностическом комплексе — программа, а все остальное лишь «погремушки» для создания антуража. Программное обеспечение представляет собой не более чем классическую экспертную систему принятия решения.

Ведь любой врач, собрав жалобы больного и тщательно опросив его, может с точностью до 70% поставить предварительный диагноз. А если сюда добавить данные анализов крови и мочи, то точность может подняться до 90%. Система в данном случае анализирует возраст, пол и данные анамнеза, введенные оператором, а потом выдает перечень заболеваний, которые — в соответствии с общемировой или российской статистикой — могли бы встретиться у этого пациента.

Программа даже полезна, потому что врач, например, может не вспомнить, что подагра бывает и у женщин, а программа даст ему подсказку, заметив соответствующие отклонения в анализах и соотнеся их с жалобами. Но в любом случае пациента необходимо направлять на дообследование, сужать диагностический поиск и уточнять диагноз. И только после этого назначать требуемое лечение. Зарегистрированными лекарственными средствами, а не продуктами питания (биодобавками).

То, что главным компонентом является программа, можно проверить и другим, достаточно популярным способом. Наушники вешаются на стул (как варианты — на книгу, вешалку, портфель), и запускается программа диагностики. Она срабатывает, добросовестно снимая показания головного мозга стула и вынося ему неутешительный вердикт. Какой — зависит от введенных жалоб и прочих параметров. Производители утверждают, что без пациента прибор не работает, так как он опознает наличие человека через механизм обратной связи. Тем не менее неоднократные опыты показали, что наушники можно вешать хоть на швабру.

Еще один вариант проверки — это ввод разных данных для одного и того же человека. Если надеть наушники на пожилого мужчину и обозначить его в программе молодой девушкой, можно с удивлением обнаружить в списке спектральной схожести гинекологическую патологию. Меняя возраст и жалобы все того же пациента, можно смоделировать какое угодно заболевание. У автора статьи, например, система обнаруживала хронический пиелонефрит, подкрепленный соответствующими жалобами и результатами анализов. По идее, если прибор работает так, как заявляют производители, он должен был сравнить эталоны и обнаружить подлог. Но этого не произошло.

Экспресс-диагностика кошелька

Неудивительно, что биорезонансную диагностику тут же взяли на вооружение представители многоуровневого маркетинга. Очень уж заманчиво обнаруживать болезни, которые нельзя верифицировать, то есть подтвердить, существующими медицинскими методиками. Ведь такую «патологию» можно «лечить» очень долго, а потом мужественно «вылечить». Кто проверит-то? Большинство пациентов свято верят в любую «альтернативщину», особенно красиво обставленную. А потом трясут цветными распечатками перед врачами стационаров и кричат, что те ничего не понимают в медицине.

Фактически это золотое дно. Особенно если добраться до бюджетных денег. Очень показательная история произошла в Морском техническом университете Санкт-Петербурга, где проводилось массовое тестирование студентов на употребление наркотиков. Как выяснили журналисты информационного агентства «Росбалт», студенты обследовались при помощи «биорезонансного прибора», оказавшегося на поверку обыкновенным вольтметром.

Деньги на закупку прибора и на обследование выделялись из бюджета университета — 600 000 руб. сам аппарат и по миллиону за каждый год обследования. При этом диагностику проводили и вердикты о наркотической зависимости выносили не врачи-наркологи, как это положено по законодательству, а сотрудники частного охранного предприятия.

Квинтэссенцией всего действа стала фраза, сказанная охранником-диагностом одной студентке. Прибор обнаружил у нее следы наркотиков, а девушка утверждала, что никогда в жизни не имела с ними дела.

«Возможно, вы сами не употребляли наркотики, но находились рядом с потенциальными наркоманами. Биоэнергоинформационная сущность их наркотиков передалась вам, а наш прибор это зафиксировал», — объяснил оператор.

Предлагается записать и выучить эту фразу всем любителям походов налево. После того как супруга обвинит вас в измене на том основании, что вы заразили ее специфической болезнью, необходимо встать и с чувством праведного гнева произнести: «Дорогая, как ты могла подумать! Просто в маршрутке я находился рядом с девушкой потенциально легкого поведения. И биоэнергоинформационная сущность ее заболеваний передалась мне!»

Вот какую пользу может принести биорезонанс, если подойти к делу с умом.

Автор статьи — врач-токсиколог, ведущий блога «Смотровая военврача» (uncle-doc.livejournal.com)

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№12, Декабрь 2009).