Первая температурная карта южного полушария Венеры показывает, что некогда наша капризная соседка куда больше походила на Землю, обладала тектонической активностью и целым океаном воды.

Так может выглядеть вулканическая активность Венеры
Температурная карта южного полушария планеты

Карта составлена по данным зонда Venus Express, которые он собрал между маем 2006 и декабрем 2007 гг. Чтобы рассмотреть структуру поверхности планеты, аппарату пришлось использовать бортовые инфракрасные датчики: в оптическом диапазоне ее совершенно скрывают плотные облака.

Ранее для исследований ландшафта планеты использовались радиоволны, но работа Venus Express позволила получить информацию и о химическом составе пород на поверхности Венеры. И информация эта подтверждает гипотезу о том, что высокогорные плато этой планеты некогда были континентами, окруженными глубоким океаном.

«Это не окончательное доказательство, но новое свидетельство, — подчеркивает один из составителей температурной карты Нильс Мюллер (Nils Muller), — Пока что с уверенностью мы можем сказать лишь то, что с разных точек наблюдения, составляющая эти плато, выглядит по‑разному». Иначе говоря, различается количество ИК-излучения, которое они испускают в космос — примерно так, как камень, нагревшись за день, испускает тепло ночью, причем в тех объемах, которые определяются его формой и излучательной способностью материала.

Стоит сказать, что в 1970-х и 1980-х несколько советских автоматических зондов достигали самой поверхности Венеры. Из-за совершенно нечеловеческих условий они работали здесь считанные минуты, и успели заснять породу плато на месте жесткой посадки, по виду весьма напоминающую базальт. Однако новое, более тщательное исследование Venus Express показало, что порода у некоторых из плато имеет куда более светлый цвет, чем основная площадь венерианской поверхности. На Земле подобное характерно для гранитных пород, образующих основу коры континентов.

По современным представлениям, гранит формируется из базальтовых пород, которые за долгие годы, из-за движения тектонических плит погружаются вглубь и, взаимодействуя с водой, плавятся в вулканах, выбрасываясь на поверхность уже в «обновленном» виде. «Если на Венере есть гранит, — добавляет Мюллер, — то некогда здесь должны были быть и океан, и тектоническая активность».

По словам ученого, единственный способ стопроцентно убедиться в этом — отправить к Венере спускаемую станцию. Сегодня воды на планете нет (почему — читайте в заметке «Кто выпил воду на Венере?»), и «увидеть» ее следы с орбиты вряд ли представляется возможным. Открытым остается и вопрос с современной вулканической активностью. Множество ученых склоняется к тому, что планета сохраняет ее и сегодня. Однако все данные ИК-съемки позволили обнаружить температурные перепады, не превышающую 3−20°C, что для вулканов слишком мало.

Впрочем, по словам Мюллера, «Венера — крупная планета, которая разогревается радиоактивным распадом, идущим в ее недрах. Скорее всего, вулканическая активность на ней до сих пор имеется, не менее, чем на Земле». И некоторые косвенные данные свидетельствуют в пользу этого мнения. К примеру, некоторые области поверхности планеты выглядят более темными, чем остальные, что, опять-таки, характерно для застывших вулканических пород.

О непростом характере нашей ближайшей соседки — планеты одновременно прекрасной и ужасной — мы рассказывали не раз. Читайте самые интересные подробности из жизни богини любви в статье «Планета оранжевых сумерек».

По информации ESA