Гигантские статуи острова Пасхи противостоят натиску времени уже долгие столетия. А в почве этого острова обнаруживается соединение, которое позволит людям жить существенно дольше.

На местном наречии остров Пасхи называется «Рапа-Нуи», именно поэтому вещество, впервые выделенное из почвы этого острова получило имя «рапамицин». Это соединение, открытое в 1970-х, используется в медицине в качестве иммунодепрессанта, подавляющего отторжение органов и тканей после трансплантации, проходит и клинические тесты в качестве потенциального противоракового средства.

А недавно в ходе экспериментов на мышах выяснилось, что оно обладает и еще одним удивительным свойством: средняя продолжительность жизни животных под его воздействием увеличивалась на 28−38% (по другим данным — на 9−14%).

«Я занимаюсь исследованиями в области продления жизни уже 35 лет, — говорит один из авторов работы Арлан Ричардсон (Arlan Richardson), — и за эти годы неоднократно слышал сообщения о создании всевозможных «эликсиров вечной молодости». На самом деле, я и не надеялся, что застану то время, когда будет создано действительно эффективное средство замедления старения. Но рапамицин дает такую надежду».

«Мы уверены, что это — первое достаточно обоснованное научно свидетельство того, что процесс старения можно замедлить с помощью химической терапии, — вторит Ричардсону его коллега Рэнди Стронг (Randy Strong), — да еще и на поздних стадиях». Действительно, в экспериментах мыши получали рапамицин не с детства, а в довольно преклонном возрасте, эквивалентном 60-летнему у людей.

Пока что ученые всерьез уверены в эффективности лишь двух видов терапии для «анти-старения». Первое — ограничение калорийности диеты (что довольно широко используется и рекомендуется), и второе — прямая манипуляция с генами (что пока что не производится). По оценке исследователей рапамицина, вещество это, будучи включенным в рацион, на молекулярном уровне воздействует аналогично снижению числа калорий. Делает он это, меняя активность белка mTOR, который вовлечен во множество процессов клеточного метаболизма и стрессовых реакций.

Еще около десятилетия назад было предположено, что ограничение калорийности диеты сказывается на активности этого белка. А в 2004-м ученые решили протестировать и сам рапамицин, включив его в рацион лабораторных мышей.

Поначалу эксперименты не были успешны, пока Рэнди Стронг не понял, в чем проблема: рапамицин оказался недостаточно стабилен и быстро разлагался, так что в кровь животных не попадал. Пришлось изрядно потрудиться, научившись помещать это вещество в микрокапсулы, которые сохраняли его в целости до самого момента переваривания. Лишь в кишечнике мыши капсулы растворялись, высвобождая достаточные количества рапамицина.

По плану экспериментов, ученые намерены были подкармливать своих мышей рапамицином, начиная с 4-месячного возраста. Однако задержки, вызванные описанной выше проблемой, вынудили их начать с 20 месяцев, что для короткой мышиной жизни — то же, что и 60 лет для человеческой: начало старости. Несмотря на это, экспериментаторы решились начать работу — и не прогадали.

«Я и не думал, что это сработает, — делится Ричардсон, — когда мы начали, мыши были уже слишком старыми. А большинство исследований показывает, что даже ограничение калорий в этом возрасте не срабатывает. То, что рапамицин все равно окажется эффективным, стало для нас полной неожиданностью».

Рэнди Стронг замечает, что потенциальный эффект от массового использования рапамицина огромен. Он позволит сэкономить миллиарды на лечении пожилых людей, существенно продлив срок их активного существования. По его оценке, рапамицин увеличит среднюю продолжительность жизни больше, чем она бы увеличилась, если бы нашлись средства лечения рака и сердечно-сосудистых заболеваний.

Впрочем, все это — лишь мечты. Будучи мощным иммуносуппрессором, рапамицин подавляет деятельность иммунной системы организма столь сильно, что опасность умереть от обычно безвредной инфекции возрастает куда выше, чем ожидаемый срок жизни. Так что до практического использования рапамицина еще крайне далеко, и эту работу стоит рассматривать скорее как еще один шаг в исследовании биохимических путей, связанных с процессами старения.

Кстати, знаете ли вы, что определить, насколько быстро в организме человека происходят процессы старения, можно по количеству родинок на его теле? Читайте: «Знаки старости».

По публикации Science Daily