Эффект плацебо, который помогает больным, принимающим совершенно бесполезные и никак не помогающие лечению вещества, может быть связан с их генетическими особенностями.

Плацебо — это обман. Это пустышки, которые не имеют никакого реального воздействия на организм больного, но сам больной об этом и не подозревает, считая их настоящими полезными таблетками. И порой это срабатывает: пациент чувствует реальное улучшение самочувствия, а иногда даже излечивается. Считается, что подобное связано с бессознательными психическими ожиданиями больного, которые мобилизуют собственные резервы организма. Плацебо часто используют в качестве контрольных препаратов для испытаний новых лекарств.

Интересно, что на некоторых людей плацебо действуют практически столь же эффективно, как и настоящие препараты. Степень этого воздействия сильно зависит от индивидуальных особенностей человека, и причина этого эффекта остается во многом загадочной. Считается, что он объясняется комбинацией физиологических и психологических факторов. А теперь выдвинута и еще одна причина: генетическая.

Исследование, проведенное группой американского профессора Эндрю Лёйхтера (Andrew Leuchter), было посвящено людям, страдающим большим депрессивным расстройством (БДР), иначе говоря — клинической депрессией. У таких больных изменена активность генов, связанных с работой в мозге внутренней системы подкрепления, которая отвечает за создание чувств удовольствия и создает стимул для любой позитивной деятельности. Ученые показали, что те же гены могут определять и ответ на прием плацебо.

По мнению многих специалистов, эффект плацебо объясняется тем, что их прием стимулирует работу систем подкрепления, воздействуя на выброс нейромедиаторов дофамина и норадреналина, создающих переживание удовольствия. Сравнительно небольшие вариации в активности генов, контролирующих эту сигнальную систему у разных людей, могут отвечать и за ответ на прием плацебо.

Чтобы показать это, ученые взяли образцы крови у 84-х людей с диагностированной клинической депрессией, причем 32 из них принимали реальные лекарственные препараты, а 52 — плацебо. Ученые оценили также активность работы их генов, кодирующих синтез двух белков, которые контролируют уровень дофамина и норадреналина — катехол-О-метилтрансферазы (СОМТ) и моноаминоксидазы А (МАО-А). Выяснилось, что люди, обладающие наиболее высокой активностью МАО-А, обладали и наиболее низким ответом на эффект плацебо. С СОМТ ситуация обратная: наименьший ответ на плацебо продемонстрировали люди с низким уровнем активности этого белка.

«Наше исследование позволяет сказать, что больные с БДР, обладающие определенной активностью МАО-А и СОМТ, которая, в свою очередь, определяется их генетическими особенностями, могут обладать более высоким или более низким уровнем ответа на плацебо», — говорит профессор Лёйхтер. Ученый также подчеркивает, что эти генетические отличия наверняка не являются единственным фактором, объясняющим воздействие плацебо на одних людей — и отсутствие его у других. Скорее всего, тут участвует целый набор факторов, но генетика среди них — не на последнем месте.

Кстати, мы уже рассказывали о том, что и страстная тяга к шоколаду может быть связана с особенностями генотипа человека. Читайте об этом: «Все в шоколаде».

По сообщению UCLA Newsroom